У Е-нота: Chess Video, E-rating, F-rating etc ...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » У Е-нота: Chess Video, E-rating, F-rating etc ... » Шахматная жизнь. России. Мира. » Российская Шахматная Федерация


Российская Шахматная Федерация

Сообщений 181 страница 210 из 255

181

«Я пишу эти строки 8 октября и мало надеюсь, чтобы они уже 9 были в
руках питерских товарищей… Успех и русской и всемирной революции
зависит от двух-трех дней борьбы». Ленин – «Советы постороннего»
СОВЕТЫ НЕСТОРОННЕГО
Я пишу эти строки 18 февраля и мало надеюсь, чтобы они уже 19 будут в
руках( шахматных) товарищей. Старцев может не успеть. Впрочем, сгущаю,
успех этой русской и всемирной (шахматной) революции никак не зависит
от двух-трех дней (борьбы).
Хотелось вынести в заголовок «советы постороннего», но вовремя одумался,
Около пятидесяти лет в шахматах, позволяют не считать себя посторонним,
могу давать советы.
Второй раз за текущий год обстоятельства вынуждаю писать, и снова без
желания, а лишь по велению совести и долгом перед шахматами. Помимо
слов в защиту Серѐжи Яновского заодно напишу и об остальном, незачем
лишний раз марать бумагу.
«Начальство» прошу спокойно отнестись к критике с мест. Критикую лишь
тех, кому искренне пытаюсь помочь. Клещами слова (критического) из меня
не вытянешь, если не захочу. А «некритикуемые», пусть и дальше пребывают
в приятных заблуждениях и иллюзиях среди подпевал и льстецов. А я
понаблюдаю, во что это выльется.

«Выделить самые решительные элементы (наших «ударников» и
рабочую молодежь, а равно лучших матросов) в небольшие отряды для
занятия ими всех важнейших пунктов и для участия их везде, во всех
важных операциях». (Ленин – «Советы постороннего»)
Молодѐжная команда РШФ, перспективы
Из интервью И.Левитова – Мы не можем мыслить ближайшим годом.
Буду искренне рад, если эта молодая команда задержится, как можно
дольше. Но представляется, дело не только в нашем хотении.
Лишь год, вот срок «молодѐжки», а в марте 2012-ого всѐ может измениться.
Так что надо успеть сделать, как можно больше и при этом не наломать дров.
Лично знаю новых игроков команды - Сашу Ткачѐва, Аню Буртасову. Видел
ещѐ несколько молодых, приветливых лиц, жаль, не успел ближе
познакомиться.
Интересно было наблюдать за их неуѐмной деятельностью. Дружно
задержались на службе до 8 часов вечера. Так понимаю, останься начальник
до 9-10 часов, и они бы там хлопотали.
Ребята, такие подвиги никому не нужны, берегите себя. Мы верим в вашу
команду и не хотим разочарований.
Публичность
И. Л. У нас есть несколько основных форумов в интернете, я все отзывы
буду отслеживать. Мне интересно, что думают люди внутри
шахматного мира.
Что сказать - прекрасная заявка. Но по первому впечатлению, Илья
Владиславович очень болезненно реагирует на мелкие уколы. Должен был знать, куда идѐт, согласившись вести диалог - реально, «на подвиг».
Интернет – настоящая клоака, не могу представить, чтобы Бах так
реагировал на каждый «чих». Берите пример с предтечи. Форумчане  – язвы,
отстреляются, сбросят негатив, спустят пар… и травят  себе баланду дальше,
а вы, в полном раздрае.
Следуйте завету Александра Сергеевича: «…обиды не страшась, не требуя
венца, хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспаривай глупца». И многие
проблемы решатся сами собой.
И.Л. Пожалуйста, высказывайте свое мнение, и оно будет услышано, а
разумное предложение внедрено! Я слушаю всех, кабинет открыт все
время, и сюда заходят совершенно разные люди. Начиная от Линдера и
заканчивая Непомнящим, можно так сказать…
Всѐ верно. Вот и меня Вы «приняли», но походя, меж делом, в предбаннике
(секретарской) у Анны Владимировны. Ну, понятно Линдер -
девяностолетний, Непомнящий - двадцатилетней, а тут нечто неизвестное,
«полусреднее» с периферии. Вот и «выплеснули с водой» новоиспечѐнного
ветерана. Мне в тот день, как раз шестьдесят стукнуло, некстати сказать.
Теперь, пожалуйста, получите через прессу «советы постороннего», а могли
бы на три месяца раньше их услышать.
Яновский
Убрав Яновского, вы уберѐте одного из самых классных, профессиональных,
компетентных и человечных людей в своей команде. Работать с такой
массой детей, их родителей, тренеров, могут лишь люди недюжинного
организаторского таланта, громадной выдержки, природной культуры и
такта.
Может быть, одумаетесь, измените решение в интересах детских шахмат
России. Надеюсь, что и Михаил Кобалия не поведѐтся на столь «заманчивое»
предложение – всѐ-таки ученик достойного тренера, Вити Чѐрного. Впрочем,
кто поручится, человек слаб, а штрейкбрехерство в нашем шкурном
шахматном сообществе, вещь довольно распространѐнная.
Почему подавляющее большинство тренеров-практиков за Яновского?
- Да потому, что он ведѐт контактную работу с людьми, делает то, что умеет
лучше всех, бережѐт наши нервы и вверенных ему детей. А так как основное,
что нас связывает с Москвой – дети, об их благе и печѐмся.
Рабочий день (ночь) Яновского нормированный по букве, не нормирован, по
сути. Сотни звонков, «э-мейлов» из регионов в любое время суток.
На Первенстве РФ, помимо огромной организационной работы по приѐму и
расселению многих сотен людей, Моисеевич занимается воспитательной
работой. Проводит футбольные, баскетбольные, и прочие соревнования.
Организует зарядку на море - показывает на собственном примере. Короче,
направляет безудержную энергию молодѐжи в правильное русло.
«Нет незаменимых людей», это от «отца народов». Попробуйте, замените
высококлассного специалиста, и головная боль обеспечена. А вы и сами
прекрасно знаете, лучшее средство от этой боли… от перхоти оно тоже
помогает.Сергей Моисеевич! Илья Владиславович! Приберегите критические
стрелы, договоритесь, пока не все мосты сожжены, не доставляйте
удовольствие тем, кто действительно не желает блага российским шахматам.
Новая номенклатура
Вообще, Илья Владиславович производит приятное впечатление - молод,
восприимчив к новациям, принимает дельные советы.
И всѐ же, создалось впечатление, что номенклатурное назначение «на
шахматы», временное для него. Хотя за поручение взялся с неподдельным
энтузиазмом. Но меня гложет ощущение, что он  сам не знает, как долго
задержится на этом направлении, всѐ зависит от того, куда пошлѐт «партия».
Сейчас вот на шахматы. Через год, после очередных президентских выборов,
возможно, «на футбол». А при других обстоятельствах, может и в бизнес
вернѐтся. Так что не буду обнадѐживаться.
Руко-водители
Новые чиновники, (менеджеры, по-современному) могут руководить
практически всем. Их задача расставить в нужные места настоящих
профессионалов и не мешать тем работать, не докучать мелочной опекой.
Если это удаѐтся, честь и хвала такому управленцу, если нет, дело может
накрыться медным тазом.
Здравый смысл подсказывает, что начальник должен держаться от
специалиста своего дела на некоторой дистанции. Ну а перешѐл на
доверительные отношения, будет сам отвечать за просчѐты подчинѐнного.
Настоящий руководитель, как должное воспринимает тот факт, что
профессионал своего дела, компетентнее его, в вопросах этого дела.
В РШФ сильных специалистов по детским шахматам двое, Яновский да
Пожарский. У каждого, свой участок работы и избавиться от любого из них,
непозволительная роскошь для российских шахмат. За год таких
профессионалов не подготовишь, к своим должностям они шли
десятилетиями.
Левитов
Случайно прогуливаясь по интернету, неожиданно увидел, какая оживлѐнная
дискуссия развернулась по распределению (распилу) грантов для самых-
самых наших лучших спортсменов. А так же по другим, не менее актуальным
проблемам. Начитался много чего за последние дни.
На «горячей линии» народ обсуждает что-то, даѐт советы Левитову,
задирается, веселится и прикалывается меж делом.
К чести Ильи Владиславовича, он живо участвует в происходящем. Но
иногда взрывается и излишне болезненно реагирует на едкие, зачастую
несправедливые выпады. Обиделся на Серѐжу Шипова – решил не смотреть
его «онлайны». Попрощался со Старцевым, обвинив того в хамстве, зависти
и злобе. Ладно, что здоровья хотя бы пожелал напоследок.
Как тренер, не представляю, что перестану показывать детям гениальные
партии Карпова, лишь из-за того, что расхожусь с ним во взглядах на
некоторые этические вопросы.
Ну а чтобы обвинить Старцева в таких тяжких грехах, значит, просто не знать его.
«Дядя Вова» - подвижник, человек беззаветно преданный шахматам,
действующий лишь в их интересах. Мужик он не конъюнктурный, пусть
грубоватый, но прямодушный - привык резать правду матку в глаза.
Понимаю, некоторых это коробит или даже бесит.
В чѐм-чѐм, а в злобе и зависти Старцева не упрекнѐшь, этого и в помине нет -
очень самодостаточный «мэн». У него есть всѐ - дом, семья, дети, внуки,
любимая работа, талантливые ученики. Кое-кому расти, и расти до него, как
специалисту. Назовите хотя бы одного российского тренера подготовившего
за девять лет трѐх чемпионов РФ в самой престижной категории – юноши
до18-ти….  Вот и я не припомню.
И.Л. Я получаю огромное удовольствие от общения с шахматистами, от
их роста и постоянной творческой активности. Но чувствую и большую
настороженность, чувствую страх, зависть.
Не могу припомнить, где-то в ранних интервью эта мысль уже
проскальзывала. Видимо вокруг Вас (ИВ) много завистливых и злобных
людей, их мысли постоянно транслируются, подспудно давят на психику.
Что ж, работайте со своим окружением.
Всѐ, стоп - устал быть адвокатом и ломиться в открытые двери.
Не буду отставать от других и вставлю свои предложения по некоторым
насущным проблемам.
Популяризация шахмат
И.Л. Популяризация – постоянный процесс.
Наша городская шахматная федерация выступила с инициативой проведения
в Челябинске сеанса одновременной игры вслепую на 10 досках, молодым
гроссмейстером Павлом Понкратовым. С прямой трансляцией шоу в
интернете. Написали официальное письмо в РШФ, попросили оказать
посильную помощь – предоставить во временное пользование 10
электронных шахматных досок, по возможности, командировать оператора.
Были готовы квалифицированно прокомментировать происходящее в эфире
и на публике. Женя Свешников грамотно подал бы шахматную информацию,
а я, как человек опытный в таких действах, около-шахматную.
На поверку оказалось, что это мероприятие, направленное на популяризацию
шахмат в большом промышленном центре, не слишком интересно для
руководства в Москве. Письмо куда-то благополучно исчезло, сгинуло под
сукном. Во всяком случае, будучи проездом в столице 1 ноября, его концов я
не обнаружил.
Как было описано выше, наше общение в «предбаннике» с И.В. по
проведению сеанса ограничилось несколькими фразами. Подумал тогда, а
мне что, больше всех надо популяризовать шахматы - последние 35 лет
только этим и занимаюсь, на своѐм рабочем месте.
Теперь занимайтесь вы – наша продвинутая молодѐжь, наша смена, наше
светлое будущее!
А в глобальном масштабе пусть занимаются Кирсан Николаевич, и его
будущий приемник… Анатолий Евгеньевич. Кстати, эти двое молодцы, так ловко всех провели. Увидел фотографию, гляжу, братаются. Надо же, какую
хитрую комбинацию замыслили - в четыре… года!
Ну а мы, шахматные дядьки и дедки поможем, если попросите. Дадим совет,
подбросим идею, где надо, поддержим. А не попросите, навязываться не
станем, не дай Боже, заподозрите в зависти.
Как говаривала моя любимая бабушка, когда я по молодости и глупости
воротил нос за столом: «Ничего-ничего, губы толще – брюхо тоньше». Во
многом благодаря ей и стал таким – каков есть.
Я ненавижу хамство, обращѐнное в любезность,
И паузу скрывающую глупость не терплю,
Губищи толстые, и чванство и небрежность -
И простоту, что хуже воровства, не полюблю!
Это так, безотносительно к кому бы то ни было, просто к слову пришлось.
Шахматы вслепую
И ещѐ, выслушай Вы меня тогда, могли бы реализовать грандиозный проект
с условным названием «сеанс одновременной игры на 20 досках вслепую»
посвящѐнным 20-летию одного из самых престижных соревнований
современности «АМБЕР - турниру». Не сомневаюсь, что это показательное
шоу в рамках мероприятия привлекло бы миллионы зрителей в интернете,
или, во всяком случае, никак не меньше, чем сам турнир.
Для тех, кто не в курсе напомню, что ещѐ в 2002 году на Крите, в 13 лет
Паша дал сеанс на 12 досках вслепую участникам детского первенства
Греции. А за два года до этого, дал сеанс на 8 досках, при этом его соперники
- мои ученики, также играли вслепую. Два года назад передал диск с этой
уникальной записью А.В.Дворковичу, но не знаю, дошѐл ли?!
Как специалист, имею свою простенькую, но действенную методику по
развитию шахматной памяти, через обучение детей игре вслепую.
Суперфинал и зрительский интерес
И.Л. Мужской суперфинал, например, стоит больше 200,000 долларов. А
отдача минимальная.
Химически чистый эксперимент показал, что конкретный турнир …
никому не интересен.
А какой зрительский интерес, позвольте спросить, был на последнем
первенстве РФ до 20-ти в Сочи? А ведь всѐ начинается оттуда, из детства.
Может быть, стоит проводить Россию до 20-ти в регионе, в провинциальной
шахматной школе, екатеринбургской, челябинской или самарской, к
примеру.
И.Л, Так, в этом году на суперфинале мы хотим уменьшить количество
участников до восьми.
А почему бы не расширить до 12-ти?
Не надо метаться из стороны в сторону, поставьте вопрос на гласное
обсуждение, дайте три варианта (8-10-12) и проведите опрос среди всех
заинтересованных лиц, допустим семидесяти первых по рейтингу в России.
Тем самым снимите с себя ответственность за возможные обвинения в
субъективизме.И.Л. Мужской суперфинал – никому не интересен.
Мы расписываем партии, делаем короткие ничьи, не настраиваемся на
борьбу в каждой партии.
Надо задействовать не только кнут, но и пряник.
Не хотите быстрых ничьих, введите «софийские правила», отмените призы и
платите за набранные очки. Примените современный экономический
стимул, ударьте рублѐм, а не кнутом.
«Быструшки»
И.Л. Как человек, который работал в пиаре и маркетинге, я могу сказать,
что почти невозможно сделать привлекательным российский турнир по
классическим шахматам.
Формат «25 минут плюс 10 секунд», то есть час на партию – это
удобно! Рапид дает возможность всегда увидеть результат.
Гран-при России по быстрым шахматам мы запустим в текущем году.
Спасибо ребята, вот это здорово. Гран-при по быстрым шахматам,
действительно прорыв в будущее!
Но увидел уничижительное слово «быструшки» и вспомнил, как те
завоѐвывали мир.
«Быструшками» могут назвать шахматы лишь самодовольные снобы, от
классических шахмат, они «шведки» и «фишеровские» не приемлют. Время
отправит их на обочину прогресса. Сидят себе несколько таких апологетов на
форуме и с глубокомысленым видом дают умные советы, будучи чистыми
любителями.
«Быструшки», это глоток свежего воздуха, после эпохи застоя. Не случайно
они пришли в конце восьмидесятых, начале девяностых годов в подспорье
классике, или, как переходная модель в будущее, к блицу. Володя Тукмаков
сказал тогда (не ручаюсь за дословность), что «если за это платят, начнѐм
играть и в них».
Ещѐ несколько лет невнимания к блицу и «быструшкам», и все любящие
«шахматы в себе», переместятся в интернет, на виртуальные игровые
площадки. Будут играть с контролем 1-2-3 минуты до конца, нимало не
заботясь, о рафинированном салонном искусстве и не обращая внимания на
вечно брюзжащих ретроградов.
Смотри-ка, и сам стал говорить «быструшки», видимо удобнее, чем в два
слова. Что же, может так и образуются новые слова, придѐтся убрать
кавычки.
Как тренер, давно понял, что классику можно сохранить, лишь сменив
акценты. Перевѐл «классику» на тренировки, для подготовки к быструшкам.
Устраиваю на тренировках разыгрывание учебных позиций и партии с
классическим контролем, откладыванием, и домашним анализом.
Готовлю детей к быструшкам – но, прекрасно понимаю, что без опоры на
классику не постигнуть всю глубину шахмат, их суть.
Гроссмейстерские школы
И.Л. Мне кажется, что общение с гроссмейстером топ-уровня –
колоссальный толчок молодому шахматисту, прекрасный стимул для развития. И я уверен, что если мальчик, у которого есть какие-то
способности, неделю позанимается со Свидлером, покажет ему свои
партии, порешает с ним задачи – это будет восторг.
Простительное заблуждение, по-моему, на него хорошо ответил Валера
Чехов в недавней статье, не буду развивать. Для пользы дела посоветую
внимательно изучить еѐ, есть очень дельные предложения.
А восторг – конечно, будет, но не всю неделю.
И.Л. Я хочу использовать для этой работы все ресурсы, которые есть у
РШФ, всех топ-шахматистов.
Гроссмейстерские школы - это некий переходный этап от детских
шахмат к профессиональным.
Для развивающегося шахматного организма пользу от общения с
игроками с рейтингом "2700+" переоценить невозможно.
Не более, чем приятная иллюзия. Дети быстро ко всему привыкают. В Сатке,
«на своей школе» Борис Васильевич бывает два раза в год, найдите второго
такого подвижника в мире. Слушать его – сказка, и что… дети привыкли,
воспринимают, как данность. Пройдѐт время, и лишь став взрослыми поймут,
С КЕМ им посчастливилось встретиться.
А я вот, так и не смог привыкнуть - в непреходящем восторге от общения с
Личностью! Это для нас, тренеров, он должен читать лекции. Это мы, будем
слушать его, не сводя глаз, и донесѐм его слово до ребятишек. Не счесть
часов, сколько переговорил с ним о детских шахматах, о достоинствах
(недостатках) заочных школ, просто «за жизнь», наматывая круги вокруг
профилактория «Ла Вита» долгими зимними вечерами на первых сессиях.
Концепция
Нет настоящей концепции «гроссмейстерских школ» в России, То, что я
читал на сайте РШФ – в действительности, лишь некий протокол о
намерениях, до концепции ему далеко. Но плюс всѐ же есть - вброшены
деньги на проведение первых сессий. Касса гроссмейстерской
взаимопомощи заработала!
Концепция, это конструктивный замысел (идея), и стратегия претворения
стоящих перед тобой задач.
Для начала не мешало бы составить примерный тематический план лекций
на два года вперѐд. Чтобы родители и дети знали, о чѐм пойдѐт речь.
Зачастую бывает так, попадѐшь лекцию известного МГ и понимаешь, что
лектор  в начале лекции не знает, чем она будет заканчиваться - голимая
импровизация.
С громадным уважением отношусь к интеллигентному (не по годам) Жене
Томашевскому и тонкому, ироничному Петру Свидлеру. Но не уверен, что
они наметили, перспективный план своих занятий (лекций) с молодѐжью, ну,
допустим, хотя бы на год вперѐд. Создали свою концепцию, проработали
пути еѐ претворения в жизнь. Как часто бывает на большинстве заочных
школ, - вот подойдѐт сессия, а там, на месте разберѐмся, что читать – дебют,
миттельшпиль, эндшпиль.  В крайнем случае, спросим детей, что тем надо.
ПрограммыМогу сказать, что на моей памяти лишь две заочные школы - Ботвинника и
Панченко имели внятную программу. Про «школу будущих чемпионов»
Марка Дворецкого ничего вспомнить не могу, просто не в курсе. Закрытое
было это элитарное учреждение.
Я знаю, как пишутся некоторые программы (концепции).
Поступает заказ написать программу, прилагается некий гонорар за работу.
Собирается группа приближѐнных к кассе гроссмейстеров, деньги
распиливаются. Видимо что-то получается, но про результаты «труда»,
широкой общественности ничего не известно.
Отмечу одну путную программу написанную гроссмейстерами (не учебник,
а именно программу). Это «программа подготовки шахматистов первого
разряда и КМС» Валерия Чехова и Виктора Комлякова. При желании еѐ
можно использовать не только в работе с детьми, но и как методическое
пособие для тренеров. Этим она и ценна в первую очередь, рекомендую. Там
есть и понимание вопроса и пути его решения.
Мне нравится, что в последние годы с детьми стали работать известные
гроссы, получать за свой труд достойное вознаграждение. Им уже не надо
рвать жилы на старости лет, как Сене Двойрису, например, зарабатывая
игрой. Именно из них, прошедших горнило детских шахмат, и вырастут в
дальнейшем тренеры различных сборных.
Бареев
Женя человек в принципе добрый, знаю его очень давно, но не ведает, что
творит. Некоторые его действия, мягко говоря, не продуманы, особенно по
части общения с людьми.
Очень хорошо знал его отца, Илью Алексеевича, чудесный, благородный был
человек. Все, кто помнит, могут подтвердить. Очень любил сына, при
встречах всегда рассказывал мне о его достижениях в шахматах, учѐбе в
спорт - интернате, затем в институте. Вместе радовались Жениным успехам.
По характеру, человек я благодарный. Прекрасно помню, как уже, будучи
начальником детской комиссии, Женя помог моему ученику в сложной
жизненной ситуации. Такое не забывается.
Но… советы всѐ-таки дам, на правах старшего товарища, не обижайся.
Работа со сборной
И.Л. Главный турнир года – Олимпиада. В целом выступление можно, я
думаю, оценить как успешное, хотя, конечно, меня разочаровал не только
результат второй мужской сборной, но и, в первую очередь, результат
первой мужской сборной.
У руля главной сборной России в последнее время стояли Постовский,
Рашковский, Бах, Долматов, Бареев.
Мудрый и «домашний» Борис Наумович и весѐлый пофигист Нѐма, сумели
сплотить команду, создать здоровый микроклимат. Привлекли Каспарова, а
тот ни кому не давал скучать.
Суховатый и респектабельный Александр Григорьевич – фигура скорее
номинальная. В переходный период по долгу службы сопровождал команду,
брал на себя ответственность.Сергей и Евгений - чистые шахматные профи, сразу взошедшие на высший
тренерский Олимп. Как ни странно, их беда, помимо относительной
молодости - отсутствие опыта работы с командами низкого уровня,
детскими, профсоюзными и прочими коллективами. Они не прошли этот
путь.
Не знаю, тренировали они кого бы то ни было до работы со сборной. Быть
секундантами при высококлассных шахматистах, совсем другое. К учебно-
тренировочному процессу это имеет весьма отдалѐнное отношение.
Думаю Крамнику сотоварищи, не нужны чисто шахматные варианты от
Бареева - секунданта. Им нужна душевная атмосфера, как в украинской или
армянской командах. А варианты они и с «рыбкой» проанализируют.
Рад за Сергея Долматова, который «свел счѐты» с первой сборной, и начал
тренировать талантливых детей – вернулся на тот уровень, который
пропустил, как игрок экстра-класса. Не исключено, через некоторое время
вернѐтся в главную сборную, уже с повзрослевшими детьми.
Мужская команда
Команда очень тонкий живой организм. На каждом новом соревновании
она создаѐтся заново. Восстанавливаются утраченные связи, появляются
новые. И чем быстрее проходит притирка, тем скорее родится команда. Для
меня, как детского тренера, наивысшая радость - снова и снова видеть
таинство зарождения команды в ходе турнира. Думаю, что в Ханты-
Мансийске команда так и не родилась.
И.В. Для этой команды места, кроме первого, в таблице просто не
существует.
Когда пять супер-игроков «со скрипом» и трениями занимают второе место,
за счѐт лишь высокого индивидуального класса, можно констатировать, что
команды единомышленников не состоялось.
Считаю, ещѐ хорошо сыграли, а что было бы не оставь Серѐжа Карякин
родную землю?
Украина, вторая по рейтингу, благодаря выдержке Владимира Тукмакова ,
его жизненному опыту, умению общаться с людьми, стала не только
Чемпионом, но и состоялась, как команда. Володе хватило такта, не пенять
прилюдно Саше Моисеенко за неудачную игру и не лучшую форму.
А чем брали на двух предыдущих олимпиадах армяне – да только страстным
желанием прославить свою маленькую Родину! Не представляю, кто из них
кроме Левона, претендовал бы на попадание в нашу главную сборную, имей
они российское гражданство.
Беды нет, если ты один раз стал вторым, а до этого всѐ время был первым. Но
первыми-то… мы забыли, когда были. Четыре последних Олимпиады
сильнейшая по рейтингу и подбору игроков дружина не становится
чемпионом, о чѐм это говорит? – Просто нет команды, нет лидера, нет
мотивации (деньги для них не стимул), нет чувства, способного подвигнуть
на подвиг. Какая-то усталая, пресыщенная, старческая команда.
А вывод - по моему мнению, мы прозевали смену поколений!
Шахматы стремительно помолодели. Может быть, Карякин должен был играть в команде с Непомнящим, Томашевским, Витюговым, Андрейкиным
или Сюгировым?! Конечно, легко быть сильным «задним умом», как русский
мужик.
Чтобы как-то прояснить ситуацию, предлагаю провести показательное
мероприятие - матч главной и молодѐжной команд на 10 досках в быстрые
шахматы по шевенингенской системе. Помимо того, что получим ответы на
некоторые вопросы, матч может оказаться хорошим шоу - с телевидением,
интернетом, буфетом… Зрительское внимание ему обеспечено.
В своѐ время в Союзе провели матч-турнир трѐх сборных, вызвавший
громадный интерес публики.
Работа с «Хордой» и «Шышматами».
Кто-то скажет, читая статью, что вряд ли детский тренер может компетентно
судить об игроках высокого класса.
Отвечу - сужу лишь о человеческом факторе, его значимости для команды,
как коллектива. И в мыслях не придѐт обсуждать шахматные варианты.
Для справки, по жизни мне пришлось профессионально заниматься с
множеством детских команд и двумя гроссмейстерскими – мужской
«Хордой» с 90-го по 94-ый годы и женской «Шышматы» в 2001году.
Думаю, никто из членов этих команд  не предъявит претензии в
некорректном и несправедливом отношении к людям или отсутствии
внимания их нуждам. Мне проще было бы уйти с работы, чем встать на
сторону администрации в решении жизненных вопросов не в интересах
игроков.
Вместе с руководством клуба чѐтко очертил сферу своей деятельности,
отвечал лишь за результат и микроклимат в команде. Администрация
«Хорды» решала финансовые вопросы, создавала условия для работы.
Отмечу, что ни разу не вмешалась в вопросы моей компетенции. Не
нормировала рабочий день, платила все разговоры с домашнего
телефона. За время работы наши интересы не вошли в противоречие.
Прекрасно помню, сколько важных очков недобрали мои команды, из-за
того, что человеческие отношения всегда были на первом месте, впереди
голов и  секунд. Зачастую, принимал решения неверные, с точки зрения
разума и расчѐта, но совершенно оправданные по моральным соображениям.
И не жалею, сохранил друзей, да и успехи не обошли стороной.
До сих пор, коллеги с благодарностью вспоминают директора клуба
А.Никеля. Это он помог шахматам в самое трудное для России время. Провѐл
несколько массовых фестивалей в Челябинске, поддержал штаны нищего
российского шахматиста. Сейчас работает таксистом в Подмосковье.
Спасибо тебе Саня за всех нас. Радик! А тебе – за «Шышматы».
Сборы
С.Шипов, из статьи посвящѐнной итогам Олимпиады  - Чего же не хватило
сборной России для выигрыша на Олимпиаде? На этот раз всѐ было
идеально. Подготовились к турниру серьезно: все бойцы, включая
Крамника, сидели на сборах, восстанавливались и готовили дебют.
Друзья, зачем возвращаться к отживающей совковой системе добровольно-принудительного «сидения» на сборах. Уже в некоторых командах КХЛ, где
у руля стоят иностранные специалисты, такая практика сведена к минимуму.
В Канаде хоккеисты и вовсе, приезжают только на тренировки и сразу же
разъезжаются по домам, по их окончанию.
Практически каждый шахматист сборной имеет личного тренера или
секунданта, в крайнем случае, жену… и может плодотворно провести
индивидуальный сбор с ними, не лишаясь домашнего уюта и семьи.
Зачем сгонять взрослых людей в гостиницы-казармы, и наблюдать,
занимаются ли они шахматами весь рабочий день (8 часов) предусмотренный
КЗОТом? Или кто-то всерьѐз считает, что над Грищуком. Свидлером,
Малаховым, надо бдить на сборах, как над недорослями из любительской
хоккейной команды!?
Публичное обсуждение
И.В. Новые идеи надо сначала публично обсуждать, а уже потом
принимать решения.
Одни лишь аплодисменты такой продвинутой позиции.
Но тогда, для начала, предлагаю на Первенстве РФ или хотя бы на
тренерском совете гласно обсудить «новую идею» об отставке Сергея
Моисеевича Яновского. И если хотя бы 5 процентов тренеров России не
поддержат Яновского, считайте, что вы правы. Хотя, говорят, такой процент
допустим в рамках статистической погрешности, а по сути, ничтожен.
Обсуждение через интернет (детки, закройте ушки, не слушайте тренера) «не
канает». Будет честнее, если человек на собрании встанет и с места выскажет
претензии в лицо Яновскому, а не будет прятаться за «ником».
Демократия на деле
И.В. Но, к примеру, за эти полгода прошло только одно заседание
тренерского совета, куда мы пригласили людей, которые, очевидно,
должны в него входить.
Предлагаю список вопросов для обсуждения на «большом тренерском
совете» в Дагомысе.  Видимо это и имел ввиду Яновский, когда говорил о
демократии в РШФ. Как профессионал практически уверен, какие будут
даны ответы на них в случае публичного обсуждения.
Новому руководству РШФ, будет интересно узнать, как соотносятся их
решения с мнением профессиональной шахматной общественности. Заодно и
мы узнаем, интересно ли наше мнение руководству.
Лишь на представительном форуме можно выяснить объективную оценку тех
или иных действий руководства федерации, узнать мнение большинства.
Принимать решения в обход этого мнения, обсуждать жизненноважные
вопросы кулуарно (практика предыдущего правления РШФ), значит
выказать неуважение к мнению шахматного сообщества.
Назревшие вопросы
1). Сколько детей должно выходить в Высшую лигу Первенства РФ от
каждого федерального округа в одном возрасте - четыре или пять, как это
было три года назад?
2). Какое количество участников оптимально для Первенства РФ до 20 лет -2,4,6,8,10,12, или швейцарская система?
3). Какое количество участников оптимально для Суперлиги Чемпионата РФ
среди мужчин (женщин) – 6,8,10,12, или швейцарская система?
4). Как справлялся с возложенной на него работой С.М.Яновский – плохо,
посредственно, хорошо, отлично?
Первенство РФ до 20-ти лет
Прикрываясь заботой об объективности картины (отбора), прошлое
руководство РШФ постепенно свело количество участников ЧР до 20 лет, до
шести участников. Если идти «по ухудшающей», можно довести ситуацию
до абсурда, оставив только двоих, отобранных по рейтингу, а звание
разыгрывать в матче, при одном зрителе и главном судье, по
совместительству. Объективность то какая будет, а экономия какая…
В то же время на Первенстве Мира, почему-то, в швейцарке играет 120 и
более участников в 13 туров, и ничего, чемпионами становятся отнюдь
неслучайные люди (почему-то).
Не так давно Первенство РФ проводилась по швейцарке, помню последний
турнир в Самаре, очень интересный смотр всего лучшего, что было на тот
момент. Затем пошли круговики на 12 персон. Но всѐ не современная
закрытая «ложа пи-2».
Зрителю – ЗРЕЛИЩЕ
И.Л. В СССР в сфере развлечений у шахмат не было конкуренции. А
сейчас конкуренция высочайшая, и мы ее не выдерживаем.
Лет десять назад руководство хоккейного «Мечела» предлагало мне провести
некие шахматные мероприятия в рамках хоккейных матчей. К сожалению, не
получилось, ледовая арена маленькая, убогая, места походящего не нашлось,
табло приспособлено лишь для информации.
А чего проще, провернуть подобное мероприятие в Москве. Договорились с
«Лужниками», поставили на подиум столик, навели камеры с трѐх ракурсов,
и гони на огромном табло партию в блиц в перерыве между таймами матча
«Спартак – Динамо». Всѐ одно, не хуже девчушек в купальниках с перьями
из группы поддержки. И комментировать не надо, включил на всю катушку
«Шахматных королей» Высоцкого, он сорок лет назад всѐ
прокомментировал. Увидите, как болельщики заведутся, народ валом
побежит из буфетов.
И.Л, Но я всегда держу в голове, что шахматы стали в России
национальным видом спорта. И другого такого спорта у нас, кстати,
нет.
А ещѐ лучше, поставить шахматы на лѐд, что технически не сложно, чем мы
хуже кѐрлинга? Впрочем, об этом я уже писал около года назад, а ещѐ о том,
как сделать шахматы олимпийским видом или хотя бы рекламировать на
предолимпийской неделе в Сочи. Но реакции ноль.
Попробую провернуть идею в Челябинске, пока лѐд не растаял. Может быть
успею до конца хоккейного сезона.
Почему снукер?
И.Л, Кстати говоря, есть, опасная иллюзия, что когда мы выйдем на телевидение – все сразу станет хорошо. Это полная ерунда.
«Не верю» (по Станиславскому), что шахматы не пойдут на телевидении.
А почему тогда снукер «гонят» по 6-7-часов в день по двум каналам «евро-
спорт». Пять лет назад и слыхом не слыхивал о такой игре, а сейчас часами
могу глядеть, не отрываясь от экрана.
Почему в Британии 4 миллиона игроков - любителей, а крытые арены под
завязку забиты болельщиками? Что такого зрелищного на бильярдном столе
можно увидеть с двадцатого ряда? А ведь часами наблюдают в тишине и
весьма квалифицированно реагируют.
Кто-то скажет – вековая традиция, рынок и будет прав.
Никто не задумывался, почему одна десятая часть китайского населения
самозабвенно вперилась в телевизор и всенощно наблюдает за своими
любимцами ФУ и ХУ?  Всѐ просто - это, на наших глазах, рождается новая
китайская традиция. Обидно, не шахматная, и не у нас.
Когда впервые увидел эту игру, несколько дней пытался уразуметь что
почѐм, шахматные правила в детстве изучил быстрее.
Чем так зацепил снукер?! Если очень сильно вдуматься, то начинаешь
понимать…. Ну а если поймѐшь, то можно ответить - как сделать шахматы
привлекательным зрелищем.
Во-первых, одна партия (фрейм) продолжается 20-30 минут, чувствуете, к
чему клоню.
Во-вторых, их доска (бильярдный стол) раз в тридцать больше чем
шахматная.
В-третьих, комментатор за кадром разжѐвывает каждый ход, каждую
комбинацию и не боится, что кто-то не поймѐт. «Добьѐт» того не спеша - в
следующий раз, день, турнир. Вот и я, после года смотрения понял
(теоретически) куда отскочит биток и когда надо использовать «нижний
винт».
Ну а, разобравшись в причинах популярности снукера, можно ответить и на
поставленный выше вопрос –
Как сделать шахматы привлекательным зрелищем!
Во-первых. Что мешает соорудить доску восемь на восемь метров, выточить
(отлить из пластика) фигуры метровой высоты и сыграть партию в
быструшки 15 на 15 минут?
Во-вторых. Грамотный комментатор в зале, ориентированный на широкую
публику, через наушники в общих чертах расскажет о схемах передвижения
фигур, их правильной расстановке, об идеях и планах сторон, оценит
позицию на доске. Зрители, сидящие далеко, увидят партию на табло.
Нечто подобное я проделывал на обычной демонстрационной доске в летнем
оздоровительном лагере при шахматной школе. Публика была
разношѐрстная, дети от 4 разряда до КМС, и ничего, всем было интересно,
полтора теоретических часа пролетало незаметно.
В-третьих. Другой комментатор, расскажет зрителям у экрана телевизора о
происходящем в зале. А подключив передовые компьютерные технологии
(графика, цвет, звук) ещѐ и покажет варианты.В-четвѐртых, и это имеет отношение к соотношению (каламбур)
классических и быстрых шахмат, - можно влиять на тренировочный процесс.
Снукеристы тренируются по 4-6 часов в день, а один фрейм длится от 20 до
40 минут. Так и в шахматах, на тренировке можно проводить черновую
работу с классическим контролем. А на публике играть в быстрые и блиц.
В своей секции такой метод практикую уже лет пятнадцать, правда не
слишком часто, так как турниров с классическим контролем пока хватает.
Исключительно для поддержания игровой формы.
И в-пятых. Шахматы можно сделать даже зрелищнее снукера!
В снукере время на фрейм строго не регламентировано. Марк Вильямс,
например, «делает ход» в среднем за 15-20 секунд. А кто-то тратит на удар
25-30 секунд, при этом, демонстративно погружается в раздумья, или
неспешно прогуливается вокруг стола. Случается, некоторые фреймы
затягиваются до часа.
В шахматах всѐ будет проще и зрелищней. Исключительно благодаря
жестким временным ограничениям (контролю).
Много думаешь в дебюте, в цейтноте будешь бегать между фигур и столиком
с часами, как заведенный. Равномерно распределяешь время, в конце можешь
и не спешить.
Конечно, если вмонтировать сенсорные датчики в клетки доски и совместить
их с компьютером и часами, можно будет избежать такой нервотрѐпки, но
чувствую, ярым цейтнотчикам это всѐ равно не поможет – обречены бегать.
Ну а если бегаешь, то можешь рассчитывать быть включѐнным… в летнюю
олимпиаду (х-хе).
Всеобуч
И.Л, Когда появятся десятки тысяч детей, которые играют в шахматы,
появится и естественный интерес со стороны СМИ.
Если действительно хотите расширить шахматный ареал (рынок),
поддержите всеобуч. Не зря пролетарский вождь придумал крылатое
«учиться, учиться и учиться»! Всеобуч  должен стать одним из самых
передовых направлений по привлечению людей в шахматы, созданию
основания пирамиды.
Сделайте достоянием гласности замечательный опыт Сатки. На сегодняшний
день, это самым передовой регион в России, а может быть и во всѐм мире.
Знаю, работал с их педагогами.
В Челябинске, также накоплен неплохой опыт в параллельном направлении –
проведѐн двухлетний эксперимент по внедрению Интеллектуального
Игрового Всеобуча в школу, и шахмат, как его составной части.
Шахматы в интернете
Часто играю в блиц на «Шахматной планете», для поддержания игрового
тонуса. Бывает количество посетителей сайта доходит до 2 тысяч. Тем, кто
там играет, не до разговоров о классике, быструшках, Фиде, РШФ, и прочей
шелухе. Они просто играют в шахматы в удовольствие, получают свою
порцию адреналина. И им наплевать, где будет следующий матч на ПМ, что
там за монитором в реальном мире, главное, чтобы не мешали, В Кубке Югры одновременно участвует до 40 гроссмейстеров. Вот где
простор для всякого рода шахматных инноваций.
Захожу вместе с учениками, и наблюдаем за партиями самых интересных
игроков (того же «Cresta», Димы Андрейкина). В скайпе в режиме
конференции обсуждаем ходы, варианты, идеи, учимся и ни кому не мешаем.
Чем дольше будем возиться с классикой, рискуем не заметить, как публика
переместится в интернет. Поддержите Кубок ЮГРЫ на «шахматной
планете». Не хотите, организуйте свой кубок РШФ. И будет там играть не 40,
а 140 гроссмейстеров.
Даѐшь больше интернет-турниров – хороших и разных!
Женская команда и гранты
И.Л. Резерв у мужчин относительно сильный, а у женщин его пока
просто нет.
Просто этот конкретный турнир сложился очень удачно, была
прекрасная атмосфера в команде.
Сформировать боеспособную команду-победительницу очень трудно.
Развалить же, можно в считанные мгновения, одним непродуманным
решением.
Приведѐнные голые цифры случайно увидел на чесспро. Что поразило -
разница в суммах грантов.
Т. Косинцева - (1млн. руб.) Олимпийская чемпионка.
Н. Косинцева - (1млн. руб.) Олимпийская чемпионка.
А.Галямова  - 200 тыс. руб. Чемпионка России, Олимпийская чемпионка.
А.Костенюк  - 200 тыс. руб. Олимпийская чемпионка.
Н. Погонина  - 200 тыс. руб. Вице-чемпионка России.
А приводимые ниже рейтинги (на 01.11.2010), по замыслу некоторых
умников, оправдывают столь значительную разницу в цифрах.
Татьяна Косинцева  - 2581, трехкратная ЧР и двухкратная ЧЕ.
Надежда Косинцева - 2576, чемпионка ЧР (2008)
Александра Костенюк - 2505, чемпионка Мира, ЧР (2004)
Алиса Галлямова - 2487, вице - чемпионка мира, трехкратная чемпионка
России.
Наталья Погонина  - 2472
Фактическая разница в рейтингах между первой парой и остальными
составляет от 70 до110 пунктов.
Понятно, «дарѐному гранту в зубы не смотрят», но всѐ же, откуда взялась
такая разница. Неужели 100 пунктов рейтинга (условной оценки силы игры)
могут привести к разбросу итоговой суммы в разы?! Глубокомысленные
рассуждения про перспективность, систематическое участие (неучастие) в
турнирах, нерадивое (радивое) отношение к делу и прочая лирика, не более
чем лукавые разговоры.
Коснись меня, счѐл бы такие пропорции целенаправленным оскорблением.
Не сомневаюсь в порядочности Нади и Тани Косинцевых. Думаю, им самим
не по душе такая дискриминация своих подруг, недавних соратниц по
олимпийской победе.Лучшего способа разложить, простите милые дамы, расколоть команду, чем
несправедливый грант, придумать невозможно. 
КТУ
Предлагаю ввести коэффициент трудового участия – раньше это
называлось КТУ, Делить-пилить деньги можно по следующей
незамысловатой схеме.
1). Сложив все выделенные гранты вместе, получим 2 600 000. Разделить их
на общую сумму рейтингов всех сборниц - выявить единицу КТУ в
рублях.  Еѐ, эту единицу, умножить на рейтинг каждой из девушек.
Получится объективное соотношение в зависимости от рейтинга и размер
гранта для каждой. Кто-то скажет: «легко считать чужие деньги». Отвечу -
нет, нелегко, поэтому дальше считайте сами.
2). Не нравится формула «по рейтингу», рассчитывайте по-другому, делите в
зависимости от количества очков набранных за год во всех обязательных
соревнованиях (по списку). Это стимулирует спортсменок чаще играть.
Необходимо лишь определить круг зачѐтных женских турниров.
Тогда, хотя бы Алисе можно будет доступно объяснить, почему ей платят
меньше. Мне лично, эта система ближе всего, всегда использовал еѐ при
расчетах с разного рода командами
3). Не подойдѐт такой порядок, придумайте совокупную формулу – «рейтинг
+ очки».
Но обязательно что-то делайте… и объясняйте народу, сколько, кому, почему
и за что. И увидите, как легко-то жить станет!
Перспективность
Чего только не услышал о перспективности той или иной спортсменки, каких
только доводов. О некоторых и говорить не хочется – детский лепет на
лужайке.
Надо определиться, развести понятия, в чѐм и для чего перспективны наши
девушки (вместе с Валей Гуниной). Других у нас пока нет,
Пойдѐм простым логическим ходом, как бы сказал герой Георгия Буркова из
фильма «Ирония судьбы…»
Несомненно, ВСЕ они перспективны для участия в командных
соревнованиях, что и было доказано на последней Олимпиаде.
Для меня так же ясно, что ВСЕ они неперспективны (не обижайтесь
девчата, всѐ равно вы самые лучшие в мире) в борьбе за личное первенство
Мира. Как показал Чемпионат мира в Турции.
Не представляю, за счѐт чего можно обойти шестнадцатилетнюю китаянку в
ближайшие несколько лет, если конечно она не отойдѐт от шахмат, ну хотя
бы для того, чтобы… уйти в декретный отпуск.
Хоу Ифань играет сильнее, как «блондин сильнее брюнета». И никакие
гранты не в состоянии изменить этого соотношение сил. Даже Юра Дохоян
здесь не поможет. Шансы на успешную борьбу с китаянками за личное
первенство, имеют лишь те, кому сейчас нет двенадцати.
Считаю, что какие-то последние теоретические попытки свергнуть
нынешнюю чемпионку будут у Надежды и Татьяны через два года, а потом, извините…
И если, здраво рассудив, согласиться с моей логикой развития событий в
борьбе за личное первенство мира, зачем так надрывать глотки и ломать
копья при делѐжке грантов. Зачем вносить раздор в благородное семейство.
Между прочим, я что-то не заметил большого интереса федерации к личному
первенству. Хотелось бы узнать, почему наши спортсменки съездили в
Турцию за свой счѐт и без тренеров. А коли, этот ЧМ настолько никому не
интересен, его нельзя включать, как фактор при распределении грантов.
Кстати, нижняя цена гранта в 200 тысяч рублей, это сумма «ни о чѐм». И чем
брать на себя ТАКИЕ обязательства, как в контракте, ломаться за неѐ –
проще отказаться. У ребѐнка из сборной Индии гранты от 20 до 50 тысяч
долларов в год и их можно потратить на улучшение жилищных условий
семьи.
Но даже миллионный грант для олимпийских чемпионок по шахматам, это
насмешка по сравнению с зарплатой самого последнего запасного хоккеиста
КХЛ. Скажи тому: «да чтоб тебе жить на этот миллион» - оскорбится.
Тем не менее, считаю, что для обиженных девушек получить достойный
грант – дело принципа. Они ничем не хуже других!
Галлямова
Еѐ результаты и смехотворный грант, это отдельный разговор.
А по каким формулам можно определить перспективность Алисы? Вроде всѐ
против - и возраст, и семья, и дети. А ведь стала Олимпийской чемпионкой и
чемпионкой России двух последних лет, при участии всех самых
перспективных.
«Лучше меньше, да лучше», говорил пролетарский вождь, вот и я о том же.
Играет редко, да метко, значит КПД высокий, как у Фишера или
Капабланки. Сейчас шахматы для неѐ, скорее удовольствие, чем
необходимость зарабатывать.
Еѐ независимость от денег и РШФ, не может нравиться руководству. Создаѐт
ненормальный прецедент. Чиновникам всегда хочется, чтобы от них
зависели, а как это сделать, - да заставить, сцепивши зубы, тренироваться под
их присмотром на сборах.
И вновь о сборах. Шахматный спорт индивидуален, как никакой другой.
Индивидуализирован и тренировочный процесс. Ей что, надо отрабатывать
групповые упражнения по выходу команды на матч? Непонятно, с чего
сидеть на сборах, если, к примеру, на грант выданный федерацией, Алиса
может пригласить в Казань того же Саню Филипенко, и провести
полноценные шахматные занятия по удобному для обоих графику.
И ещѐ, считаю, что заслуга этого тренера в подготовке такой замечательной
спортсменки, недостаточно оценена в России. А кроме Алисы у него есть
ещѐ олимпийский чемпион Лѐша Дреев, и была школа Панченко, где он
читал лекции.
И последнее
Илья Владиславович, по-прежнему считаю, что самый дельный совет отослал
Вам на электронный адрес, в сентябре. Не уверен, что «ящик» не стал корзиной для мусора, а «секретарша » сидящая на нѐм, не отнеслась к письму
как к спаму. Понимаю еѐ, сам брезглив.
Спамы загадили «ящик»,
Я линчевал их десятками –
Всѐ в них ненастоящее,
Лживое, мерзкое, гадкое.
Но совет повторять не буду, жизнь заставит последовать ему, если конечно
хотите выстроить действительно объективный путь развития шахмат в
России. 
В заключении повторюсь – поддерживаем вашу команду за то, что молоды.
Молодость, пока ваше единственное наСТОЯЩЕЕ достижение - но
достижение преходящее.
Послесловие
Возможно, кого-то коробила моя запанибратская манера обращения по
именам, прошу прощения, но очень уж давно и хорошо знаком со многими
«фигурантами дела» . Большинство из них знал и в юном, и подростковом
возрасте, помню их молодыми. Хотелось бы В.Пожарского и Л.Белавенец
назвать Витей и Люсей, но их не знаю так давно, да и язык не
поворачивается, настолько уважаю возраст.
Хотя что-то подсказывает, назови так, они бы на меня не обиделись.

Друг, которому дал посмотреть статью, недоумѐнно развѐл руками: «Дурак
что ли, кто за язык тянет? Опять плюѐшь против ветра, сидел бы, да молчал в
тряпочку».
Подумаешь, дурак, и что с того. Ну а если и дурак, то старый!
Я не боюсь прослыть глупцом
И над собой могу смеяться.
Куда паскудней быть льстецом,
Лизать, юлить и пресмыкаться!
А. Щетинин – Челябинск                23.02.2011.
В титрах

0

182

Никитин о Яновском: Он - настоящий главный тренер мужских команд
Опубликовано Crest в чт, 03/03/2011 - 01:55
Tags: Интервью

Сергей Яновский - настоящий главный тренер мужских команд.
В связи с очередным нелепым решением правления РШФ, согласно которому был уволен с должности тренера сборной юношеской команды России гроссмейстер С.М. Яновский, в тренерском шахматном сообществе выражается недоумение, переходящие порой в возмущение.

Зная Сергея Моисеевича по непосредственной работе с ним на различных сборах, я не могу не присоединиться к тем, кто выражает именно возмущение таким недальновидным решением наших шахматных властей. Сергей Моисеевич уже несколько лет работает с молодыми шахматистами, которые став гроссмейстерами, постепенно вытесняют из первой сборной России опытных игроков. Практически со всеми молодыми гроссмейстерами, которые в недалеком будущем прочно войдут в состав нашей главной команды, у него прекрасные отношения. Они уважают его, а он уважает их.

По большому счету, вот он - настоящий главный тренер мужских команд, тренер, которого так недостает нынешней мужской сборной, тренер, с которым можно работать и который сохраняет хладнокровие в самых критических ситуациях.

Он должен быть возвращен в штат РШФ, но не для сидения за канцелярским столом, а для творческого выполнения возложенных на него тренерских обязанностей.

А что касается нынешнего главного тренера всех сборных команд, то совершенно очевидно, он еще не исчерпал своего игрового потенциала высококлассного гроссмейстера и прекрасного индивидуального тренера - секунданта шахматных корифеев от Владимира Крамника до Ле Кван Лема. У него же это так здорово получается.

А.С.Никитин
Заслуженный тренер СССР
ФИДЕ сеньор тренер
Москва, 3 февраля 2011 года

0

183

Краткий отчет о предварительном заседании Тренерского совета РШФ  от 16.11.2010 г.

Присутствовали:  Левитов И.В., Бареев Е.И., Быховский А.А., Дворецкий М.И., Яновский С.М., Поткин В.А., Струтинская Г.Н., Дохоян Ю.Р., Никитин А.С., Долматов С.В., Макарычев С.Ю., Коротылев А.Н., Злочевский А.Б., Шипов С.Ю., Добров В., Белавенец Л.С., Пожарский В.А., Глек И.В.

Повестка дня:

1.    Организационная структура Тренерского Совета

2.    Функции Тренерского совета в структуре РШФ

3.    Состав тренерского совета

4.    Подведение итогов Олимпиады в Ханты-Мансийске

5.    Критерии формирования сборных команд

6.    Структура «гроссмейстерских школ» в России

7.    Критерии получения грантов РШФ

8.    Соискатели Грантов РШФ на 2011 г.

9.    Порядок назначения тренеров на крупнейшие командные соревнования

10.  Тренерский пул по проведению мероприятий по популяризации шахмат в разных регионах страны, работе с молодыми шахматистами и сборными командами.

1-3. Заседание открыл И. Левитов, который отметил важность определения структуры тренерского совета, его функций и полномочий.  Е. Бареев попросил А. Быховского рассказать, как функционировал Тренерский совет прежде.

Быховский сообщил, что Совет ставил целью выработку общих решений по всем вопросам и избегал формализации принципов работы.  Он назвал два направления работы: тактическое и стратегическое.  Быховский отметил, что, по его мнению, Тренерский совет не должен формировать сборную, четкие критерии отбора в сборную не нужны, т.к. предусмотреть все невозможно. Он подверг критике Положения о Кубках России на 2011 г. и предложил советоваться с Тренерским советом, который практиковал анкетирование по различным вопросам. Быховский выразил мнение, что будущее шахмат – за клубами и предложил усилить направление клубной работы. Говоря о стратегическом направлении, он отметил необходимость создания сразу нескольких конкурирующих гроссмейстерских школ, и указал на участие Тренерского совета в решении таких вопросов как контроль времени, борьба с ничьими и т.п. Отвечая на вопрос Левитова о периодичности заседаний ТС, Быховский сообщил, что это происходило «по ситуации».

Левитов подтвердил, что придерживается разделения управляющих органов на исполнительные и совещательные, и подчеркнул, что ТС должен играть роль совещательного органа при Наблюдательном совете.

Быховский обратил внимание на 2 важных, но неоднозначных решения РШФ. Первое – проведение детского Кубка России: участие в соревнованиях требует расходов, которые не все могут себе позволить, а смысла в поездках детей на этапы он не видит.
Второе решение касается новой ЕВСК, которая, считает Быховский, приведет к массовому появлению «липовых» гроссмейстеров и разрядников и осложнит работу тренеров.

Быховский сообщил, что ранее ТС формировался на основе предложенного им списка, утвержденного президиумом РШФ. Левитов предложил включать в Совет тренеров-практиков, представителей регионов и  молодые кадры. Быховский отметил, что попытки привлечь регионы ранее проваливались.

Бареев указал на интерес регионов к заседанию и, в ответ на вопрос  Никитина, объяснил принцип приглашения на заседание в основном членов бывшего ТС предварительным характером мероприятия, являющегося подготовительным для возобновления деятельности ТС.

Левитов отметил, что попавшие в его распоряжении документы не позволили ему понять принципы деятельности и место прежнего ТС в структуре РШФ, на что Быховский сообщил, что все протоколы находятся у него.

Левитов предложил следующую структуру Совета:
- Председатель
- два заместителя
- по 1 представителю от региона
- несколько членов дополнительно по предложению председателя ТС.

Дворецкий, обсуждая привлечение тренеров из регионов к работе Совета, указал на то, что тренеры, как правило, имеют довольно узкую специализацию и предложил создавать рабочие группы по отдельным вопросам.
Быховский заявил, что 2/3 членов совета должны формироваться персонально, в основном из москвичей, а треть – по рекомендациям регионов.

Левитов сообщил, что заседания ТС всегда будут открытыми, а Яновский предложил проводить их в формате телеконференций. Левитов сообщил, что указание об организации такого формата уже дано.

По вопросу выбора Председателя выдвигались кандидатуры А.Быховского, С.Яновского и В.Мотылева.  Ю.Дохоян указал на занятость Мотылева, а Быховский предложил предоставить выбор А.В. Дворковичу на основе нескольких кандидатур. 

4. Ю. Дохоян рассказал об итогах выступления женской сборной на Олимпиаде.  Он отметил, что сборов было недостаточно. Результат женской команды был признан отличным.
Бареев, на примере II мужской сборной, отметил, что количество сборов не всегда влияет на результат, указав, что не все спортсмены на УТС занимались подготовкой к турниру, но повлиять на них, вызвать мотивацию не удалось.  С. Долматов критиковал составы сборных, отметив, что плохие результаты игры П. Свидлера были ожидаемы заранее и его могли бы заменить Н. Витюгов или Я.Непомнящий.  Бареев ответил, что результаты Свидлера были достаточным основанием для его включения по сравнению с остальными кандидатами. Его поддержал Ю. Дохоян. После объяснения Бареевым поименно причин включения и невключения игроков в сборную и констатации субъективности ощущений тренера, Левитов пояснил, что при формировании сборных была сделана попытка создать две конкурирующие команды, после чего Совет перешел к обсуждению вопроса критериев отбора в сборные.

5. Участники дискуссии обсудили критерии, выставленные на сайте РШФ, и пришли к выводу, что тренер должен обладать максимально широкими полномочиями, принимать решения по составу команды и отвечать за свой выбор и результат команды. По ходу дискуссии возник вопрос о привлечении тренеров для работы со сборными, возможности совмещения главным тренером тренерской и административной работы.  М. Дворецкий высказал сожаление, что к работе со II мужской сборной не привлекли ни его, ни Б. Постовского.

6-8. Е. Бареев сообщил о критическом положении с гроссмейстерскими школами на сегодняшний день, отметив необходимость построения новой системы.  И. Левитов в очередной раз указал на необходимость построения четкой системы, что в перспективе позволит привлечь дополнительные средства, после чего И. Левитов и С.Макарычев покинули заседание в связи с производственной необходимостью.

Взяв слово, И. Глек указал на необходимость унификации российских и международных званий для тренеров, проведения совместных с ФИДЕ тренерских семинаров и наличии двух комиссий в составе ТС – по подготовке сборной и по выстраиванию системы подготовки тренеров.

М. Дворецкий позитивно отозвался о предложенной системе гроссмейстерских школ, отметив необходимость привлечения высококлассных тренеров.

В. Добров предложил увеличить число туров на Первенстве России до 18 лет с 9 до 11, смоделировав подготовку к Чемпионату мира.  Е.Бареев предложил оставить этот вопрос на 2012 г. в связи с невозможностью внесения изменений в уже существующее Положение о турнире.

Л. Белавенец напомнила о гроссмейстерской школе в Костроме и попросила помощи РШФ.

Бурную дискуссию вызвали принципы присуждения Грантов. Решили, что РШФ должна помогать всем кандидатам в Сборные команды по мере возможности. Яновский предложил от ТС включить в список кандидатов на гранты  Д. Яковенко, Н. Витюгова, Е. Томашевского, Е. Алексеева. Бареев предложил добавить также П. Свидлера, В. Малахова и др. способных спортсменов.

9. Бареев предложил перейти к порядку назначения тренеров в сборную, отметив деликатность вопроса.

Яновский предложил следующий порядок: ТС предлагает 10 кандидатур на роль тренера, из них отбираются 5. Из этих 5 кандидатур члены команды выбирают тех, работу с кем считают возможной.

Бареев подытожил, предложив составить список тренеров - кандидатов на работу со сборной.

10.  По вопросу организации работы с регионами С. Яновский предложил модель лекционного бюро. Тренеры,  присутствующие на совете, не высказали желания ехать в дальние регионы. Яновский предложил привлекать к этой работе тренеров-не москвичей.

По итогам обсуждения было решено составить список тренеров, которых целесообразно привлекать к работе в регионах и начать переговоры с кандидатами о перспективах работы.

 
Комментарии

#7 Игорь Глек
2010-11-2520:55:19
Привнесу свои «3 копейки», тем паче что мое выступление на ДЮК никак не было отражено в протоколе, а на Тренерском Совете – также приведено не полностью.
Главное, что я пытался донести в обоих своих выступлениях – это необходимость системного подхода – и в деле развития детских шахмат, и в подготовке тренерских кадров – собственно, невооруженным глазом видно, что эти вещи взаимосвязаны.
Руководство РШФ, конечно, также неоднократно заявляло о своей приверженности системным преобразованиям , и кое-что уже действительно сделано. Но что касается большинства значительных тем, то, как мне кажется, воля есть, а возможностей и понимания, именно «как» сделать, пока явно не хватает. Собственно говоря, наивно предполагать, что общественная организация сможет свернуть горы. Это под силу только реальной структуре, располагающей, прежде всего, людскими ресурсами, достаточно квалифицированн ыми, и, что также важно, не «супердорогими» .
Таких на сегодняшний день в России реально две – РГУФКСиТ и РГСУ/ШФМ. Про РГСУ сказать ничего не могу, это их дело, как выстраивать отношения с РШФ, а в отношении нашего спортивного университета – мы готовы к всестороннему сотрудничеству с РШФ, к реализации различных проектов, и желательно, чтобы эти отношения сложились как можно скорее. Ведь из-за недостаточного, мягко говоря, финансирования, кафедра шахмат РГУФКСиТ, как нерентабельная (!??), лишена ныне своей автономии и объединена, вместе с другими «деревянными» видами спорта, как-то настольный теннис, бильярд, гольф, в кафедру индивидуально-игровых видов спорта…

Итак, А) ДЮК.
Можно порадоваться самокритичности руководителей ДЮК и юниорской сборной, охарактеризовав ших выступление российских юниоров на последнем чемпионате мира в Греции (всего 3 бронзовые медали), как «неудовлетворит ельное». В качестве оправдательных причин назывались самые разные: «фестивальный» характер соревнования (а разве чемпионат России в Дагомысе на протяжении многих лет не носил такой же «фестивальный» характер?); отсутствие в некоторых возрастных категориях ведущих игроков; проблемы в психологической подготовке тренеров сборной и т.д. и т.п.
Очевидны две вещи: 1) результаты российских шахматистов на этих чемпионатах на протяжении последних (как минимум 5) лет неуклонно и стабильно снижаются (что явствует из сводной таблицы результатов последних лет, подготовленной к заседанию);
2) проблемы в российских детско-юношеских шахматах – прежде всего в отсутствии системного подхода. Явно коммерческий характер чемпионатов России, недостаток гроссмейстерски х школ, отсутствие лоббирования интересов россиян на международном уровне – в ФИДЕ и ЕШС, и др.- всё это не способствовало позитивному развитию.

Б) ТС.
На мой взгляд, порядок данного заседания был далеко не оптимален: длительное и подробное обсуждение причин незанятия 1-й командой 1-го места и более слабого, чем ожидалось, выступления 2-й сборной… Конкретно это вылилось в горячие споры, должен ли был играть Малахов или Свидлер, или надо было взять Непомнящего, как мотивировать игроков заниматься на сборах шахматами, а не играть в «мафию» и т.д. Это спор касался, по большому счету, лишь примерно половины присутствующих, т.е. конкретных тренеров сборной и возможных (в ближайшем будущем) кандидатов на эти вакансии.
Поэтому здесь мои тезисы свелись к следующему:

1) Необходимо разделение ТС (или создание отдельной комиссии тренеров) на 2 подкомиссии. Одна занимается вопросами подготовки сборной и кадров для сборных команд; другая – вопросами подготовки тренерских кадров в широком смысле. Одна предлагает главных тренеров сборной (другой вариант – более авторитарный – главных предлагает и назначает одна из властных структур РШФ (НС, Председатель, гос.тренер и т.д.)).

2) Реально интересующий меня, в первую очередь как руководителя шахматной специализации РГУФКСиТ и члена Тренерской комиссии ФИДЕ, вопрос – подготовка и лицензирование тренеров – представляется мне значительно более первостепенным, чем подготовка и выступление сборной страны. Шахматы – не футбол, и выступление сборной страны на Олимпиаде, увы, не вызывает (пока?!?) схожего ажиотажа и брожения в умах болельщиков. Соответственно, влияние выступления команды на Олимпиаде на развитие массовых шахмат в России представляется практически нулевым. Равно как и проведение высокозатратных турниров типа кандидатских матчей, этапов «Гран-при», Мемориала Таля и др. имеет смысл, если к соревнованиям подобного уровня будут «привязаны» массовые открытые турниры, различные детские, школьные, ветеранские турниры. Тем не менее, мы видим, что на подготовку и выступление сборной выделяются довольно большие (по шахматным меркам, конечно) ресурсы, а вот на развитие массовых шахмат и подготовку тренеров и педагогов – отнюдь… С одной стороны, конечно, можно порадоваться, что игроки и тренеры сборной стали нормально зарабатывать – это и с другими, олимпийскими видами спорта, как бы дает возможность почти на равных стать, и дополнительная мотивация для подрастающего поколения какая-никакая. С другой стороны, опять же, представляется нелогичной и несправедливой огромная разница в доходах по сравнению с теми мизерными средствами, выделяемыми на подготовку тех же тренеров и педагогов, которые будут учить будущих тренеров сборной.

3) Таким образом, требуется расставить приоритеты: что на сегодняшний день первично – создание стройной системы подготовки и лицензирования кадров тренеров и педагогов, или выступление сборной страны. В любом случае, такого дисбаланса, который наблюдается сейчас, не должно быть точно. Это мое, возможно, в определенной степени пристрастное мнение, любопытно было бы послушать других экспертов.

4) Ну и последнее. К сожалению, по «производственн ой необходимости» пришлось покинуть заседание задолго до его окончания (равно как и некоторым другие присутствующим: И.Левитову, С.Долматову и т.д.), поэтому последние пункты повестки дня пришлось пропустить. Очень был удивлен, когда увидел в отчете следующий пассаж: «10. По вопросу организации работы с регионами С. Яновский предложил модель лекционного бюро. Тренеры, присутствующие на совете, не высказали желания ехать в дальние регионы. Яновский предложил привлекать к этой работе тренеров-не москвичей. По итогам обсуждения было решено составить список тренеров, которых целесообразно привлекать к работе в регионах и начать переговоры с кандидатами о перспективах работы.» Странно. Существовавшая в советское время система лекционных бюро – сама по себе штука неплохая очень даже была. В наше время – вполне реально проводить выездные семинары – тренерские, судейские – в регионах – явно дешевле одному-двум лекторам выехать в провинцию, чем большой группе участников – в центр. Собственно, подобная практика практикуется в ФИДЕ при проведении семинаров в развивающихся (и не только) странах. Так что, будет спрос - и лично я, и, уверен, в частности, многие студенты и выпускники РГУФКСиТ с удовольствием поедут в регионы, пусть и дальние. Вот например, международный арбитр Михаил Крюков ныне в длительной поездке по Дальнему Востоку, подробнее на dvchess.vl.ru/.../....

Ну а пока – вы к нам! Пользуясь случаем, хочу пригласить всех желающих принять участие во Второй Всероссийской конференции «Актуальные вопросы развития шахмат в России», запланированной на стыке двух крупнейших зимних московских фестивалей: «Moscow Open» и «Aeroflot Open», 6-7 февраля 2011г. Также есть договоренность с Тренерской комиссией ФИДЕ о проведении первых в России международных семинаров (курсов) тренеров. Предварительные даты: 28 января - 2 февраля и 8-13.2 февраля, в качестве лекторов выступят гроссмейстеры, заслуженные тренеры ФИДЕ Артур Юсупов и Игорь Глек. По итогам семинаров участники смогут получить как международные тренерские звания (FIDE Trainer, FIDE Instructor), так и пройти курсы повышения квалификации с получением сертификата государственног о образца. После окончания семинара тренеров запланирован семинар для судей (14-17 февраля), участники будут иметь возможность заработать как балл арбитра ФИДЕ, так и судейскую категорию согласно Всероссийской классификации.
И, как обычно, в это время пройдут круговые турниры серии «NON-STOP» – с нормами гроссмейстера, международного мастера и рейтинговые, отборочные к финалу «Мирового Шахматного Тура».
#6 Irina
2010-11-2003:10:10
Почему не рассматривается вопрос о лециях через интернет?
Как еще расти юному шахматисту, который уж обыгрывает своего тренера? Ведь в 2006 году Ирина Михайлова замечательно провела лекции через интернет! Мы живем на Дальнем Востоке, но наш 10-летний ребенок вставал в 12 часов ночи и садился за компьютер, так как лекции проводились в 17 часов по Москве. Сделайте рекламу через шахматную планету, назначьте удобное для разных регионов время -детям это очень интересно!
#5 Владимир Бурмакин
2010-11-1913:18:58
по моему мнению для перечисленных спортсменов гранты РФ
погоды не делают ,лучше помогать молодым шахматистам в регионах и Москве ,и Питере для которых эта помощь дала бы возможность выехать банально на турниры,чтобы совершенствоват ься
#4 Ленка
2010-11-1912:30:20
По-моему высказывание Сибирячки в интернете подсудно.Список я не видела, но такие коментарии недопустимы!
#3 Павел Д.
2010-11-1813:20:24
1) Открытость в РШФ после отставки Баха все повышается и повышается. И это не может не радовать. Наконец-то оглашены фамилии членов ТС, и даже появился отчет о заседании ТС. И все же хотелось бы, чтобы РШФ продолжала работать над повышением открытости. Неужели, например, сложно было записать и затем выложить аудиозапись этого заседания ТС? Еще лучше было бы выложить ВИДЕОзапись, ну, а в идеале мне видится лайв-трансляция по Интернету.
2) Я понимаю, конечно, что нашим тренерам недосуг читать Устав РШФ и, тем более, законодательные акты РФ и приказы Минспорттурризм а, но надеюсь, что руководители РШФ проявят бОльшую правовую грамотность, нежели члены ТС, и таки разработают и утвердят принципы, критерии и порядок формирования сборных команд РШФ и их тренерского состава.
#2 Регион
2010-11-1807:26:08
6, 10… "По вопросу организации работы с регионами С. Яновский предложил модель лекционного бюро. Тренеры, присутствующие на совете, не высказали желания ехать в дальние регионы. Яновский предложил привлекать к этой работе тренеров-не москвичей."

Москвичи дальше своего носа не видят? А что, у нас способные дети только в Москве живут? И в школы и на УТС приглашают в основном тех, кто живет поближе к Москве - способные и талантливые дети (начиная с предуралья и до дальнего востока) просто за счет недостаточных финансовых возможностей остаются за бортом, страна их попросту теряет. Почему бы не проводить отбор в сборные и приглашать в школы - начиная с первенств ФО? Лучших в своих ФО приглашать дальше развивать свой потенциал.
Ведь есть очень талантливые дети, но почему-то всё ставится в зависимость от наличия больших сумм доходов у папы с мамой ребёнка, а не от желания РШФ воспитать достойных конкурентов индийским, китайским (и прочая) спортсменам…
Шахматы - обеспеченным? Самые обеспеченные - москвичи?…
#1 12443
2010-11-1805:42:16
1-3..Как обычно кроме болтовни мы не получили ничего.Особенно позабавила фраза Быховского: " Тренерский совет не должен формировать сборную, четкие критерии отбора в сборную не нужны, т.к. предусмотреть все невозможно". Следуем далее: "Быховский сообщил, что ранее ТС формировался на основе предложенного им списка, утвержденного президиумом РШФ. Левитов предложил включать в Совет тренеров-практиков, представителей регионов и молодые кадры. Быховский отметил, что попытки привлечь регионы ранее проваливались."-Абсолютная ложь. Никаких подобных подобных попыток привлечь региональных тренеров не было. Безусловно, будущее за тренерами-практиками. Впечетляют и слова М.Дворецкого:"Региональные тренеры, как правило, имеют довольно узкую специализацию". Я думаю с такими специалистами мы (как шахматная держава далеко пойдем).
Быховский заявил, что 2/3 членов совета должны формироваться персонально, в основном из москвичей(!). Так и хочется спросить: С какого перепуга? Или проще-Почему? Все-таки детские чемпионаты мы выигрывали почти всегда за счет регионов.
По вопросу выбора Председателя ТС-будет большой ошибкой, если его возглавит человек из 60-х.(40-50-х).Мы уже проигрываем Индии, Китаю и Перу(!).Других сравнений я думаю не надо.
4.Результат женской команды был блестящим. Огромный респект всем, кто причастен победе. УТС были проведены замечательно( в том числе и мужчины). При этом совершенно отчетливо видны просчеты в мужском турнире главного тренера Е. Бареева. Ставка на недавнего украинца, сыгравшего 8(!) из 10 партий белыми не могла не внести "напряга" между членами нашей команды. С. Долматов критиковал составы сборных, отметив, что плохие результаты игры П. Свидлера были ожидаемы заранее. Его высказывания ассоциируются у меня только с героем произведения "Собака на сене". Больше мне добавить нечего.
5.Абсолютно несправедливая система, при которой тренера сборной получает деньги независимо от результата, а игроки только за за попаданию в тройку. (Бареев пробил себе зарплату независимо от результата).(Так и не понял
-куда еще записать ответственность тренеров сборной).
6. Ее практически нет (кроме, возможно, Тольятти).
7-8. Очень интересный пункт. Здесь была реальная возможность получить лавэ. Фамилии этих бездарностей вы видите в списке.(Почему не Крамник, Грищук и Карякин)?
9.Безусловно это Бареев на долгие лета.(Бесспорно)
10.Москва работает с регионами только накануне выборов. Поэтому этот пункт просто смеше(о)н.
За сим прощаюсь!

0

184

ХРОНИКА

Как мы уже сообщали, в конце минувшей недели гостем редакции "СЭ" был помощник Президента РФ.

Аркадий ДВОРКОВИЧ: "НАСЛЕДИЕ ЧЕМПИОНАТА МИРА ПО ФУТБОЛУ БОЛЬШЕ, ЧЕМ У ОЛИМПИАДЫ"

- Начать хотим с вопроса, который часто задают наши читатели, - об управлении российским спортом. Грубо говоря, кто у нас в этой области самый главный. Президентом Олимпийского комитета России является вице-премьер Александр Жуков, тогда как Виталий Мутко возглавляет министерство спорта. Однако многие спортивные вопросы зачастую решаются на еще более высоком уровне. Так кто же сегодня руководит российским спортом?

- За спортивную политику у нас отвечает правительство. И, значит, первым лицом является премьер-министр Владимир Путин, тем более что он сам очень спортивный человек. Именно премьер принимает наиболее значимые решения. Иногда он сам о них объявляет, иногда это делают другие - после доклада ему. Разумеется, существует распределение обязанностей и внутри правительства. Александр Жуков курирует министерство спорта и ход подготовки к Олимпиаде в Сочи. Собирает на тему спорта совещания, принимает решения, надзирает за расходами. Одно из важных для страны событий - Универсиаду-2013 - напрямую курирует первый вице-премьер Игорь Шувалов. Кроме того, он стал заместителем премьера в Наблюдательном совете Оргкомитета чемпионата мира-2018 по футболу.

Существует еще Совет по спорту, который возглавляет лично Дмитрий Медведев. Это орган скорее совещательный, нежели исполнительный, хотя многие поручения даются именно после обсуждения их на совете. Президент вообще уделяет спорту немало внимания.

- Не сомневаемся. Достаточно вспомнить его заявление о том, что чиновники высшего уровня не должны возглавлять спортивные федерации.

- Да, это было значимое решение. А возвращаясь к вашему вопросу... Каждый из руководителей страны старается в меру своих сил и времени уделять внимание спорту. Да и увлечения есть почти у каждого. Не секрет, к примеру, что президент любит кататься на горных лыжах.

- А вы?

- Я тоже катаюсь, хотя больше люблю командные виды спорта.

- Наверное, теперь все крупные чиновники катаются на горных лыжах, как раньше играли в теннис?

- Ну что вы, далеко не все. Кто-то давно увлекается этим видом спорта, а некоторые начинают кататься сейчас, но иногда переоценивают свои возможности.

* * *

- Сменим тему. Вопрос к вам как к экономисту. В последнее время Россия забирает себе все больше международных соревнований, в том числе и самого высокого уровня. Это, конечно, замечательно, но нет ли опасений, что расходы на организацию этих турниров достигнут некоей критической черты?

- На самом деле на сегодняшний день все затраты на спорт в рамках страны относительно небольшие. Приведу лишь один пример. С момента получения Россией права на проведение Олимпийских игр в Сочи и до момента проведения чемпионата мира по футболу в 2018 году, то есть за двенадцать лет, страна вряд ли потратит на это больше триллиона рублей, хотя и это число, возможно, несколько завышено. Для сравнения: недавно принята десятилетняя программа вооружений, которая предполагает расходы в размере 20 триллионов. Просто, чтобы вы понимали масштаб цифр. Так что никакого серьезного ущерба экономике, о чем вы и спрашивали, расходы на спорт не принесут, это исключено. Могут ли спортивные соревнования принести стране пользу - это другой вопрос.

- Как вы на него ответили бы?

- Я считаю - да, могут. Большая часть этих денег - расходы на инфраструктуру, которая необходима отнюдь не только для проведения соревнований. Дороги, аэропорты, коммуникации - все это нужно людям, нужно бизнесу. Эти деньги мы так или иначе должны были бы потратить на те же нужды - хотя, возможно, в других объемах и в другие сроки. Но результат все равно был бы таким же.

Проведение соревнований глобального спортивного уровня дисциплинирует. Заставляет все делать в срок. Причем делать по международным стандартам, а не так, как нам этого хочется, не обращая внимания на высокие планки, выставленные нашими партнерами. Кроме того, и об этом не надо забывать, проведение соревнований помогает представить Россию всему миру. Люди приезжают, смотрят. У нас далеко не всегда существуют другие возможности продемонстрировать изменения, которые происходят в стране. И все-таки главное - то наследие, которое останется в России и для России после соревнований.

- Чье наследие окажется больше: Олимпийских игр или чемпионата мира по футболу?

- С моей точки зрения, футбольный турнир принесет даже больше пользы. Уже хотя бы потому, что в нем будут задействованы многие регионы, а не один. Олимпиада - это набор спортивных объектов и инфраструктуры. Футбольный чемпионат мира - это очень многое из того, что формирует уровень жизни в каждом конкретном городе. Добавим сюда современные транспортные соединения между городами и регионами. Еще не до конца ясно, везде ли будут скоростные железные дороги, но там, где это будет сделано, резко изменится доступность и мобильность перемещения. Хотя, вне всяких сомнений, создание полноценного курорта международного уровня в Сочи - это тоже значительное достижение.

- А зачем нам сразу целая серия мировых первенств? К примеру, на днях стало известно о заявке Казани на проведение чемпионата мира по водным видам спорта, да и разговоры о возможном проведении первенства по велогонкам на шоссе все сильнее...

- Здесь, как правило, речь идет не о наследии, а об имидже страны. На мой взгляд, это важно. Кроме того, огромных затрат эти соревнования не требуют, зато россияне получат возможность смотреть эти турниры вживую. Разве этого мало?

- Правда ли, что все расходы на проведение, к примеру, московского чемпионата мира 2013 года по легкой атлетике вполне способны окупить десять тысяч иностранных туристов?

- Я не видел окончательного бюджета московского чемпионата, хотя подобный расчет, думаю, сделать нетрудно. Вряд ли можно формально окупить все затраты, потому что некоторые из них просто не включаются в смету. Допустим, обеспечение безопасности. Понятно, что будет усилена охрана, будут стянуты дополнительные силы, но считать ли это непосредственными расходами на проведение чемпионата по легкой атлетике - вопрос спорный.

- В некоторых федерациях бытует мнение, что деньги, которые государство потратит на организацию турниров, им недодадут в виде государственной поддержки при подготовке к очередным Олимпийским играм.

- Нет, эти средства не пересекаются. Скажем, мировое первенство по фигурному катанию будет проведено за счет государственного резервного фонда, а не бюджета министерства спорта. Все средства, необходимые для подготовки сборных к Олимпийским играм, уже заложены в такой бюджет. Что же касается федераций, то они финансируются по-разному. У кого нет серьезных спонсоров, там основная часть - бюджетная. Но есть и такие федерации, как шахматная, например, которая вовсе не тратит бюджетные деньги, существуя на спонсорские средства.

* * *

- Ваша запись в твиттере: "И давайте без откатов", появившаяся после получения Россией футбольного чемпионата мира, стала знаменитой. Наверное, ни для кого не секрет, что многие в нашей стране считают: все эти соревнования проводятся только потому, что кто-то хочет погреть на этом руки. Можно ли, на ваш взгляд, минимизировать коррупционную составляющую во всех этих проектах?

- Можно. Вообще это зависит исключительно от людей, управляющих процессом. Про Сочи ничего не могу вам сказать, так как совсем не занимаюсь этой темой. Зато хорошо представляю, каким образом идет подготовка к универсиаде в Казани. В Татарстане вообще особый стиль управления, за счет которого удается минимизировать такого рода издержки. Видимых скандалов на тему, о которой вы сказали, там не было.

- Что вы имеете в виду под "особым стилем управления"? И что мешает перенести опыт Татарстана на другие регионы страны?

- В Казани все процессы, в том числе финансовые, намного плотнее контролируются правительством республики. Скопировать такой стиль, на мой взгляд, невозможно, потому что речь идет об особой национальной традиции. Другое дело, что у такого подхода можно перенимать лучшее.

- Универсиаде-2013 уделяется грандиозное внимание на всех властных уровнях, хотя, если говорить откровенно, в последние десятилетия этот турнир с точки зрения большого спорта утратил значительную часть своей привлекательности. Видимо, упор делается на социальную значимость Универсиады?

- Главное достоинство спортивной составляющей универсиады - возможность проверить в деле следующее поколение российских атлетов, которое в скором будущем придет на смену нынешнему. Хочу подчеркнуть и то, что инициатива в деле проведения универсиады принадлежала самому Татарстану. Эта республика вообще старается не пропускать интересных для себя проектов, потому что она на основе этих самых проектов развивается. Строится инфраструктура, делается много хорошего для республики. К слову, наследие универсиады будет немалым. Студенческая деревня, к примеру, останется таковой в прямом смысле этого слова - там будут общежития. Эти Игры принесут и много другой пользы.

- Клубы из Казани сегодня входят в число лидеров практически во всех командных видах спорта. Для вас этот "казанский феномен" удивителен?

- Нет, потому что отчетливо просматривается общий принцип, которым Татарстан руководствуется. За счет спорта там поднимают национальное самознание. Не националистическое, подчеркиваю, а национальное. Когда сразу несколько казанских клубов стали чемпионами России, люди поверили в то, что при должной работе и должном отношении возможны большие победы. Да, это требует немалых денег. Но если интерес к занятиям спортом повысится, если через несколько лет это скажется на здоровье людей, значит, выгода получена. С помощью спорта можно лечить социальные недуги - преступность, наркотики, пьянство. Все это хорошо видно на примере татарстанского опыта.

* * *

- Как известно, вы - председатель Наблюдательного совета Российской шахматной федерации. Может быть, именно потому, что в Татарстане особый стиль управления, вы и предложили провести в Казани матчи претендентов?

- Когда в ФИДЕ возник скандал из-за проблемы участия армянского шахматиста в соревнованиях на территории Азербайджана, мы выступили в роли миротворцев. Причем сказали: если еще кто-то вызовется провести матчи претендентов, то мы не против, а если никого больше нет, то мы готовы таким образом урегулировать ситуацию. Татарстан оказался единственным, кто на это способен. Просто мы знали, что там у нас организационных проблем не будет вообще, что они все сделают как надо. А финансовые издержки мы разделим.

- Позвольте еще несколько сугубо шахматных вопросов. По правилам ФИДЕ страна - организатор матчей претендентов имеет право выставить своего номинанта. В Казани же будет играть номинант от Азербайджана гроссмейстер Мамедьяров. Почему наша федерация на это согласилась?

- Это было частью компромисса.

- Компромисс за наш счет?

- Да, миротворческие усилия за счет России. Иногда на это надо идти, чтобы показать, что мы лидеры в шахматном мире, что мы влияем на принятие решений. Да, издержки есть, но главное - это создает правильную репутацию стране.

- А так бы Сергей Карякин мог бы сыграть…

- Конечно, мы бы хотели, чтобы у нас был дополнительный участник, но мы хотим, чтобы участвовали все сильнейшие шахматисты, а если бы не участвовал армянский гроссмейстер, то шахматный мир от этого потерял бы.

- Вы сказали, что мы лидеры в шахматном мире. Возможно, в моральном плане мы еще лидеры, но фактически уже лидерство утратили…

- Мы потеряли корону чемпионов мира, это печально, конечно. Но если посмотреть на первую сотню по рейтингу, то Россия доминирует. Однако конкуренция возросла, это правда.

- Как вы относитесь к проблеме читерства, которая остро встала после скандала во Французской шахматной федерации?

- Я всегда одинаково отрицательно относился к любому мошенничеству…

- У вас есть рецепт, как с ним бороться в шахматах?

- Есть элементарные ограничительные меры, которые можно применять, - речь об электронных средствах защиты, не пропускающих сигналы в определенную зону. Хотя на крупных соревнованиях, таких как Олимпиада, это делать сложнее, чем в матчах один на один. Ну и, конечно, нужны максимально жесткие наказания. По известному скандальному случаю в Ханты-Мансийске решение пока приняла только французская федерация, ФИДЕ вопрос еще не рассматривала, хотя, знаю, такие поручения имеются. Очевидно, надо дисквалифицировать запятнавших себя шахматистов, отнимать очки у сборной, за которую они выступали.

- Осенью будет отмечаться 100-летний юбилей Михаила Ботвинника. Одним из любимых учеников Патриарха был Гарри Каспаров. Будет ли 13-й чемпион мира привлекаться в каком-то качестве на юбилейных мероприятиях?

- Мы пригласили Гарри Кимовича к участию в этом шахматном празднике. У нас задумана целая серия событий, в том числе крупный шахматный фестиваль в конце августа - начале сентября. Приедут несколько ведущих шахматистов мира. Пока еще договоренности о форме участия Каспарова в этом празднике нет. Думаю, как минимум он согласится провести несколько сеансов одновременной игры для детей. Надеюсь, он сможет принять участие и в некоторых соревновательных программах, а не только в сеансах. Но пока Каспаров согласия на это не дал.

- Накануне выборов президента ФИДЕ в Ханты-Мансийске вы говорили, что с Анатолием Карповым не будете сотрудничать ни при каких обстоятельствах. Но вот прошло время, и вас можно видеть вместе на различных шахматных мероприятиях. То есть отношения с 12-м чемпионом мира у вас нормализовались?

- Наши отношения с Карповым можно охарактеризовать как нейтральные. Да, мы приходили на какие-то шахматные соревнования одновременно, и это нормально. Но мы не сотрудничаем. Как к шахматисту я к Анатолию Евгеньевичу отношусь с огромным уважением, он великий Игрок, и это отношение тоже ничем невозможно изменить. Надеюсь, что Карпов будет принимать участие в российской шахматной жизни, и мы найдем формы, необходимые для его участия.

- Не кажется ли вам, что шахматы были на пике популярности, когда они тесно пересекались с политикой? Достаточно вспомнить матчи Фишера и Спасского, Карпова и Корчного, противостояние Карпова и Каспарова…

- Согласен, самая большая популярность была именно тогда. Но повторить это невозможно, да и не нужно. Лучше, чтобы популярность шахмат базировалась не на скандальности, а на позитивных вещах. Но достигнуть этого непросто. Это проблема не только Российской шахматной федерации, но и ФИДЕ.

Мне кажется, ФИДЕ пока не смогла найти правильного подхода. Турниры проводятся, но они непопулярны у широких масс. Что-то не то делается, нет шоу. А ведь шоу делается не только на скандалах. Есть и другие зацепки, которые можно использовать, я в этом абсолютно уверен.

* * *

- В Англии в конце 70-х годов была ситуация, когда у правительства появились "свободные" пять миллиардов фунтов, и там обсуждали, куда их направить: на медицину, потому что было предложение увеличить количество коек в больницах, или на спорт. И в итоге эти деньги отдали на спорт, решив, что чем больше людей им занимается, тем меньше нужно коек. А у нас такое обсуждение возможно?

- Не только возможно, это регулярно происходит. Другое дело, что у нас система здравоохранения хуже по уровню той, английской 70-х, поэтому совсем не вкладывать в медицину дополнительные средства мы не имеем права. Вероятно, когда достигнем какого-то серьезного уровня, уже другая ситуация будет. Но пока... К тому же, чтобы вкладывать деньги в спорт, нужно еще иметь хороших спортивных менеджеров, которые управляли бы этими деньгами. Просто выделить кучу средств, тоже неправильно. Они просто не будут потрачены эффективно.

- С медициной то же самое.

- Это со всеми расходами так.

* * *

- Перед нашими спортсменами поставили задачу занять на Олимпиаде в Сочи первое общекомандное место. А если оно не будет занято? Не повлияет ли это на оценку Олимпиады в целом?

- Конечный итог, количество медалей все-таки не главное. Если болельщики увидят, что наши спортсмены сражаются изо всех сил, что ведут борьбу на каждом участке льда, на каждом метре дистанции, то и отношение к ним будет другое - даже если не удастся завоевать золото в той или иной дисциплине. Если же будет, как в Ванкувере... Хотя надеюсь, мы займем это первое общекомандное место. Если же будет то же самое, что в Ванкувере, то это совсем другое.

- Невольно вспоминается матч в Словении, из-за которого наша футбольная сборная не попала на чемпионат мира-2010. Может быть, раскроете тайну, а кто предложил Президенту России поехать на этот матч?

- Я.

- Вас не убили потом?

- Как видите, я жив.

- Потому что это со стороны выглядело как невольная подстава...

- Я и сегодня не считаю, что это было ошибкой, хотя та история до сих пор аукается. Но мне кажется, что иногда лидер должен быть с народом, в данном случае с болельщиками, не только в победах, но и в поражениях. Это спорт. Иногда наша футбольная сборная проигрывает, да иногда все проигрывают. В этом никакой вселенской катастрофы нет. Да, это очень тяжело, печально, неприятно, но жизнь продолжается.

- Вы сказали, что та история до сих пор аукается. То есть вам изредка о ней напоминают.

- Действительно, напоминают.

- В следующий раз предложите президенту пойти или поехать на какие-то соревнования?

- Я всегда предлагаю. Хотя иногда понимаю, что, может быть, и не стоит это делать. Это как "эффект начальника" при запусках ракет с Байконура. Как правило, специалисты-ракетчики против того, чтобы высокое начальство приезжало в день запуска. Все может пойти по-разному. Риски всегда существуют. В спорте они, кстати, еще выше, чем при той надежности техники, которая у нас есть.

* * *

- Как вы относитесь к тезису президента РФС о том, что мы выиграем чемпионат мира 2018 года?

- Я мечтаю об этом. Он тоже мечтает об этом. Это абсолютно нормально. Может, это воодушевит кого-то. Но мы не пророки. Просто для успеха надо сделать максимум возможного, а мы реальную подготовку сборной еще не начали.

- Прежде вы были членом исполкома РФС, но затем из него вышли. По собственной инициативе, кстати?

- Да, по собственной. Я сам позвонил Виталию Леонтьевичу Мутко, который тогда возглавлял футбольный союз.

- А сейчас, когда выбирали новый состав исполкома, вам не предлагали вновь в него войти?

- Не предлагали. Да я бы и не согласился.

- Вы от футбольных дел вообще отошли?

- Не полностью. Я все-таки был в Заявочном комитете, а сейчас вошел в состав Наблюдательного совета оргкомитета. Так что к футбольным делам я по-прежнему имею отношение и поэтому считаю себя вправе комментировать то, что происходит.

- В таком случае, как вы относитесь к переходу на схему "осень - весна"?

- Думаю, жизнь покажет. У этой схемы есть и плюсы, и минусы. Риски, безусловно, существуют, но страхи, мне думается, преувеличены. С другой стороны, не знаю, будет ли эта система лучше, чем сегодняшняя. Полной уверенности в этом нет. Давайте просто посмотрим. Оценим по итогам двух сезонов, как это будет происходить.

- Последние выступления футбольной сборной России вызвали волну критики...

- Знаете, переход от одного тренера к другому почти всегда вызывает проблемы адаптации. А в нашем случае вдобавок есть проблема некоего ступора у футболистов, которые, как мне кажется, так после Словении и не отошли. Не все полностью психологически восстановились, и это иногда видно по игре: есть боязнь проигрыша, есть заторможенность. Мои английские коллеги, которые болеют за "Арсенал", рассказывали, что, по их мнению, Аршавин от словенской неудачи до сих пор в полной мере отойти не может. Другие футболисты, боюсь, тоже далеко не полностью психологически восстановились. И у сборной (у меня такое ощущение) - эта главная проблема, а не какая-то другая.

* * *

- Существует ли какое-то влияние со стороны правительства на политику РФС? Может быть, непрямое, опосредованное. Какие-то разговоры с руководителями футбольного союза, беседы?

- Я такого не знаю, честно говоря.

- То есть власти все равно, что делает РФС?

- Нет, не все равно. Просто мы считаем, что не вправе вмешиваться в этот процесс. Если кто-то выбран, назначен - значит, человеку оказано доверие и он должен отвечать полностью за это хозяйство.

- Но правильно ли это? Страна получила чемпионат мира, и перед отечественным футболом возникли абсолютно новые задачи, в том числе в рамках подготовки сборной. Признайтесь, устраивает ли вас как бывшего члена исполкома и вообще известного футбольного болельщика нынешняя деятельность РФС?

- Нет, не устраивает. Пока еще футбольное хозяйство у нас организовано, мягко говоря, не очень хорошо. Нужно постепенно воспитывать новое поколение спортивных менеджеров.

- А как вы относитесь к ситуации с футбольными трансляциями на ТВ?

- Конечно, все хотели бы как можно больше бесплатного показа футбола. Но, с другой стороны, я понимаю, что в полной мере это невозможно. Правильно ли в целом устроена сегодня система освещения футбола на телевидении? Не уверен. Наверное, все-таки не оптимально.

- Как-то вы слишком мягко сказали. Ситуация, при которой на общедоступных каналах наш зритель может смотреть чуть ли не все матчи английского чемпионата, а российского - одну-две, выглядит нонсенсом.

- Мне тоже так кажется. Перекос явный. И это касается, кстати, не только футбола, но и других видов, когда даже очень крупные международные соревнования, где выступают наши команды, наши спортсмены, вдруг не оказываются на ключевых каналах. Их просто нет. Иногда это выглядит очень странно.

* * *

- Хорошо, с вашей точки зрения, или плохо то, что в исполкоме РФС столько "политических тяжеловесов"?

- Это, к сожалению, данность. Повторю то, что уже сказал: пока у нас слишком мало высокопрофессиональных спортивных менеджеров. Вот когда их станет больше...

- А станет?

- Мне кажется, уже сейчас в клубах появляются молодые менеджеры, которые и футбол любят, и разбираются в экономике. Не все они станут управленцами высокого уровня, но часть станет.

- Как вы относитесь к финансированию ряда клубов из бюджетных средств?

- Плохо отношусь.

- Что с этим делать? Не стоит ли на уровне законодательства поставить барьер?

- Барьер поставить можно. Но тогда нужно найти другую схему финансирования футбола в целом. К примеру, ввести потолки зарплат, как сделано в хоккее. Хотя там тоже не все проблемы решены.

- В хоккее тоже ситуация пока далека от идеальной.

- Согласен. Но хотя бы какой-то первый шаг сделан. Нужно, чтобы более слабые клубы получали хоть какой-то шанс. А если сейчас убрать бюджетное финансирование, то мы просто потеряем несколько клубов в городах, где большой интерес к футболу.

- Может, решение лежит в плоскости предоставления налоговых льгот или еще каких-то стимулов тем, кто будет содержать эти команды?

- Вполне вероятно, вы правы. Но тогда нужна гораздо большая степень прозрачности во всем, что связано с использованием таких льгот.

- Ну, это уже глубоко.

- Нет, не глубоко. Мы залезаем именно туда, куда нужно залезать. В то, насколько прозрачен у нас спорт, клубы, федерации. На самом деле они уже сейчас становятся более прозрачными, чем раньше. Но пока еще далеки от того уровня, когда им можно будет предоставлять налоговые льготы.

- Многие высказывают недоумение по поводу того, что оргкомитеты крупнейших международных турниров у нас возглавляют большие государственные люди. Трудно представить, к примеру, чтобы вопросами подготовки к лондонской Олимпиаде напрямую занимался премьер-министр Великобритании. Почему у нас так?

- Потому что у нас, чтобы дело сдвинулось, нужно участие руководства. Как минимум на той стадии, на которой мы сейчас находимся. Потому что очень многое зависит от ведомств, регионов.

Надеюсь, что в какой-то момент и в футбольном оргкомитете руководство может быть другим и этим не должен будет заниматься председатель правительства. Но на начальном периоде необходим такой вот высокий уровень. А дальше в практической работе очень многое будет зависеть от умения делегировать полномочия.

- Последний вопрос. Если все в нашей отборочной футбольной группе будет решаться в матче со Словакией, пригласите президента?

- Я даже не уверен, что сам поеду. Каждый раз испытывать такое разочарование - это слишком. Словения была очень большим ударом.

0

185

E-not написал(а):

Но есть и такие федерации, как шахматная, например, которая вовсе не тратит бюджетные деньги, существуя на спонсорские средства.

Если это действительно так, то почему не предьявить государству счет?

0

186

ШАХМАТЫ

Илья ЛЕВИТОВ: "ШАХМАТЫ ЗАШЛИ В ТУПИК, ИЗ КОТОРОГО НАДО ВЫБИРАТЬСЯ"

Недавно в Объединенных Арабских Эмиратах прошел президентский совет Международной шахматной федерации (ФИДЕ), где было объявлено об основании Фонда по модернизации ФИДЕ и создании рабочей комиссии по исследованию вопросов развития шахмат в мире. По окончании этого мероприятия своими мыслями о насущных проблемах российских и международных шахмат с корреспондентом "СЭ" поделился председатель правления Российской шахматной федерации, вице-президент ФИДЕ.

- В чем суть предполагаемой реорганизации, и какова роль комиссии, куда входите и вы?

- Суть реорганизации в том, чтобы изменить сложившийся порядок вещей. Шахматы зашли в некий тупик, "нулевую точку", из которой надо выбираться. Наблюдается застой - тут спорить нечего. Сложилась ситуация, в которой основным принципом стал факт проведения турнира: прошло соревнование - и хорошо, что прошло. Как оно прошло, сколько зрителей за ним наблюдало и какой в мире произвело резонанс - в сущности, никого не волнует. А это никуда не годится.

У нас есть статистика посещений официального сайта претендентских матчей в Казани. Это почти четверть миллиона человек. Казалось бы, неплохо? На самом деле мало. Ведь это был важнейший этап чемпионата мира. Для сравнения: телевизионные трансляции с чемпионата мира по футболу смотрят более двух миллиардов зрителей.

Мы висим в пространстве, в котором шахматы интересны только самим шахматистам. Вот для того, чтобы улучшить ситуацию, чтобы собирать новые идеи, обсуждать их, анализировать, и была создана рабочая комиссия по модернизации шахмат.

- У вас лично какие есть идеи?

- Не обязательно изобретать велосипед. Можно использовать уже апробированные идеи. Например, в декабре в Китае ФИДЕ совместно с компанией "Спорт-Аккорд" проводит интереснейший турнир. В нем четыре номинации: рапид, блиц, игра вслепую и игра двое на двое. В каждой - отдельный призовой фонд.

После Казани ко мне подошли Грищук и Свидлер и говорят: "Нельзя ли перенести Суперфинал чемпионата России, потому что, если он состоится в декабре, как планируется, при всем уважении к этому соревнованию, мы бы хотели поехать в Китай". Я посмотрел на ребят, оба - прекрасные профессионалы, наши ведущие гроссмейстеры, всегда играют в чемпионатах России и за сборную. Глаза у них горят, они хотят пробовать себя в интересных видах шахмат. Только представьте: пара Грищук - Свидлер против пары Аронян - Крамник! Это же страшно интересно!

Почему не организовывать такие мероприятия и нам?! Мы же хотим проводить то, что будет интересно и игрокам, и зрителям: рапид, блиц, игру вслепую, пара на пару! И турниры по "шахматам Фишера" надо проводить. Только использовать не все 960 позиций, возможных при компьютерной жеребьевке, а исключить те, которые приводят к слишком уж нелепым и негармоничным начальным положениям.

Владимир Крамник говорит: "Это - другая игра". Я с ним согласен. Но посмотрите, кто в этой "другой игре" становился чемпионом мира: Свидлер, Аронян, Накамура. Знакомые лица! Те, кто хорошо играют в обычные шахматы, неплохо себя чувствуют и в "шахматах Фишера"!

Убежден, не надо бояться экспериментировать. И обязательно проводить больше соревнований с укороченным контролем времени. Хотя, подчеркну, один лишь быстрый контроль никаких проблем не решит. Мы обязаны научиться по-новому показывать шахматы, обязаны научиться объяснять зрителю позицию, показывать красоту игры. Для этого нужно воспитать целый класс комментаторов и постоянно модернизировать онлайн и видеотрансляции, что мы, кстати, и делаем от турнира к турниру. Только комплекс мер - сокращение контроля, яркие комментарии, работа операторов и режиссеров трансляции - заставит эти 250 000 человек влюбиться в шахматы, а не просто 5 минут посмотреть, как думает великолепный шахматист, и уйти на покерный сайт.

- Критики утверждают, что при сокращении времени на обдумывание страдает качество партий. Вы с этим не согласны?

- Ну, не знаю. Ананд вот сказал, что партия с Шировым из их рапид-матча - одна из лучших в его жизни. Я недавно пересматривал записи старых футбольных матчей, сыгранных много лет тому назад. Так там темп игры был в два, а то и в четыре раза медленнее, чем сейчас. Вместе с уровнем игры убыстряется темп. Да и жизнь убыстряется. И это естественный процесс, который мы в шахматах искусственно тормозим.

Если ты в принципе хорошо играешь в шахматы, то и партии по 25 минут будешь играть хорошо. Если мы посмотрим, кто побеждал на рапид-турнирах в Монако, то встретим все те же фамилии: Ананд, Аронян, Крамник, Карлсен. А кто выигрывал чемпионаты мира по блицу? Все тот же Карлсен и все тот же Аронян.

Мне говорят: будут зевки. Конечно, будут. Месси иногда тоже теряет мяч и порой даже не забивает с пяти метров. И великие вратари иногда выпускают мяч из рук, и он влетает в ворота. Ошибки - часть игры. Не ошибаются компьютеры, но кому интересен 150-ходовый компьютерный маразм в партиях, сыгранных "Гудини" и "Рыбкой"?!

- Вспоминаю наши беседы с незабвенным Давидом Ионовичем Бронштейном. Он говорил: "Вымучивать цепи тяжеловесных раздумий - это не игра. Только в быстром темпе становится ясно, чего стоит тот или иной игрок. Соображать надо быстрее!"

- Я согласен с тем, что при современном ритме жизни соображать надо быстрее. Каким бы гениальным ни был режиссер, невозможно снять триллер, который зритель будет смотреть с интересом семь часов подряд.

И дело вовсе не в том, что много ничьих. Не важно, в конце концов, ничья или "чья". Но пока дождешься этого результата, ты успеешь уснуть, проснуться, проголодаться, поесть, влюбиться и разлюбить. Целая жизнь пройдет, пока они сыграют эту свою семичасовую классическую партию!

- Но вы же не хотите совсем отменить классику?

- Ни отменять, ни заменять классику никто не собирается. В моем представлении классические шахматы - это опера. Я ее не люблю, но есть знатоки, которым она очень даже нравится. Мужчины приходят в костюмах, женщины в вечерних платьях. Но давайте не будем забывать о рок-концертах, куда ходят в рваных джинсах, но которые собирают полные стадионы! Нам нужен шахматный рок, нужны переполненные дворцы спорта и заполненные до отказа стадионы! А Мемориалы Таля, красивые классические турниры с десятью участниками никуда не денутся.

Однако помимо этих элитарных, рафинированных супертурниров мы хотим создать - и уже создаем у нас в России - форму соревнований, привлекательных как для зрителей, так и для организаторов и комфортную для профессионалов. Это - серия этапов Гран-при по быстрым шахматам. Переходящие из одного российского города в другой шахматные фестивали, дарящие зрителям яркое, быстрое, интересное зрелище. Два дня профессионалы играют в быстрые шахматы, один день общаются со зрителями: сеансы, совместные блиц-турниры, лекции.

- Сколько уже провели таких этапов в России?

- Всего в этом году запланировано восемь этапов. Прошли четыре - в Ростове, Серпухове, Улан-Удэ и Каспийске. О тысячах зрителей пока не говорю, но по 500 - 700 человек приходят. В будущем году у меня уже есть подверждение из 15 городов, желающих принять эти соревнования, но надеюсь, что удастся провести 20 этапов. В итоге же хотим довести их число до 50. Две недели в году отдыхаем, а остальные - играем. Каждые выходные в каком-то городе России будет проходить шахматный фестиваль!

- Это здорово! Ну, а о классической опере не забываете? Состав ноябрьского 6-го Мемориала Таля уже известен?

- Уже подтвердили участие Ананд, Карлсен, Аронян, Накамура, Гельфанд, Ван Хао. Россию будут представлять Крамник, Карякин, Непомнящий. Хотим пригласить Иванчука. Буду с Василием говорить, когда он закончит играть в Базне.

Весьма вероятно, что у VI Мемориала Таля будет уникальная для десяти участников 22-я категория. Турнир пройдет на лучшей площадке в Москве - в Доме Пашкова. Величественное здание эпохи классицизма, воссозданные интерьеры времен 1861 года, гигантские потолки - все это завораживает. Побывав на этом турнире, любители шахмат убедятся, что, при всей моей безаговорочной любви к шахматному року - рапиду, классику мы ценим очень и очень высоко. Во всех смыслах.

0

187

Женя Суров опубликовал большое интервью с Ильей Левитовым http://chess-news.ru/node/2952
Здесь только интересные мне выдержки

chessnews написал(а):

Е.СУРОВ: Дело-то вот в чем, Илья. Я думаю, вы и сами понимаете, что вас как раз, я бы сказал, большинство шахматной аудитории рассматривает именно как менеджера, как некоего временщика, который пришел на пост председателя правления РШФ, которому, грубо говоря, шахматы где-то до лампочки. Его задача поуправлять – эффективно, может быть, даже – и уйти потом куда-нибудь еще. Вы с этим согласны или частично согласны или совсем не согласны?

И.ЛЕВИТОВ: Нет, ну это чушь полнейшая. Это говорят люди, которые никогда ничем не управляли, ничем никогда не занимались, очевидно. Во-первых, какое место занимают в жизни человека шахматы или любой другой вид деятельности – никогда же не поймешь. Например, это понятно в случае с Крамником: наверное, шахматы занимают огромную долю его жизни; может быть, шахматы и есть вся его жизнь. В случае с Каспаровым, когда он играл: очевидно, что он занимался шахматами очень много, они занимали все его мысли; у него постоянные сборы, турниры, размышления о шахматах, шахматная политика, и так далее. Я до прошлого года не занимался шахматами ни в плане управления, ни в плане… Это было просто мое хобби. Мне нравился шахматный мир, мне нравились шахматисты, мне нравилось с ними общаться, но я не имел никакого ни к чему отношения. Пару раз приводил спонсоров на Мемориал Таля, не более того. Меня попросили помочь, я просто с кем-то связывался из клиентов своих и они помогали. Это же вопрос очень сложный каждый раз, чем и насколько человек живет. И здесь судить со стороны бессмысленно. Я бы никогда сюда не пришел, если бы мне это не было интересно. Кроме самих шахмат здесь ничего интересного нет. Что здесь такого есть, кроме собственно интереса сделать что-то для шахмат? Если мы говорим о пресловутых финансовых потоках, то это копейки по сравнению с другими сферами, где я работал. Просто копейки, даже смешно об этом говорить.

===============================

И.ЛЕВИТОВ: Болельщики проклянут в любом случае. Шахматные болельщики проклинают все в любом случае. Им не нравится все. У нас такая вот сфера существует, в которой шахматисты всем недовольны и болельщики тоже всем недовольны. Это данность какая-то. Мы сейчас были в Высшей лиге в Таганроге, и там проходила женская Высшая лига вместе с мужской. Прекрасная гостиница, отличные условия, нормальные игровые условия. Там были поначалу проблемы с питанием. Ну, в связи с какими-то обстоятельствами, неважно. И встает, не буду называть фамилию, кто – на собрании игроков. И голосом матери, потерявшей ребенка, кричит организаторам, которые потратили на это очень много денег. Представляете, принять сто с чем-то человек на две недели, им экскурсии организовывали, все… И женщинам впервые оплатили все. Никогда такого не было: они приехали на Высшую лигу с расходом ноль. И она орет истошным голосом: «А почему на ужине только один пакетик чая? Зачем такое жмотничество наглое?» - кричит шахматистка. Организатор, очень милая девушка, спокойно записывает, говорит: «Хорошо, мы вам положим еще один пакетик чая». Вот нормальный человек встанет и скажет: «Во-первых, спасибо вам большое за то, что вы нас приняли. В центральной части России, на море, прекрасная погода, воздух, отношение великолепное. Большое спасибо. Если можно, маленькая только просьба: положите еще чая. Я люблю чай вечером пить».

Е.СУРОВ: Насколько я понял, она в ресторане именно так и попросила, а ей отказали. Насколько я понял.

И.ЛЕВИТОВ: Я не знаю, кто кому отказал. Если бы меня так принимали, я бы десять раз попросил, и с каждым разом все вежливее и вежливее. Меня принимают, за меня все платят. Я не понимаю. Ощущение, что тебе все должны. Вот это откуда-то взялось. Мы даже недавно с Бареевым обсуждали, я даже не понял, честно говоря… Может быть, если бы я жил и увлекался шахматами с сорокового года, я бы знал подоплеку этого. Может быть, это с советского периода идет какое-то такое отношение ко всему, что все тебе должны, а ты никому ничего не должен. Концептуально это ужасно. У нас пытаются все время шахматистов удовлетворить, а они как-то неудовлетворяемы, видимо, по определению.

Е.СУРОВ: А не переходите ли вы грань в другую сторону? В сторону шахматистов. Вот вы, насколько я понимаю, подписываете с ними какие-то контракты, в которых у них есть довольно большие обязательства, которых раньше не было. Может быть, здесь тоже не стоит переходить грань?

И.ЛЕВИТОВ: Грань какую?

Е.СУРОВ: Делать из шахматистов… Не сказать «рабов», но…

И.ЛЕВИТОВ: Во-первых, там никаких особо обязательств нет, начнем с этого. Практически никаких обязательств нет. А участие в гроссмейстерских школах – дело абсолютно добровольное. Я ни устно, ни письменно никому не ставил условие участвовать в гроссмейстерских школах. Но половина из тех, кто участвовал, сами в восторге от этого. Кому-то не понравилось. Кто-то не поедет больше. Никаких проблем нет. Во-вторых, это оплачивается достаточно неплохо. Я никакой проблемы в этом не вижу. Мы не создаем какую-то кабалу или что-то. Во-первых, ты же договор-то добровольно подписываешь. Не хочешь – не подписывай. Никто же никого не заставляет. Мы предлагаем грант в обмен на что-то. Ну, деньги же просто так тоже не выдаются.

Е.СУРОВ: Ну, вот что сейчас записано в контрактах – это секрет или нет?

И.ЛЕВИТОВ: Секрет. Ничего особенного. Мы просим их просто играть за сборную, участвовать в каких-то соревнованиях, гроссмейстерских школах… Но это опять же – нигде же не прописано, что с такого-то по такое-то ты должен оказаться там-то. Я ж понимаю, что у них профессиональная жизнь. Это профессиональные спортсмены, которые должны все делать для того, чтобы успешно выступать. У нас с ними интерес один и тот же. Чем успешнее Карякин играет, тем лучше. Моя задача сделать так, чтобы его опыт передавался детям. Каким-то образом объединить разные среды шахматистов. Вот есть среда элитная, в которой шахматисты между собой общаются. Есть среда детей, которые начинают играть в шахматы профессионально. Вот моя задача их объединить, чтобы они как-то перетекали одна в другую.

Е.СУРОВ: Вот мы сразу ушли на какие-то чисто шахматные темы. Бог с ним. А мне было интересно вот что. Как вы узнали о том, что вам предлагают этот пост председателя правления? Что, Дворкович позвонил, пришел к вам…

И.ЛЕВИТОВ: Попросил, да. Позвонил, попросил.

Е.СУРОВ: Что сказал?

И.ЛЕВИТОВ: Ну, попросил присоединиться к работе федерации сперва. Это было еще в феврале, по-моему.

Е.СУРОВ: В феврале прошлого года?

И.ЛЕВИТОВ: Да.

Е.СУРОВ: Чем объяснил?

И.ЛЕВИТОВ: Повышением эффективности работы.

=========================

Е.СУРОВ: «Уважаемый господин Левитов! Два вопроса. Недавно стало известно, что руководство РШФ выступает против практики проведения суперфиналов чемпионата России…» Это действительно так, да?

И.ЛЕВИТОВ: Ну, была такая мысль, да.

Е.СУРОВ: Она осталась?

И.ЛЕВИТОВ: Аркадий Владимирович сказал, что она неправильная.

Е.СУРОВ: Вот так даже?

И.ЛЕВИТОВ: Да, поправило нас старшее руководство. Поэтому это была не идея руководства, это была наша идея. Идея Правления. Мы считали, что этот турнир неэффективен.

Е.СУРОВ: А когда Аркадий Владимирович сказал вам, что это неправильно?

И.ЛЕВИТОВ: Вот я недавно с ним общался, он сказал, что надо пока оставить, что не созрело… Нет, ну он прав: нет альтернативного решения. Нельзя просто так отменять и не предлагать ничего нового и интересного. Идея, которая была озвучена Мотылевым, мне не нравится категорически. То есть, проводить все то же самое, с теми же расходами, только статус Суперфинала убрать, а просто сделать турнир. Они и в Суперфинале-то не борются, а в турнире это уж совсем будет никому неинтересно. Я думаю, что… А хотите сенсацию?

==========================
И.ЛЕВИТОВ: Мы, по крайней мере, не будем, видимо, выдвигать… Пока нет альтернативной идеи какой-то, схема останется прежней. Мы унифицируем женский и мужской Суперфинал, по восемь человек. Мне очень понравилось то, что три человека выходят из Высшей лиги. Борьба колоссальная, до последнего тура.

Е.СУРОВ: Да вот в том-то и дело, что в последнем туре не оказалось борьбы.

И.ЛЕВИТОВ: Это правда, да, на последний тур их не хватило. Но перед этим была шикарная борьба. Турнир получился выдающийся, я считаю. Я с огромным интересом смотрел Высшую лигу. Я понимаю, что им тяжело – тем, кто разделил с 4 по 12 места, - но…

Е.СУРОВ: «Уважаемый Илья! На многих шахматных сайтах более полугода идут дискуссии о дальнейших путях развития шахмат в России. Ответьте, пожалуйста: будут ли РШФ обобщены (и когда) наиболее реальные и вменяемые предложения в некоей программе развития шахмат в России на 2012 год, только не до 2020 года?»

И.ЛЕВИТОВ: Да, мы пишем этот документ к Наблюдательному Совету, осенью он будет готов.

Е.СУРОВ: Сейчас не можете как-нибудь в двух словах раскрыть это?

И.ЛЕВИТОВ: Смысла нет просто. Надо опубликовать. Опубликуем его — будем обсуждать. Мы опубликуем его драфт для всеобщего обсуждения, для замечаний, для всего. Просто это достаточно масштабный документ, над которым мы, к сожалению, работаем в свободное от основной работы время, скажем так.заниматься и привлекать инвесторов, которые будут ремонтировать. Потому что иначе это путь в никуда, я бы так сказал. А как привлекать людей в шахматы, если им негде играть? Да, Интернет – это хорошо, но все-таки не сравнить игру в Интернете и вживую. Не сравнить занятия с тренером вживую, потому что люди хотят иметь какое-то сообщество живое. А Интернет не заменяет ничего, к сожалению.

================================

И.ЛЕВИТОВ: Я заметил, да. А мне – приходилось. Вот самое сложное – это первые недели. Потому что надо этот процесс запустить. А когда организм переходит в этот режим, он начинает в этом режиме существовать. Ему становится комфортно даже в процессе сброса веса. Так и здесь: я хочу, чтобы было постоянное движение вперед. Я хочу, чтобы были новые идеи, новые люди, новые турниры.

Е.СУРОВ: То есть, сейчас этот режим запущен, да?

И.ЛЕВИТОВ: Нет, близко даже нет.

Е.СУРОВ: Даже близко не запущен?

И.ЛЕВИТОВ: Нет. Как ни странно, прошел год – мы только сделали огромный объем подготовительной работы. Огромный. Без нее никак нельзя. Нельзя в одну секунду сделать что-то яркое, красивое. Условно говоря, мы переделали все, что здесь было. Все положения, договоренности, отношения с регионами, отношения с госорганами, Устав, Наблюдательный совет, эффективность работы людей, штат… Всю подготовительную работу. Сейчас можно запускать какие-то большие программы. Мы уже способны это делать. А год назад мы неспособны были это делать.

0

188

anonim написал(а):

" И голосом матери,потерявшей ребенка,кричит организаторам...орет истошным голосом "А почему на ужине только один пакетик чая...?" Сначало прослушал,а затем прочел эти слова Левитова и противно стало от слов руководителя российских шахмат.Возможно,шахматистка в чем-то была и неправа,может быть ее тон не понравился Илье,но ТАК говорить о ЖЕНЩИНЕ-недостойно мужчине.(Кажется Брюсов:Ты женщина!И этим ты права!)
В начале беседы с Е.Суровым упоминались помидоры...Если бы я присутствовал в студии,то первым запулил бы помидором в Илью за вышеупомянутые слова...
Илье Левитову неприятно было бы читать примерно такую фразу :"Вкрадчивым голосом,похожим на голос шулера,которого подозревают в распиле спонсорских денег,Левитов рассказывал о планах Федерации".(мое личное мнение,что Вы-не шулер. У Вас глаза честного человека).
Вашу беседу, наверняка, прочтут все участницы Высшей Лиги среди женщин.И они запомнят,что нельзя высказывать замечания в адрес их организаторов.Ибо Левитов скажет про них,что "кричали организаторам...орали истошным голосом"и тому подобное.
Нехорошо Вы поступили,Илья Левитов.Наберитесь мужества,проявите благородство и извинитесь перед шахматисткой.
2)Левитов:"Болельщики проклинают все в любом случае...Им все не нравится...они всем недовольны.Это данность."
Это о всех шахматистах России (дайте помидор!).
Наверно всех шахматистов можно считать "болельщиками",как людей не безразличных и болеющих душой за состояние шахматных дел в стране и на местах(А.Дворкович болеет за состояние шахмат в целом по России,В.Крамник переживает за состояние шахматных дел на Родине в Ейске,А П.Свидлер- в Петербурге.За что-то переживает и Е.Суров.Ну а миллионы рядовых шахматистов переживают то,что их гонят в шею из шахматных клубов и они осенью и зимой вынуждены играть где придется).
И вот те на,руководитель шахмат России "припечатал" нас болельщиков...
Илья,это просто множество точек зрения шахматистов-болельщиков.Всего лишь,а не недовльстсво.
Пы сы: Печатаю данный текст и вижу,что Вашу беседу просмотрело 515 человек.И НИ ОДНОГО МНЕНИЯ-КОММЕНТАРИЯ о сказанном Вами...Маловато что-то у Вас,Илья, соратников.Догадываетесь-почему?

Как хорошо быть анонимом
И в откровенности лихой
Скользя по Интернету мимо
Сказать Левитову - плохой

Себя ж подать в тиши умея
(Левитов ясно весь в г**не)
Подумать: Я его умнее
Я в белом ну и на коне

0

189

Общество
Анатолий Карпов: Идёт борьба за передел мира
06 июля 09:18

АНДРЕЙ САМОХИН

Выдающийся шахматист и общественный деятель, он всегда имел собственную оценку развития России и глобальных процессов. Сегодня мы представляем точку зрения Анатолия Карпова на нашу страну, современный мир, православную церковь, шахматы и многое другое.
Фото: © РИА «Новости» / Владимир Федоренко
Штрихи к портрету
12-й чемпион мира превзошёл по количеству побед всех шахматистов в истории. Его именем названы улицы в городах России, Украины, Белоруссии, Сербии, Испании. Карпова всюду встречают неизменно радушно – и президенты, и простые люди.
В 70-е, 80-е его имя часто мелькало на первых полосах мировых газет. Матчи с «перебежчиком» Виктором Корчным, несостоявшийся матч со скандальным американцем Бобби Фишером, бесконечная серия с Гарри Каспаровым. Последний олицетворял perestroika&glasnost, а Карпов – советский «имперский» патриотизм. Все это было не только «большими шахматами», но и большой политикой.
«Перестроечные» газеты, часто с подачи небезызвестного партийного идеолога Александра Яковлева, нарочито «не жаловали» Карпова – общественного деятеля, председателя советского Фонда мира, члена ЦК ВЛКСМ и депутата Верховного Совета СССР, не боявшегося высказывать свою позицию, отличную от «мейнстрима развала». Ну а разного рода ковалёвы и новодворские за глаза называли его агентом КГБ, приписывая победы чуть ли не парапсихологической помощи комитета.
Анатолий Евгеньевич никогда не был ни изгоем, ни революционером. Да, он был человеком, прочно встроенным в советскую систему, притом человеком, мягко говоря, небедным. Известный факт, который любят смаковать «любители матчасти»: в конце 70-х в СССР 350-й «Мерседес» был только у троих: у Брежнева, Высоцкого и у него. Благо, призовой фонд мировых шахматных турниров был тогда не сравним с сегодняшним.
Не превратился Карпов в революционера и «борца» и позже. Побывал в правлении двух банков, вложился на паях в разработку Ангаро-Ленского газового месторождения, создал собственную компанию «Салон «Шахматы Карпова», которая разрабатывает и производит уникальные военно-исторические шахматные наборы из бивней мамонтов.
Очевидно, добротное экономическое образование в ЛГУ и звание профессора политэкономии оказались не лишними в бизнесе.
Однако процент «маржи» и вообще материальный успех для гроссмейстера Карпова никогда не были главным жизненным мотивом. Большая часть его жизни всегда была посвящена общественной работе. Кроме руководства Международной ассоциации фондов мира, он состоит в правлении такого числа фондов, академий и общественных организаций, что одно их перечисление заняло бы целый абзац.
По инициативе Анатолия Карпова в ряде регионов России на средства Ассоциации фондов мира для ветеранов и инвалидов войны построены госпитали и отделения, оборудованы центры охраны матери и ребёнка, оказывается помощь Ивановской международной школе-интернату, другим детским учебным и медицинским учреждениям. Значительные средства выделены на издание Книг памяти павших в Великой Отечественной войне, на восстановление духовных центров России, среди которых Оптина пустынь, Донской монастырь, Валаам.
Из своих личных средств экс-чемпион мира помогает Дому ребёнка, пострадавшим от чернобыльской аварии, одарённым молодым музыкантам по программе «Новые имена».
А ещё вместе со своим единомышленником Константином Курченковым он профинансировал создание «инвалидного» троллейбуса в Москве и множество других добрых дел. Широкая публика не слишком-то осведомлена о них – ведь Карпов о своих делах не трубит. Также без особого паблисити с его подачи в 2004-м был возрождён Всесоюзный (ставший всероссийским) юниорский турнир «Белая ладья».
Мы были шахматной страной
– Анатолий Евгеньевич, когда-то в шахматы в нашей стране играли буквально везде: с обычными досками во дворах, огромными фигурами – в санаториях, «дорожными» магнитными наборами в поездах… Куда всё это ушло из нашей жизни?
– Очевидно, туда же, куда и всё остальное… Увы, в России с этим интеллектуальным спортом сегодня стагнация. Шахматная специализация в Академии спорта хиреет на глазах. Восходящих российских звёзд мирового уровня не видно. Мы не можем выставить никого против норвежской звезды Магнуса Карлсена, который, я уверен, будет следующим чемпионом мира.
Первенство России среди юношей и девушек в Сочи. Фото ИТАР-ТАСС
С шахматами произошла та же история, что со многими другими видами спорта. Разрушить многоуровневую систему спортивного отбора талантливых детей, работавшую в СССР, было легко. А вот восстанавливать её придется долго. Всесоюзный юниорский турнир «Белая ладья» собирал в 1985 году 460 тысяч детей. С поправкой на территорию и население нынешней России это было бы где-то 300 тысяч. В прошлом году на аналогичном всероссийском турнире мы впервые перешагнули рубеж 100 тысяч участников… Молодец Ирина Роднина, которая через «Спортивную Россию» активно поддерживает такие детские соревнования, как «Белая ладья» и «Золотая шайба». Представьте, несколько лет назад у кого-то из спортивных чиновников возникла безумная идея отменить эти старые «бренды». Слава Богу, удалось их отстоять.
Конкретно с шахматами негативную роль, безусловно, сыграло руководство ФИДЕ, все 90-е и начало «нулевых» не популяризировавшее эту игру в мире, а занимавшееся какими-то другими играми. Эта «аура» не могла не заразить и многие национальные комитеты.
– Могут ли спасти ситуацию детские шахматные школы Карпова?
– Я стараюсь делать то, что в моих силах, но не могу заменить всю федерацию. Шесть лет назад по линии Благотворительного совета Москвы мы разработали целую программу по обучению детей шахматам в школах. Всего таких школ по России у меня больше ста, поэтому посещать каждую удаётся редко.
В апреле я открыл новую школу в небольшом таёжном городке Белый Яр в Томской области, а в мае – в чешской Лидице. Есть договорённости о школах в Берлине и Ростоке.
Шахматы приходят в начальные учебные заведения по всему миру. Первыми такой опыт освоили Швеция и Испания. В школах уральского города Сатка годовой курс шахмат стал обязательным ещё в середине 90-х годов. Но у нас сегодня преподавателей этой игры катастрофически не хватает. Именно поэтому несколько лет назад в РГСУ мы открыли кафедру шахмат, которая будет готовить таких специалистов. На ней учатся более 100 студентов, первый выпуск состоялся в 2009 году.
– В прошлом году на выборах в ФИДЕ Вы дерзнули вступить в борьбу с Кирсаном Илюмжиновым, которого открыто поддержал советник президента Аркадий Дворкович. И на Вас немедленно вылили целый ушат помоев в прессе и в Интернете…
– Мне к шельмованию и клевете не привыкать. Скажем, в конце 80-х меня активно невзлюбил главный «архитектор перестройки» Александр Яковлев. Причин тому было много. Например, та, что я дружил с курировавшим спорт заведующим отделом пропаганды ЦК КПСС Евгением Михайловичем Тяжельниковым, с которым мы сблизились ещё по работе в комсомоле. Яковлев его люто ненавидел. А с идеологических позиций я мешал им как известный и популярный в народе спортсмен, имеющий свою патриотическую позицию и не собирающийся разыгрывать назначенные роли в их «перестроечных» спектаклях. Для «демократов», которых он растил и пестовал, я был раздражающим представителем победного советского спорта. Я видел, что они очерняют всё советское скопом. Хотя тогда я, как и большинство соотечественников, ещё не мог представить, чем это всё закончится.
По прошедшим выборам в ФИДЕ, ставшим, наверное, самыми грязными в истории шахмат, можно сказать, что в истории всё повторяется… Особенно печально эти события коснулись Российской шахматной федерации, где в пылу борьбы со мной устроили настоящий моральный погром…
Ну, победил меня Кирсан, отстоял своё председательское кресло благодаря немалому «административному ресурсу», с помощью которого можно, как оказалось, давить и на спортивных чиновников в разных странах…Ну, и что дальше? Будет ли от этого лучше мировым и российским шахматам? Судя по предыдущему сроку его руководства – вряд ли.
Переизбранный Илюмжинов сперва вроде бы публично принял основные положения моей программы о детской шахматной школе, о реформе чемпионатов мира по шахматам, связанной с увеличением числа партий в матчах претендентов на шахматную корону. Всё это оказалось пустыми словами. Прошло уже достаточно времени с его переизбрания, чтобы понять: не будет ни этого, ни обещанной отмены платы за шахматные звания. Вместо этого председатель ФИДЕ озвучил на днях свою новую концепцию шахматных чемпионатов, в которой классические шахматы упраздняются вообще. Остаются только блиц-партии, «быстрые шахматы», а всё наследие предыдущего века просто выбрасывается на помойку! Почему не раздалось сразу же возмущенных голосов шахматной общественности? А она съедена, сброшена за доску… Хотя уверен, что видные шахматисты ещё скажут по этому поводу своё слово.
Нехороший «осадок» от выборов у многих моих именитых зарубежных коллег остался надолго. К тому же команда Илюмжинова продолжает залезать в карман шахматистов. Например, на крупных международных турнирах стоимость проживания в гостиницах, забронированных ФИДЕ для участников, оказывается заметно выше, чем в других городских гостиницах такого же класса. Эти непонятные наценки приносят функционерам федерации с каждых таких соревнований от 50 до 100 тысяч евро.
– Что означает Ваша нынешняя должность – посол ФИДЕ в международных организациях?
Фото ИТАР-ТАСС
– Опираясь на мои старые контакты, мы сейчас разрабатываем соглашение с ЮНИСЕФ, подобное тому, что было заключено этой организацией с ФИФА. Поскольку это ООНовская организация, направленная на работу с детьми, такое соглашение, кроме престижа международных матчей, может способствовать развитию детских шахмат, особенно в странах «третьего мира». Может оно помочь и организации представительных международных детских шахматных турниров в России. Работаем мы сейчас также в направлении подобных договоров с ЮНЕСКО: шахматы ведь не только спорт, но и древнее культурное достояние землян.
К сожалению, в предыдущие годы была упущена возможность ввести шахматы в олимпийскую программу, пока МОК возглавлял Хуан Антонио Самаранч. В середине 90-х, когда мы с ним общались, и он, и его помощники были двумя руками «за». Нынешний председатель МОК Жак Рогге шахматы как спорт не понимает. К тому же программа летних Олимпийских игр сегодня явно перегружена, а спортивные дисциплины зимних Олимпиад должны быть по тексту Олимпийской хартии связаны со снегом и льдом.
Несколько лет назад мы создали Международную ассоциацию интеллектуальных видов спорта, и была идея предложить МОКу включить в олимпийскую программу целый ряд игр, кроме шахмат: шашки, го, бридж... В отличие от летних Олимпиад, где задействовано даже ночное время, в зимних для этих игр спокойно нашлось бы и время. Но для этого нужно дополнить текст Олимпийской хартии.
Покатит ли тульский «Мишка»?
– Иногда из масс-медиа глухо доносится: шахматист Карпов строит «народный автомобиль» – конкурент «Ё-мобилю»…

– Ну, во-первых, мы не конкуренты. Мы делаем автомобиль в совершенно другой ценовой нише – от 175 до 200 тысяч, а творение Прохорова будет стоить 350–450 тысяч рублей и выше. Проект автомобиля «Мишка» был разработан несколькими талантливыми российскими инженерами. Там пластиковый «вечный» корпус, очень интересные решения по ходовой части и по технологии бесконвейерной ручной сборки. Его можно собирать побригадно – причём легко тиражировать сборку в любых промышленных городах, не строя под это специальных заводов.
Были проработаны несколько модификаций: пикап, фургон, обычный седан и модель для инвалидов. По стоимости должно получиться нечто среднее между «Окой» и «Жигулями» – классика. Но по удобству и другим качествам «Мишка» значительно превосходит обе этих машины. Салон довольно просторный, а багажник ёмкий – до 400 килограммов груза влезет. По проходимости же легкий и высокий «Мишка» поспорит с джипами. Кстати, этот автомобиль прошёл все необходимые государственные экспертизы и испытания, в том числе краш-тесты, и получил сертификат на промышленное производство. До кризиса удалось выпустить 12 таких экспериментальных машин, которые и сейчас бегают между Тулой и Москвой, изумляя народ.
– Производство замерло в кризис из-за денег?

– Да, из-за них, а ещё потому, что в Тульской области сменился губернатор Стародубцев, который полностью поддерживал нас. Нынешний губернатор В. Д. Дудка долго не мог доехать нашей производственной площадки, хотя она в 15 минутах езды от здания областной администрации. Этой весной тульский губернатор всё же посетил нас, но предшествовало этому другое событие – мы выиграли очередной суд по иску к обладминистрации. Она изначально владела пакетом акций нашего предприятия в обмен на землю и производственную площадку бывшего комбайнового завода. Убеждённый своими советниками, что это начинание Туле не нужно, он попытался отобрать землю с площадкой, не возмещая нам наших расходов. Хотя речь шла о сумме для области смехотворной – шесть миллионов рублей.
Высший арбитражный суд в январе вынес решение в нашу пользу – в смысле возмещения расходов. Площадку же, переданную нам областью в собственность как взнос, мы теперь у неё арендуем.
– Может быть, попытка тормознуть перспективный «народный автомобиль от Карпова», так же как и кампания против Вас на выборах в ФИДЕ, шла от либеральной тусовки?
– Не знаю, но на все эти тяжбы ушло много времени и сил. С финансированием проекта остаются проблемы: требуются инвестиции для масштабирования производства до нескольких сотен машин, причём деньги нужны по автомобильным меркам мизерные – 100–120 миллионов рублей. Но у нас уже есть внушительное число будущих заказчиков, ведутся переговоры с предприятиями отечественного автопрома.
На шахматной доске – весь мир
– С какой стадией шахматной игры можно сравнить сегодня экономическую и политическую ситуацию в России?
– Миттельшпиль заканчивается на глазах. Партия переходит в эндшпиль. Цейтнот тоже присутствует. Мы всё дальше и дальше уходим по пути сырьевого придатка. До сих пор нет комплекса законов, необходимых для развития малого и среднего бизнеса. Средства, которые выделяются государством для промышленности, малого бизнеса, оказываются в закромах тех же частных банков-монополистов.
Некоторые надежды появились, правда, в связи с инициированным премьер-министром Агентством стратегических инициатив и с провозглашением им курса на новую индустриализацию страны. Беда в том, что в стране сложились влиятельные кланы, которые будут сопротивляться и саботировать подобный разворот. Разумеется, главные мощные противники промышленного возрождения России находятся за рубежом.

– Как Вы смотрите на имущественное расслоение в нашей стране?
– Оно чудовищно. Во времена совершенно безумной приватизации, которая у нас происходила в начале 90-х, огромные народные богатства ушли в очень малое количество карманов. Какого масштаба были эти богатства, я понимаю на примере своего отца. Работая главным инженером на предприятиях ВПК, он сделал 89 изобретений, все из которых были внедрены в производство. Он был одним из соавторов системы «Град», шариковых бомб. Он получал среднюю по советским меркам зарплату и большие премиальные. При этом государство регулярно недоплачивало ему огромные суммы, которые он получал бы как авторские отчисления на Западе. И таких созидателей, как мой отец, в стране было немало. Недоплаченные им деньги складывались в народное богатство, от которого питались все.
И вот это-то общее богатство в начале 90-х годов и перешло разом в руки отдельных шустрых личностей. То, что сделали тогда при Ельцине и Гайдаре, безусловно, было обманом народа. Механизм этого обмана предельно чётко вскрыл Сергей Глазьев – наиболее близкий мне сегодня политэкономист.
– Мир на наших глазах сегодня всё более «съезжает с катушек». Каково ваше ощущение: что происходит в арабских странах, в других регионах Земли, которые словно бы по команде начали «раскачивать»?

– Ясно, что за этим всем стоят определённые влиятельные силы. Процессы, которые они затеяли, – страшно опасны. Понятно, что идёт борьба за передел мира, в первую очередь – за контроль над энергоресурсами, а перспективе – и за другие природные ресурсы, например, питьевую воду, пашни. Поскольку одни нефтяные страны нельзя выдернуть из контекста – то решили смешать и другие фигуры на доске.
– Заклятый друг нашей страны Бжезинский ещё в прошлом веке написал о большой «шахматной игре», которую должен вести Запад. Спрашиваю именно Вас – можно ли играть в «мировые шахматы» так, как это делается сегодня? Что будет следующим ходом – драка шахматными досками?
– Мне кажется, мир должен более оперативно и действенно реагировать на вызовы. Меня, например, изумляет, почему нельзя было быстро решить такую проблему, как пиратство возле Сомали. Вместо этого бомбят несчастную Ливию, разжигают революции в других арабских странах. Очевидно, есть какие-то группы, которым выгодно возникновение таких больших и малых кровоточащих точек на планете.
– Есть ли, на Ваш взгляд, опасность, что международные «шахматисты» попытаются провернуть в России в преддверии выборов–2012 вариант «финиковой» или «оранжевой» революции?
– Есть, конечно. Немало сил и лиц хотели бы поучаствовать в подобном процессе. Чем это чревато? Разрушением страны. Американцы пытаются насадить свой тип демократии везде, но я бы не согласился, что это идеал демократии вообще, тем более для нашей страны.
– Верующий ли Вы человек?
– Не могу сказать, что истово, но верующий. Крестили меня родители ещё в детстве. В жизни моей были случаи сверхъестественной помощи свыше. Кстати, прежде чем баллотироваться на пост председателя ФИДЕ, я получил благословение Святейшего Патриарха.
С церковью меня связывают давние нити. Фонд мира, который я возглавлял, всегда тесно сотрудничал с РПЦ. И я в советское время был одним из немногих счастливчиков, который мог в любое время без дозволения со Старой площади встречаться с иерархами церкви. Хорошо знал патриарха Пимена, часто общался и с ушедшим недавно патриархом Алексием II.
Получилась интересная историческая коллизия: в начале 80-х более 60 процентов поступлений в Фонд мира приходило от Русской православной церкви. Зато когда в конце 80-х РПЦ начали передавать храмы и монастыри, находившиеся в плачевном состоянии, то мы через Фонд мира возвратили церкви многое из её же средств в виде благотворительности.
Убеждён: если бы у нас не было православной церкви, страна давно развалилась бы на мелкие кусочки. Общие моральные устои – остались только там.

0

190

Интервью Евгения Бареева

– Евгений, как формировалась наша сборная, по каким принципам?
– Правление РШФ подготовило в прошлом году документ, который был утвержден Наблюдательным советом. В нем четко прописаны критерии, на основании которых спортсмены привлекаются в сборную. Учитываются выступления во внутренних и международных соревнованиях, коэффициент Эло и т.д. А. Быховский, как председатель Тренерского совета, на основании своего опыта предложил, чтобы право определения окончательного состава оставалось за тренером. Непростое решение по его определению  пришлось принимать мне. С Грищуком и Карякиным было все достаточно просто, с Крамником тоже. Но у нас имеются 5-6 шахматистов с примерно одинаковым рейтингом и сравнимыми результатами, из которых надо было выбрать еще троих. В результате за бортом остался Томашевский, в этом году прилично выступивший практически во всех турнирах и ставший чемпионом России по быстрым шахматам. Также не попал в команду Яковенко, который достаточно успешно играл в различных лигах и до последнего времени сохранял очень высокий коэффициент. В сборную попал Витюгов, играющий достаточно ровно, Свидлер, который, несмотря на высокий коэффициент, не очень удачно выступил на последней Олимпиаде, и Непомнящий – он блестяще провел прошлый год и неровно играет в этом. После долгих размышлений, я склонился к этим трем кандидатурам.

– Решение было принято в мае?
– Я принял решение очень поздно – по окончании клубного чемпионата в Ольгинке. Честно скажу: для некоторых наших шахматистов мой выбор оказался шоком. Но в любом случае пришлось бы резать по живому.
– В США сборная определяется чисто математически: вычисляется средний коэффициент игроков за определенный период, и все. А у нас, несмотря на 12 критериев, окончательное решение принимает тренер. Зачем они тогда нужны? Мы же безо всяких критериев понимаем, что у нас есть 7-8, максимум 10 претендентов в сборную.
– С одной стороны, это так. С другой – хоть на что-то, но надо опираться. Тренер не может привлечь, условно говоря, Матлакова, потому что тот должен для начала успешно выступить в Суперфинале или, для начала, отобраться туда.
– Неужели Максим не проходит ни по одному из критериев? За что-нибудь наверняка можно «зацепиться»!
– Да, но есть совокупность критериев. Например, у него Эло ниже 2700. По рейтингу, впрочем, в команду не попадает Непомнящий. Тем не менее, я,  памятуя совет Бориса Наумовича Постовского о том, что сборная постоянно должна омолаживаться, счел необходимым его пригласить. Это несколько рискованный шаг; с другой стороны, хочется верить, что спад у него был временный. Надо давать шанс, как и в случае со Свидлером. Пусть в Ханты-Мансийске Петр выступил неудачно, но до этого на Олимпиадах и командных чемпионатах мира он играл достаточно уверенно, и есть основания верить, что он может показать хороший теннис.
– Со всеми ведущими игроками подписаны контракты?
– В прошлом году мы подписали контракты, а в этом году у нас существует документ, принятый Наблюдательным советом, о правилах проведения чемпионатов мира, Европы и Олимпиад, где подробно прописаны права и обязанности игроков. Поэтому мы не стали предлагать новые контракты. Кроме того, у некоторых спортсменов подписаны договора на гранты, где тоже прописаны их обязанности.
– Какие призовые полагаются за чемпионат мира?
– 25, 15 и 10 тысяч долларов за 1-е, 2-е и 3-е место соответственно. Соответствующий документ есть в открытом доступе на сайте РШФ. Просто сайт РШФ находится в стадии  реконструкции, и найти его непросто.
– Если сейчас главный тренер приглашает шахматиста, то практически все соглашаются? Не приходится никого, как в былые годы, уговаривать?
– Учитывая, что Крамник нашел в себе мужество и отказался, то «практически» все. Например, Грищук. Мне приятно, что после тяжелых матчей претендентов Саша, хотя честно признавался, что летом обычно не играет, а готовится и отдыхает с семьей, на просьбу откликнулся сходу. Повторюсь: есть шахматисты, которые тоже хотели выступить, но на сей раз не попали в команду.
– Незадолго до матчей претендентов Марк Тайманов обвинил Крамника в отсутствии патриотизма. Сейчас Владимир за команду опять не играет. В чем тут дело?
– Зачем навешивать ярлыки и давать резкие оценки тем или иным событиям нашей жизни? Что происходит, то и происходит: кто-то играет, кто-то нет. Например, в 1992 году я сдавал выпускные экзамены в институте и отказался играть на Олимпиаде в Маниле. Слава богу, вместо меня поехал 16-летний Крамник, благодаря которому команда с легкостью заняла первое место, несмотря на тяжелые климатические условия, из-за чего ребята мало спали. Крамник тогда набрал почти 100%.
Ничего страшного в отказе кого-то из участников я не вижу. Крамник считает, что обязательства по контракту (а со спонсорами, проводящими турнир в Дортмунде, его связывают многолетние отношения) достаточно важны для его карьеры, его жизни. Слава богу, мы еще не опустились до такой степени, что у нас есть только 5 шахматистов и больше некому играть. Не хочет – его дело. В конце концов,  выигрывает не тот, у кого высокий коэффициент, большие заслуги и звание экс-чемпиона мира, а тот, кто в данный момент находится в хорошей форме и настроен на борьбу. Поэтому данная проблема не стоит выеденного яйца. Того же Тайманова, наверняка, обвиняли в отсутствии патриотизма, когда он проиграл Фишеру 0:6. Но причина была в другом.
– Понятно. Просто эти разговоры о патриотизме продолжаются постоянно.
– Кто-то подбрасывает нелепую тему в интернет-сообщество, и начинается ее бессмысленное обсуждение людьми, вероятно, скучающими в офисах, безработными и пенсионерами, которым очень хочется пообщаться, самовыразиться, но я подозреваю, что в жизни им просто нечем заняться. Подписывать надо посты, тогда не придет в голову писать глупости.
– Какой результат на чемпионате мира будет признан удовлетворительным?
– Я как раз недавно вспоминал предыдущие чемпионаты мира. Это один из самых успешных турниров для команды России: из последних пяти мы выиграли три и сейчас являемся действующими чемпионами. В предыдущих чемпионатах, что бы ты ни делал, нельзя было занять место ниже третьего. Мы всегда боролись за первое место, но иногда по своей глупости его не занимали. А сейчас впервые будет по-настоящему сложный турнир, потому что в него отобрались реально сильнейшие команды, которые привезут сильнейших игроков, и подбор этих игроков мало чем уступает нашей команде. Очень ровные, очень опытные, очень сильные, очень мотивированные сборные. Мы будем сильные среди равных. Надеюсь, мы окажемся достаточно устойчивы психологически для того, чтобы обыгрывать равных. Перед командой стоит по-настоящему трудная задача. Надо проявлять себя! Будем играть плохо – не попадем даже в тройку. Будем играть хорошо – будем в тройке. А если будем играть очень хорошо, и нам еще кое-где повезет, то займем первое место.
– Сейчас из ансамбля выпадает только Египет?
– Да. Невысокий средний коэффициент у Израиля (без Гельфанда), но они сильны командным духом: каждый раз играют так, словно защищают Голанские высоты. Армяне отличаются тем же. Так что все команды хороши. Очень многое будет зависеть от факторов, которые сейчас невозможно предположить и учесть.
– Состав нашей сборной был определен за два месяца до начала чемпионата. Не рановато?
– Этот срок прописан в документе, утвержденном Наблюдательным советом. Он нужен для того, чтобы, например, Морозевич за два дня до старта не попал в команду, потому что выиграл Высшую лигу со стопроцентным результатом. Надо, чтобы участники сборной могли спокойно готовиться к турниру и не нервничать. Чтобы они могли позволить себе немного поэкспериментировать или, наоборот, попридержать какие-то идеи.
– То есть человек, который «выстрелил» накануне чемпионата и явно находится в хорошей форме, в сборную все равно не попадет?
– Во-первых, Морозевич вовсе не в хорошей форме, он в начале Высшей лиги играл ужасно. Может быть, он еще только на пути к хорошей форме. Но вообще, привлекать кого-то в последний момент неправильно, надо заранее определять команду.
– Изменения возможны были только при чрезвычайных обстоятельствах?
– Ну да, только по справке, если кто-то заболел. Тогда надо было писать в ФИДЕ и просить замену. По Положению, страны должны назвать свой состав до 31 мая.
– А когда должен быть объявлен порядок по доскам?
– В Положении я не нашел требования объявлять этот порядок заранее. Когда мы приехали на Олимпиаду в Ханты-Мансийск, то все африканские спортсмены определяли порядок на собрании капитанов, хотя мы объявили его заранее. Нам тоже дали бумажку, и мы его снова указали. Думаю, уже на месте, числа 15-16 июля нас попросят такую заявку подать.
– То есть вы для себя порядок определили, но раскрывать его нет смысла?
– Пока порядок определен только процентов на 87,5. На первую доску, скорее всего, мы заявим Сергея Карякина, а запасным будет Никита Витюгов. Но окончательное решение будет принято уже в Китае.

Главный тренер и лидер сборной России

– А как удалось всю команду привезти на сбор? Ведь раньше с этим бывали проблемы.
– Главное условие: сбор должен быть небольшой. Если сбор продолжается две недели, то никого привезти не удастся. Второе условие – это единые требования к кандидатам в команду. Тебе предлагается: если хочешь – играй, но тогда соблюдай некоторые минимальные условия. А не хочешь – не играй, и никто не будет тебя просить приезжать на сбор, проходить медицинское обследование. Медобследование, кстати – это достаточно жесткое требование, которое министерство спорта предъявляет сейчас к федерациям. РШФ почти ничего не требует от шахматистов, а только просит хорошо играть за сборную страны.
– Гроссмейстеры приехали в «Огниково» на неделю?
– Да. В былые годы мы всегда с удовольствием приезжали на короткие сборы перед соревнованиями. Например, в тот период, когда у меня дети были маленькие, я считал за счастье приехать на сбор, чтобы отоспаться и прийти в себя. Сейчас ситуация в команде не столь драматична, у нас ребята молодые, не все женатые. Приезжают пообщаться,  подышать воздухом.
– Чем занимается народ, помимо шахмат? Какого-то общего режима нет?
– У нас все «разнорежимные». На завтраке я встречаю 2-3 человека. Все стекаются к обеду и приходят на спортивные мероприятия, которые начинаются в четыре. Мы играем в футбол или баскетбол.
– Здесь проходят также сборы юных шахматистов Москвы. Они играют с вами?
– Я сегодня как раз встречался с руководителем сбора Евгением Елецким, предложил к нам присоединиться, но выяснилось, что юниоры не горят желанием вместе с нами заниматься спортом. Им было бы интереснее посмотреть что-то на доске.
– Сборы в «Огниково» проходят на регулярной основе? У федерации есть договор с этой базой?
– В этом году у нас достаточно серьезный договор, намечено много сборов по линии министерства и наших внутренних: с юными шахматистами и сборных страны. У министерства есть договоренность с «Огниково», поскольку эта база соответствует определенным критериям: по спортивным сооружениям, проживанию, питанию и т.д. Мы очень хотели бы снова проводить сборы на Круглом озере, но за последний год они резко взвинтили цены. Руководитель шахматной федерации отправил письмо в министерство спорта с просьбой сделать цены приемлемыми для шахматистов, однако мы получили отрицательный ответ. И нам пришлось все сборы перенести сюда. В любом случае бюджет, который нам выделяет министерство, недостаточен для намеченного нами количества сборов, поэтому существенную часть расходов берет на себя федерация.
– По престижности чемпионат мира приближается к Олимпиаде?
– Исторически Олимпиада важнее. Но звание «чемпион мира» тоже звучит гордо.
– Чего все-таки не хватило нашей сборной, чтобы выиграть в Ханты-Мансийске?
– Возвращаясь к началу разговора: если играть хорошо, то будешь бороться за первое место…
– Так боролись же!
– …Если еще при этом повезет, то выиграешь турнир. В данном случае история с решающей партией Малахова с Ефименко – это и есть то самое «везет – не везет», из которого складывается победа. Три раза из четырех Малахов, наверное, сможет сделать  ничью в чуть лучшей позиции, но один раз, когда это нужно было для победы сборной, он не смог.
– Неужели все сошлось на этой партии?
– Ну а как, если мы отстали от Украины на одно командное очко? В междоусобном матче при счете 2-1 в нашу пользу Малахов проиграл. Где мы еще могли их обойти, если Украина не теряла очки?
– Все-таки, мы проиграли матч Венгрии. Были и другие ухабины на тернистом пути…
– Безусловно. Но если бы матч с Украиной мы выиграли, то тернистый путь превратили в светлый путь к победе.
– Насколько серьезными представляются идеи ФИДЕ о модернизации самой себя? В частности, было объявлено о смещении акцента на быстрые шахматы.
– Это не относится к модернизации, – это, скорее, насыщение и без того раздутого календаря ФИДЕ. Меня смущают знаменитые 20%, которые ФИДЕ норовит взять из любого источника. Если ФИДЕ хочет таким образом пополнить кассу, то это плохо, а если она действительно хочет развивать быстрые шахматы и, например, первые три года, пока все не стабилизируется, не будет брать деньги за подсчет коэффициентов, то это совершенно другое дело. Надо посмотреть, что последует за громкими объявлениями ФИДЕ. Я не очень понимаю, кто будет всем этим заниматься и справится с тем объемом новых вызовов, которые встанут перед ФИДЕ после принятия программы продвижения рапида в массы.
– Вопрос как к члену комиссии ФИДЕ по проведению чемпионатов мира. Какое впечатление произвели претендентские матчи в Казани?
– Я выступал за отмену матчей и проведение турнира восьми человек в два круга в будущем. Матчи произвели на меня угнетающее впечатление, мне это мероприятие
не понравилось.
– Грищук прав – это действительно похороны классических шахмат, или формат оказался неудачным?
– Просто не повезло. Так случилось, что партии, которые могли оказаться результативными (после чего отстающим в счете пришлось бы открываться), закончились вничью. Не меньше трех выигранных позиций, а то и больше шахматистам почему-то не удалось выиграть – как проклятье какое-то. И так оно все пошло, ниточка за иголочкой. Все подготовились очень прилично, а кроме того – это очень длинное соревнование. Изначально все настраиваются на три матча. Любой считал, что ему надо с минимальными затратами выиграть первый и второй матчи, чтобы остались силы на третий, решающий. Четыре партии в четвертьфинале, четыре в полуфинале, шесть в финале плюс еще три дня тай-брейка – количество партий нечеловеческое. А потом идет обсуждение, не добавить ли еще пару партий на каждой стадии. Я так скажу: из шести партий две обязательно будут короткие ничьи, потому что люди не железные, у всех запас сил ограниченный. В любом случае придется пару партий не играть: не потому, что не хотят, а потому, что они профессионалы и играют полный турнир. Когда в старые добрые времена игрались матчи из 10-12 партий, то между матчами были большие перерывы.
– Сейчас уже нереально найти спонсоров на то, чтобы проводить претендентские матчи поэтапно?
– Так у нас осталось пять стран, которые проводят крупные турниры. А по большому счету, все основные соревнования проводит Россия. Вероятность процентов 80, что в следующем году матч на первенство мира пройдет в Москве. Не верю, что кто-то перебьет условия, которые предложил Филатов. Кубки мира, мужской и женский, пройдут в Ханты-Мансийске; этапы женского Гран-при – в Ростове и Казани, может быть, в Нальчике. Матчи претендентов в Казани мы готовили несколько месяцев, вели тяжелейшие переговоры с ФИДЕ; с ними вообще очень тяжело работать, мало кто захочет.
– Недавно появилось решение о переносе Суперфинала на август, из-за чего у ведущих гроссмейстеров сильно уплотнился график. Почему было принято такое решение?
– Плотнее график не стал: Суперфинал был и остался. На сроки, на которые был назначен мужской Суперфинал, наложили Интеллектуальные игры в Китае для спортсменов с Эло свыше 2700. Игры пройдут с 8 по 18 декабря. Несколько участников Суперфинала играют в этом лично-командном соревновании от России, и они попросили перенести сроки.
– А кто именно попросил?
– Мы их увидим в Китае. Окончательный состав Игр еще не определен, попасть в число приглашенных непросто. Наши ребята очень хотят туда поехать, отправили заявку, а независимые организаторы выбирают шахматистов. Там будут веселые шахматы: быстрые и блиц.
– Понятно. Просто шли разговоры о том, что Суперфинал перенесли из-за Крамника.
– Как видишь, это не так. И не верь слухам, пожалуйста.
– По каким причинам РШФ хочет вообще отказаться от Суперфинала?
– Окончательное решение еще не принято. Существуют два предложения, прописаны две системы розыгрыша. В календаре, который мы сейчас делаем, оставляется место для Суперфинала в декабре 2012 года. Но если будет принято другое решение, то декабрь окажется менее насыщенным. В моем видении, декабрь – это месяц подведения итогов года: в декабре будут проходить финал Гран При, финал Кубка России. Как решит Наблюдательный совет, так и будет. Моя задача – подготовить аргументированные предложения. Могу сказать, что после окончания Высшей лиги в Таганроге некоторые ярые защитники Суперфинала уже не так категоричны в своих пристрастиях и вполне допускают, что предложенная система с резким увеличением призового фонда в Высшей лиге при одновременном ограничении числа участников путем жесткого отбора имеет свои явные преимущества. Хотя бы в силу безумно насыщенного календаря. Есть и другие факторы, которые обсуждались в прессе. «Швейцарка» с ровным и сильным составом, с очень высоким призовым фондом, достаточное количество туров, чтобы объективно выявить сильнейших, возможность передать этот турнир в регионы, поскольку там будут участвовать все лучшие, – наверное, это не настолько бессмысленное предложение, как о нем говорилось на Тренерском совете. Проходит время, и у одних и тех же людей может появиться другое видение, поменяться точка зрения. Сила привычки велика: система суперфиналов действует с 2004 года, люди к ней привыкли, и любые драматические изменения их пугают. Может быть, решение об изменении формата не идеальное, но оно имеет смысл по многим и многим причинам.
– Главная из них, очевидно, та, что очень трудно «продать» Высшую лигу?
– Будем откровенны: не трудно – почти невозможно. В этом году Руководитель шахматной федерации отправил письма в ряд регионов с просьбой помочь в организации Высшей лиги. Пришли вежливые отказы. Не случайно место было определено всего за 2-3 месяца до старта. Причем очень важно было соблюсти объявленные сроки, потому что вся осень предельно загружена. Каждый раз жуткая проблема – провести это соревнование.
– А если объединить Высшую лигу с Суперфиналом, то турнир будет легче провести?
– По идее, да. Но после года работы в федерации в нынешней должности я категорически отказываюсь предугадывать последствия того или иного действия! Казалось бы, логика подсказывает, что какая-то идея пройдет легко, хорошо и понятно, а практика смеется мне в глаза и говорит: «Ты ничего не понимаешь в шахматной жизни России!»
Приведу простой пример. Мы с Ильей Левитовым в прошлом году думали о том, как активизировать шахматную жизнь внутри страны и предоставить шахматистам достаточное количество игровой практики и возможность достойно зарабатывать. Решили, что система Кубка России позволит нашим шахматистам нормально существовать. Вспоминались золотые 90-е годы, когда многие с удовольствием ездили по разным городам России: в Великий Новгород, в Томск, в Санкт-Петербург на этапы Кубка России. Призовые фонды были тогда порядка 10 тысяч долларов, кажется. Мы решили финансово насытить систему Кубка России. Призовой фонд каждого турнира определили минимум в 400-450 тысяч рублей. Запланировано девять турниров, а в финале призовой фонд составит 3 миллиона рублей. Мы предполагали, что это вполне хорошие финансовые условия. Система розыгрыша Кубка такова, что очки, набранные в каждом из девяти турниров, идут тебе в копилку, и ты можешь попасть в число 16 сильнейших (15 человек попадают в финал из отбора, и к ним добавляется прошлогодний обладатель Кубка). Но по каким-то неведомым мне причинам количество желающих сыграть в этапах Кубка мизерно для тех финансовых возможностей, которые дает регулярное в них участие. У нас в стране сотня гроссмейстеров, а в каждом этапе играет от силы десяток. Призовой фонд финала в три миллиона рублей никого не интересует.
– Возможно, это тоже сила инерции.
– Может быть. Поэтому я не могу ответить на вопрос: что будет, если вы сделаете так-то и так-то? Понятия не имею! Шахматисты – они настолько необычные, со своей внутренней логикой и пониманием того, что и как они должны делать! То, что для меня логично – для  них, порой, абсурдно.

0

191

Евгений Бареев: "ПОД ОГНЕМ ОЖЕСТОЧЕННОЙ КРИТИКИ"
12.07.2011 г.
Во второй части беседы с гроссмейстером, главным тренером сборной России Евгением Бареевым затронуты, главным образом, вопросы внутренней жизни Российской шахматной федерации. Вопросы задавал Владимир Барский.

– Как сейчас работает Российская шахматная федерация, кто за что отвечает?
– Идет постоянная рутинная работа: доукомплектовывается штат сотрудников федерации, проводятся календарные соревнования, дорабатываются основополагающие документы. Федерация сталкивается с новыми вызовами и проблемами. По некоторым вопросам ее деятельность вообще никак не регламентирована.
Возьмем, например, «алкогольный» случай на недавней Высшей лиге. Он показал, что необходимо создать КДК – Контрольно-дисциплинарный комитет, который детально разработает раз и навсегда (на основании министерских документов, этического кодекса ФИДЕ и Конституции, на которую так любит ссылаться Свешников) правила поведения спортсменов и возьмет на себя функцию органа для разрешения возникающих споров и конфликтов во время проведения шахматных мероприятий. Чтобы не надо было обращаться к Денису Хисматуллину с вопросом, можно ли пьяного шахматиста выгонять из турнира. Потому что такое обращение – это абсурд как минимум по двум причинам.
Наша рутинная жизнь достаточно интенсивна. Идет постоянная оргработа от турнира к турниру, в которую вовлечены организационный, судейский и спортивный отделы. Еще и ФИДЕ нам постоянно подбрасывает работу. Скажем, организацией матчей претендентов в Казани занималась РШФ, три наших сотрудника постоянно дежурили в Казани. Все вопросы, связанные с логистикой: билеты, приезд, отъезд, переговоры – легли на нас. Каждый месяц проходит какое-то крупное мероприятие, а в следующем году будет только хуже, то есть, конечно, лучше – больше! Должно возрасти количество этапов Гран-при по быстрым шахматам, и планируется расширить географию турниров. Сама жизнь подсказывает, что короткие турниры более привлекательны для шахматистов. Сейчас спортивным отделом ведется разработка положений, систем проведения турниров, в рабочем порядке проходят переговоры руководства федерации с руководством регионов, организаторами.

– Спортивным отделом руководит гроссмейстер Евгений Бареев. Кто работает в его подчинении?
– У нас самый большой штат, пожалуй. В спортивном департаменте, правильнее сказать, работает Струтинская – она занимается женскими шахматами и контактами с министерством спорта. Детский отдел – это Пожарский и Кобалия, на них лежит вся оперативная работа. Архипов занимается тренировочными сборами РШФ для детей, а Рублевский сейчас брошен на новое направление – координацию деятельности региональных гроссмейстерских школ. Эти школы позволят снять нагрузку с РШФ по подготовке перспективных молодых шахматистов и частично переложить ее на регионы. Я отвечаю за мужские шахматы и частично координирую деятельность женского и детского отдела.
– Федерация возрождает гроссмейстерские школы, занятия в которых проводят наши ведущие шахматисты. Однако напрашивается вопрос: а почему почти не привлекаются к работе профессиональные тренеры?
– Профессиональные – это те, которые как минимум 5 раз в неделю ведут занятия? Тогда сразу хочется спросить: кто конкретно имеется в виду? Мне будет гораздо легче ответить на вопрос, если от абстрактных формулировок мы перейдем к конкретным фамилиям.
– Хорошо, попробуем. Есть заслуженный тренер России, гроссмейстер Юрий Разуваев.
– У нас был с Разуваевым разговор. К сожалению, он не в очень хорошей физической форме, проходит курс лечения и полноценно работать не может. Поэтому мы предлагали ему приезжать на любое количество дней на любой сбор. Надеюсь, что приедет, когда будет в силах.
– Заслуженный тренер СССР Анатолий Быховский.
– Анатолий Авраамович? Но он же больше функционер, как и я. Мы знакомы с 1982 года, когда он возил меня на чемпионат мира до 16 лет, где я стал чемпионом. Он никогда слишком активно не занимался тренерской практикой, он хороший «мозг» по общим, глобальным вопросам. Хотя, конечно, Грищука приподнял, было.
– Заслуженный тренер СССР Александр Никитин.
– Я не знаю шахматиста, кроме Каспарова, кого бы подготовил Никитин, поэтому его тренерская слава, мне кажется, несколько преувеличена.
– Он помогал, например, Бакро и Яковенко.
– Ничего не могу сказать про Яковенко. С Бакро он работал неудачно, в период, когда тот поссорился со своим постоянным тренером Дорфманом. Хотя действительно, стоит его попробовать. Впрочем, посоветуюсь с Дмитрием сначала.
– Заслуженный тренер СССР Марк Дворецкий.
– Он категорически отказался работать с нашей федерацией в знак протеста против того, что Крамник и Грищук получили от федерации гранты. По его мнению, не они должны их получать, а подающие надежды шахматисты.
– Получается, тренеров у нас нет?
– Я такого не говорил. Просто кто-то болен, у кого-то позиция, поэтому работаем с молодыми перспективными тренерами.
– Есть еще гроссмейстер, заслуженный тренер СССР Игорь Зайцев.
– Он работает в региональной гроссмейстерской школе в Костроме вместе с Белавенец, и хорошо работает – воспитывает шахматистов Центрального федерального округа.
– Все-таки это разные специализации. Чтобы действующему гроссмейстеру провести занятия с детьми, он должен подобрать какие-то позиции, а они не апробированные – удачные, неудачные? Тут ведь тоже очень важно «не навредить». А у тренеров есть определенный опыт, есть подборки проверенных заданий.
– Подобрать позиции сейчас – это заглянуть в книгу или компьютер, ничего сложного. Про навредить – вообще бред. Ничего не делай и не навредишь – самое простое. К тому же, с философской точки зрения, любое мгновение вроде как уникально. Никому не дано определить, навредил ли ты. Даже у самого М. Дворецкого наряду с успешными учениками были те, кто не заиграл. Скорее их даже больше, чем тех, кто стал знаменит.
Поэтому говорить о том, что кто-то выдающийся тренер, я бы не стал. Каждый может что-то показать на шахматах, поделиться своим опытом. Очень много у нас в стране хороших тренеров, незаметно делающих огромную ежедневную работу.
– Понятно. У нас нет выдающихся тренеров, поэтому мы готовим одновременно и детей, и тренеров. Методом проб и ошибок.
– Мы вовсе не готовим сейчас тренеров. Мы смотрим, насколько сильные шахматисты имеют склонность к тренерской деятельности, нарабатываем определенный опыт. Кто-то, может быть, просто уйдет в тренеры. Например, нам очень понравилось отношение Рублевского к тренерской работе, и мы предложили ему попробовать себя в роли координатора большого проекта по подготовке детей по всей стране.
– В «64» №3/2011 была статья Сергея Рублевского о гроссмейстерской школе. В частности, он там пишет: «Нашел один очень хороший пример, но оказалось, он уже в книге Дворецкого засветился». А Дворецкий, взглянув на статью Рублевского, сказал, что все приведенные в ней примеры есть в его книгах и картотеке.
– Никто и не спорит: у Дворецкого самая большая и лучшая картотека.
– И она постоянно пополняется.
– Безусловно. Поэтому Дворецкий был первым человеком, которого уже на третий день нашей работы в федерации мы пригласили к сотрудничеству – лучших специалистов мы пытались сразу привлечь. Но если Дворецкий не хочет с нами работать, как его можно заставить? Что делать, если у человека принципиальная позиция, он всегда ею отличался. Да, у него отличные материалы с точки зрения картотеки. Но, например, какая-то часть этой картотеки точно перешла к Долматову. Путь шахматиста зависит от различных факторов, не только от того, насколько хорошие задания он получает. Картотека важна, но все-таки этого недостаточно. Иначе любой, у кого была бы картотека, добивался выдающихся результатов. А если все обзаведутся картотекой – кто-то же все равно будет выигрывать? А взять того же Карлсена: я очень сомневаюсь, что у него в детские годы была какая-то специальная картотека, но ведь стал же выдающимся шахматистом.
– Он работал со многими сильными гроссмейстерами – Агдестейном, потом Нильсеном…
– Но без картотеки?
– Неужели у Агдестейна нет картотеки, хотя бы дебютной?
– У Карлсена дебют никогда не был сильнейшей стороной, он эндшпиль играет лучше всех на свете в свои 20 лет!
– Хорошо, перейдем к другой теме. Только что я работал на Кубке Дворковича. Насколько важное место занимает этот турнир в календаре РШФ? Он наложился на Высшую лигу в Таганроге, и за сборную России играли далеко не все сильнейшие. Турнир организован блестяще, но насколько он для нас важен, престижен?
– Когда я занимался детскими шахматами, я ставил самые серьезные задачи перед нашими молодыми шахматистами, мы выставляли самую сильную команду, но результат был почти такой же. Если мы и входили в тройку, то с огромным трудом, выиграть не могли, а побеждал Китай. В этом году календарь уплотнился, и действительно получилось так, что от нас играли не самые сильные спортсмены. Победили армяне. Последние 8-10 лет в Армении детскими шахматами занимается Смбат Лпутян. Там открылось огромное количество школ и секций по всей стране. Количество перешло в качество.
– У нас ведь тоже действовали школы, которыми ты руководил. Получается, они не принесли плоды?
– Одно дело, когда в каждом поселке существуют отделения центральной детской школы, когда десятки, а то и сотни тренеров трудятся во всех уголках маленькой страны, а лучшие ученики потом стекаются в центральное отделение, где с ними занимаются лучшие тренеры. У них действует государственная программа; то, как было в Советском Союзе. А у нас была одна школа, пять тренировочных сборов в год. Когда дети уезжают домой, они должны выполнять задания, заниматься шахматами. Кто их контролировал? Порой никто! Задания они часто отказывались выполнять. Их тренеры не всегда работали в единстве и согласии с нашими тренерами.
– Можно сказать, что года 3-4 оказались потерянными?
– Почему потерянными? Кое-что было сделано. В конце концов, среди участников сборов – Гири, Букавшин, Белоус, Матлаков, Сюгиров, Андрейкин, из девочек – Савина, Таирова, Боднарук, Гиря, Небольсина, Ивахинова, Северюхина и так далее. Без этих сборов ситуация у нас была бы еще хуже.
Вот взять пример Долматова. Он ушел работать в Гостиную Дворковича и взял с собой лучших, самых талантливых на тот момент московских ребят. Он занимается с ними несколько дней в неделю по много часов, плюс дает им домашнее задание, плюс там абсолютно фанатичное отношение самих детей и их родителей к занятиям. И все равно все это не гарантирует выдающихся результатов. В той же Армении или Азербайджане точно так же работают над шахматами их сверстники; а может быть, они занимаются даже больше. Конкуренция огромная! У мальчика должны быть выдающиеся данные для того, чтобы он смог вырасти в большого спортсмена. В этом проблемка.
– А выдающиеся данные для тренера не нужны? Все-таки, важнее мальчик?
– Безусловно, важнее сам материал, который невозможно испортить, какого бы тренера ему ни дали. Рано или поздно, судьба подарит тренера, который ему подойдет. Карпову – Зайцева, Каспарову – Никитина, Карлсену – Агдестейна, у Каруана 11 тренеров, один лучше другого. Сейчас найти хорошего тренера – не проблема. Но, скажем, Чернин – хороший тренер для Каруана, а для Костенюк он оказывается плохим тренером. Очень много составляющих: характер, база данных… Как повезет: есть талант и есть удача. Все должно слиться воедино, чтобы получился результат.

– Какие еще есть отделы в РШФ?
– Еще есть отдел, занимающийся ЦДШ. Работа клуба преобразилась, там же сейчас в шахматы играют, там можно найти шахматистов! Идет ремонт здания, день за днем улучшаем как внутреннее состояние, так и фасад. Нам удалось попасть в программу правительства Москвы по реконструкции, у нас сейчас трудятся специалисты, которые определяют объем работ и сроки…
– Лет 5-6 назад в клубе уже был серьезный ремонт…
– Когда год назад так называемая «новая команда» пришла в клуб, то выяснилось, что примерно треть здания в непригодном состоянии и его нельзя использовать. В редакцию «64» люди до сих пор ходят по пожарной лестнице, – разве так можно?
– В новой команде на руководящие должности выдвинулся ряд довольно неожиданных людей. Почему?
– Не понимаю, о ком ты, но очевидно – дело в их компетентности и желании работать. Мало кто желает работать, особенно в федерации, каждый шаг которой подвергается ожесточенной критике.
– Ожесточенной критике? Да вроде особо не критикуют, пристально следят только, подсказывают.
– Можно и так сказать. Сайты Сурова, Шипова, Старцева – рупоры подсказок. На них всегда можно найти свежую статью, открытое письмо или просто реплику обиженных федерацией – Яновского, Никитина, самого Сурова, безвестных анонимов. Я за критику, которая постоянно держит в тонусе и заставляет работать лучше. Главное, чтобы критиками двигали не комплексы, обиды и упущенная выгода, а искреннее желание помочь, чтобы острая критика не переходила в оскорбления, а факты не передергивались, извращая события.
– Как следует из последнего интервью Левитова, с Сергеем Яновским найден какой-то компромисс?
– Планируется, что он поедет на ближайший чемпионат Европы в качестве тренера, как он и хотел. В конце концов, Сергей пришел к одному из двух вариантов, которые я ему предложил в начале года и на который он неадекватно, на мой взгляд, отреагировал. Я тогда, напомню, предложил ему либо работать в офисе с 10 до 19, либо работать по хорошему контракту: выполнять определенную работу на вверенном участке. В итоге к этому и пришли, он совсем недавно уволился из штата и теперь по контракту может поехать в Болгарию. Хотя пока, вроде, не подписал.
– Кобалия тоже работает по контракту или сидит в офисе?
– Кобалия работает как штатный сотрудник, он не сидит в офисе и играет в турнирах, если в отпуске. Если нынешняя работа ему понравится, то он постепенно на ней и сосредоточится. Работа с детьми, работа с родителями, которые сейчас забрасывают его письмами с требованиями и жалобами – это довольно специфическая работа. В детском отделе ты постоянно находишься под огнем. Очень трудный участок!
– То, что всех особенно интересует – это турниры, прошедшие и будущие. С точки зрения турнирного директора, насколько удачно прошел клубный чемпионат в Ольгинке?
– Сам турнир, на мой взгляд, прошел вполне себе ничего. Место неплохое, ребята боролись вполне пристойно, сыграли в свое удовольствие два дополнительных турнира – чемпионаты России по быстрым шахматам и блицу. Немного не повезло с погодой, но все равно участники постоянно играли по вечерам в футбол на свежем воздухе. По окончании турнира критики оказалось не так много. Были определенные шероховатости, конечно, но мы турнир проводили в первый раз на новом месте. Говорили: место не хуже, чем Дагомыс.
Меня не удовлетворило, естественно, количество команд, не удовлетворило количество участников блица и рапида. Я ожидал, что приедет больше шахматистов. Ведь была возможность останавливаться в любых домах отдыха и частном секторе по соседству, призы были достаточно большие, состав очень сильный. Почему турниры не привлекли большого внимания? Может быть, отпугнула дорога? Я не могу понять. Опять я что-то недосчитал; я полагал, что интерес будет больше. Жалобы на дорогое проживание несостоятельны, потому что размещение в поселке, в частном секторе было дешевое.
Когда мы вели переговоры с ОК «Орбита», то предполагали и гарантировали около 300 человек. А приехало 150. Свои контрактные обязательства перед организаторами мы не выполнили в полной мере.
– С другой стороны, если бы приехало в два раза больше народа, то в игровом зале все бы не поместились.
– В тот момент я уже знал количество команд. Если бы приехало больше народу, мы бы еще задействовали первый этаж и вышли из положения.
– В следующем году клубный чемпионат будет проходить там же?
– Очень хотелось бы выполнить пожелание капитанов команд и тех, кто не сумел попасть на клубный чемпионат. Одна из основных проблем – это несовершенный календарь, когда мы не смогли развести клубный и детский чемпионаты. В следующем году следует составить календарь таким образом, чтобы эти турниры прошли один за другим, и дети и их тренеры смогли влиться в команды. Согласно календарю ФИДЕ и ЕШС, вроде бы, получается найти в апреле 21 день, чтобы уместить эти два соревнования. Мы не может перейти на май, потому что везде будут сверх-цены. В Ольгинке детский чемпионат не помещается, поэтому логично провести все в «Аква-Лоо». Капитаны команд готовят свое предложение по следующему турниру, но не показывают.
– А как в этом году прошли детские чемпионаты в «Аква-Лоо»?
– Меня не вполне устраивает игровое помещение. В большом светлом зале все не поместились; мы хотели задействовать еще один ресторан, но тогда было бы невозможно прокормить всех детей, родителей и тренеров. Надеюсь, что вскоре после чемпионата мира мы представим утвержденный календарь на следующий год и можно будет начинать переговоры с потенциальными организаторами тех или иных соревнований. Мне хотелось бы, чтобы в следующем году улучшилось игровое помещение для детского первенства.
– В остальном «Аква-Лоо» всех устроил?
– Московская делегация осталась недовольна. Людмила Сергеевна Белавенец высказывала претензии детскому отделу, ближе к делу узнаю, в чем там заключалась проблема. Всегда можно найти недостатки, но важно, чтобы общее впечатление осталось положительным. Вообще, у нас в стране не больше десятка комплексов, способных принять свыше двух тысяч человек. А то и меньше. Будем пытаться договариваться, объяснять, просить. Мы теперь знаем, что нам надо, и нам будет легче объяснить свои пожелания.
– В эти 21 день не входят детские и взрослые турниры по быстрым шахматам и блицу?
– Пока что структура турниров не утверждена, календарь в стадии разработки. Все лучшее должно остаться. 
– Что нас ждет до конца года?
– Август – Суперфиналы у мужчин и женщин, потом Кубок мира в Ханты-Мансийске. Сентябрь – Мемориал Ботвинника и клубные Кубки Европы. В первой половине октября международные турниры в Пойковском и Саратове. Во второй – сбор перед чемпионатом Европы. С 1 по 10 ноября в Греции будут проходить мужской и женский чемпионаты Европы, затем наступает пора финала Кубка России. Одновременно с Кубком пройдет Мемориал Таля. В декабре мужчины едут в Китай на Интеллектуальные игры, а женщины будут готовиться и играть в чемпионате мира в Турции. Кроме того, в декабре, скорее всего, пройдет финал Гран-при по быстрым шахматам. Не говоря уже об этапах мужского и женского кубка России и этапах Гран-при, – в общем, есть где сыграть.
– В Мемориале Ботвинника участвуют четверо мужчин – Ананд, Карлсен, Аронян и Крамник, и четверо женщин – Татьяна Косинцева, Чмилите, Конеру и Даниелян. Они будут играть в ГУМе?
– Да. Это проверенное место, договоренность уже есть. Сейчас прорабатываются технические моменты, связанные с тем, что по ходу игры партии будут прерываться, и игроки несколько минут будут рассказывать зрителям о том, что происходит на доске. Идея, вроде как, позаимствована у англичан, которые используют ее на своем турнире в Лондоне. Там она пользуется большим успехом у зрителей, решено опробовать ее у нас.
Два дня участники играют, а на третий в рамках дня города пройдут сеансы одновременной игры на Гоголевском или на Тверском бульваре, а также вечер, посвященный Ботвиннику. Надеюсь, руководители региональных федераций откликнутся на наше приглашение и привезут на сеансы сильнейших детей.
– Где будет проходить Мемориал Таля?
– В Доме Пашкова. Но пока что голова болит о Мемориале Ботвинника, и Мемориалом Таля мы пока занимаемся меньше. Думаю, это будет самый сильный турнир в году; гигантомания довлеет над умами организаторов.
– В этом году чемпионата мира по блицу у нас не будет?
– В рамках Мемориала Таля это мероприятие не планируется. Но если ФИДЕ поручит его проведение кому-то, а я знаю, что Карпов, например, писал письмо в ФИДЕ, то конечно будет.

0

192

Илья Левитов: Наши шахматисты

По мнению председателя правления Российской шахматной федерации Ильи Левитова, неудачи нашей сборной на чемпионате мира в Нинбо связаны не с плохой подготовкой, а со слишком большим грузом ответственности, сообщает РИА Новости.

- Мне кажется, ребята просто «перегорели», -- сказал Левитов в интервью корреспонденту агентства. -- Их сгубила чрезмерная ответственность за необходимость постоянно играть только на победу. Потому что для нашей команды любое место, кроме первого, является неудачей.
- Не припомню турнира, на котором бы у нашей команды было такое фантастическое количество выигранных, но не доведенных до победы позиций, -- продолжает Левитов. -- К примеру, вчера Петр Свидлер не выиграл такую позицию, которую просто нельзя не выиграть. Очень многое мы упустили на последних, цейтнотных, секундах.
За два дня до окончания турнира российские шахматисты потеряли все шансы на сохранение титула чемпионов мира, отставая от лидеров, команды Армении, на девять очков. По словам Левитова, сейчас важно достойно выступить в двух оставшихся матчах, что оставляет шансы нашей команде на серебро.

0

193

ШАХМАТЫ

В последнем туре завершившегося вчера командного чемпионате мира в китайском Нинбо сборная России проиграла Индии и в итоге заняла 4-е место, пропустив вперед Армению (золото), Китай (серебро) и Украину (бронза).

Илья ЛЕВИТОВ: "ЧЕМПИОНАТ НЕЗАБИТЫХ ГОЛОВ И НЕВЫИГРАННЫХ МАТЧЕЙ"

Причины неудачного выступления команды России корреспондент "СЭ" обсудил с председателем правления РШФ, вице-президентом ФИДЕ Ильей Левитовым.

- Сборная России - первая команда чемпионата по рейтингу - проигрывает заведомым аутсайдерам и остается без медалей! Что сделал бы Моуринью, если бы его "Реал" проиграл команде из второй лиги? Наверное, полкоманды выгнал бы?

- Это - провал. Хуже выступить невозможно. В командных соревнованиях рейтинг не имеет большого значения. Это я понял, побывав на Олимпиаде в Ханты-Мансийске и здесь, в Нинбо. Все решает именно Команда. То есть на первый план выходят перестройка в командный режим и полная самоотдача каждого игрока. Плюс должна быть соответствующая атмосфера в коллективе, позволяющая раскрыться лучшим качествам каждого игрока.

Если посмотреть на состав нашей сборной, в особенности когда за нее играет и Крамник, то непонятно вообще, как с ней можно бороться: сплошь звезды первой величины. А побеждает достаточно скромная команда Армении, у которой, кроме Ароняна, я никого не смог бы особо выделить. Ну, говорят, вернулся Сергей Мовсесян, усилил команду. Да, Мовсесян прекрасный гроссмейстер, рейтинг которого колеблется в районе отметки "2700", но это не Грищук - финалист матчей претендентов, выбивший из розыгрыша Ароняна и Крамника… И то же самое можно сказать об остальных членах золотой армянской сборной.

- Ваш предшественник на посту председателя правления РШФ Александр Бах называл команду Армении "семейной", а о нашей сборной говорил: "команда индивидуалистов"…

- Александр Григорьевич это говорил, когда мы с треском провалили Олимпиаду в Дрездене, где Армения выиграла золото, и был прав в своей оценке. С тех пор у Армении ничего не изменилось. Это действительно - семья, каждый член которой абсолютно уверен друг в друге. Поэтому, если проигрывает Саргиссян, выручает Акопян. А проигрывает Акопян, выручает Мовсесян. И всех тянет за собой Аронян.

У нас же из матча в матч была одна и та же проблема: не использовали "стопроцентные голевые моменты" - не выигрывали выигранные позиции. Мы стояли с подавляющим перевесом в матче с Украиной, полностью переиграли Китай, но умудрились проиграть. Почему это происходило? Сейчас я думаю, что, может быть, мы переусердствовали в настрое. Может быть, на ребят давила слишком высокая ответственность. Это был для нас турнир "незабитых голов". Это был какой-то бич, какой-то рок!

А что касается атмосферы в команде - она была просто прекрасной. Это не была "семья", но нам это и не нужно. У нас собрались сильные личности, которые объединились в коллектив. И этот коллектив был. И ни в коем случае нельзя игроков обвинять в нежелании выиграть или в несобранности. Они слишком хотели выиграть! Перенастроились. Может быть, слишком длинные сборы были дома, и они перегорели, может быть, с составом немного не угадали…

- Вы по ходу чемпионата отмечали, что у нас не оказалось подлинного лидера. А вот Александр Грищук, несмотря на его чудовищные цейтноты, когда его выставили на 1-ю доску, последние две партии выиграл. Может, Сергея Карякина разумнее было поставить на более низкую доску, где он мог бы принести больше пользы команде?

- Вполне вероятно. Никто не знает, что было бы, если бы расстановка по доскам была другой.

Но мне кажется, что изначально решение выставить Карякина на первую доску было правильным: он четвертый шахматист мира, у него рост, у него взлет, он успешно играл во всех крупнейших турнирах последнего времени, поделил первое место с Ароняном на Мемориале Таля, блестяще сыграл в Базне, просто блестяще! И почему не дать ему попробовать свои силы на том уровне, на котором, он, собственно, уже играет?!

- Но у Сергея здесь явно не пошло… Одним "невезением" его итоговые "минус два" ведь не объяснишь?

- Не пошло здесь почти у всех! Почему-то очень неуверенно играл Никита Витюгов, именно неуверенно. Решения давались ему очень тяжело, он не выиграл несколько позиций с большим перевесом. Ян Непомнящий не реализовал перевес в партии с Ефименко. Вновь, как и в Ханты-Мансийске, проиграл последнюю партию Петя Свидлер…

Повторюсь, надо мыслить не категориями отдельного шахматиста, а категориями команды, когда неуверенность одного передается всем...

- Наверняка уверенности прибавил бы Владимир Крамник, если бы он был в команде. Сейчас он блестяще играет в Дортмунде, его перфоманс превышает "3000", комментаторы, оценивая его игру, употребляют термин "гениально". Вы не пытались его уговорить сыграть на чемпионате за Россию?

- Конечно, если бы был Крамник, все были бы счастливы. Но у него был контракт с организаторами Дортмунда, который он подписал задолго до объявления чемпионата мира в Нинбо.

- Ну есть пример Вугара Гашимова, который тоже подписал контракт на участие в супертурнире в Биле, но в интересах команды руководитель федерации Азербайджана уладил с организаторами его замену, и он сыграл в Нинбо…

- Правда, команда при этом все равно заняла 7-е место. Но у Крамника особые отношения с организаторами Дортмунда, он там всю жизнь играет, 9 раз выигрывал, и я не мог его заставить играть в Нинбо. Сейчас же не Советский Союз…

- В Советском Союзе его вызвали бы в ЦК на ковер - и все вопросы были бы решены…

- Да, и мне было бы легче. Сейчас и ковер поистерся, и ЦК нет, а Крамник играет в Дортмунде. И, скажу откровенно, это сейчас единственная моя отрада. На фоне этого депрессивного чемпионата безумно радует то, что Володя восстановился после претендентских матчей, показывает совершенно другие шахматы, жертвует в каждой партии, играет на победу, играет остро, красиво.

- Вы сказали, что у вас одна радость - блестящая игра Крамника в Дортмунде. А разве вас не радует возвращение любимца шахматного мира Александра Морозевича, "разорвавшего" высшую лигу чемпионата России и сейчас отлично выступающего в Биле?

- Радует! И очень! Я вообще хочу сказать, что у сборной есть прекрасный резерв. Это прежде всего Крамник, Морозевич, Яковенко, Томашевский. И я с оптимизмом смотрю в будущее.

Но нам предстоит основательно разобраться в причинах провала на командном чемпионате мира в Нинбо. Собрать всех ведущих наших специалистов. Выслушать всех. И сделать серьезные выводы, возможно, сопровождаемые жесткими решениями.

Но для того, чтобы разобраться, необходимо понять, почему в Китае мы не выигрывали выигранные позиции и выигранные матчи. Пока я этого не понял.

0

194

Чемпионат проиграл Бареев   Новости
ШАХМАТЫ



28 июля 2011, №128(18471)
Подписаться на газетные заметки по теме


ШАХМАТЫ. ЧЕМПИОНАТ МИРА
ИТОГИ

Во вторник в китайском Нинбо завершился командный чемпионат мира по шахматам. Наша сборная впервые, а турниры проводятся с 1985 года, осталась без медалей. Мы попросили подвести итоги чемпионата главного редактора журнала «64 – Шахматное обозрение» Марка ГЛУХОВСКОГО.
Почему наша сборная – первая в мировом рейтинге – провалила чемпионат мира в китайском Нинбо?
Есть правило: выигрывает команда – проигрывает тренер. Думаю, в данном случае оно верно. Основную ответственность за такой результат должен взять на себя главный тренер Евгений Бареев. Наша сборная не просто не заняла первое место, а сыграла гораздо ниже своих возможностей. Когда люди играют на пределе возможностей и их кто-то обходит на финише, как было на Олимпиаде в Ханты-Мансийске, где мы немного уступили Украине, тогда можно говорить о невезении, неудачном раскладе и т.д. А когда такого уровня сборная играет явно ниже своих возможностей, то здесь имеет смысл говорить о тренерских просчетах. Федерация создала прекрасные условия для подготовки – сборы, финансирование, ранний приезд на место для прохождения акклиматизации.
Команда – это не сумма индивидуальных рейтингов. Есть некая командная химия: взаимодействие между игроками, их умение в нужный момент сгруппироваться, почувствовать, что на соседней доске дела не так хороши, и подставить плечо товарищу, выжав максимум из своей позиции. И вот именно за это отвечает главный тренер.
Когда один проваливается, это еще не так страшно. Но у нас провалились сразу несколько человек. В разных матчах кто-то действовал неуверенно, и это передавалось всей команде.
Это, знаете, как тот шатун на Саяно-Шушенской ГЭС, о нем в докладе инженеров говорилось. Его надо было отрегулировать, а работники станции его все время поджимали. И он не выдержал. Вот и у нас в команде вместо регулировки было зажимание, и ребята еще больше закрепостились.
Может быть, первая доска пока не для Сергея Карякина?
Сергей действительно не справился с ролью лидера. Но это легко говорить после окончания чемпионата. В том, что первую доску доверили Карякину, как раз никакой ошибки нет. Сергей в последнее время выиграл все турниры, в которых участвовал, находился на фантастическом подъеме и по праву занял четвертую позицию мирового рейтинга. Именно таких людей и надо брать в сборную, а не за прошлые заслуги. Так что здесь Бареева упрекнуть вряд ли можно.
В последнем туре команда играла слишком рискованно и осталась без медалей. Почему?
Каждый из ребят, игравших за нашу сборную, является фаворитом любого турнира. Они садятся за доску, чтобы выиграть, а не делать ничью. И вдруг в один момент они поняли, что золото уже упустили. Ребята дико расстроились. И вот здесь важно было психологически перестроиться и включиться в борьбу просто за медали. Огорчение, ощущение провала – с таким настроением ребята вышли на последний тур. И вместо того, чтобы собраться и вырвать этот несчастный матч не у самого сильного соперника и быть в призах, начали играть резко, не по позиции. А шахматы за это наказывают.
Существует мнение, что чемпионат мира не самый престижный турнир. Это так?
Исторически Олимпиада считается более престижной. А чемпионат мира – второй в этой иерархии. Но, извините, в футболе чемпионат Европы – разве это не круто? Хотя тоже можно сказать, что это второй турнир после чемпионата мира. На Олимпиаде можно стать победителем, но при этом не встретиться с главными фаворитами – турнир проводится по швейцарской системе. А на мировом первенстве все объективно – круговая система, очень сильные соперники. Тем более в этом году по своему составу чемпионат мира был просто уникальным.

0

195

Протокол №1
Заседания судейско-квалификационной комиссии (СКК)
Российской шахматной федерации
интернет-конференция 14:00-16:45 12 июля 2011г.

Присутствовали:
Председатель СКК  Крюков Михаил Витальевич (г. Серпухов);
члены СКК: Махнёв Владимир Николаевич (ответственный секретарь (г. Кимры)), Шааб Александр Адольфович (заместитель председателя (г. Новокузнецк)), Хасин Александр Се-менович (куратор Сибирского ФО (г. Новосибирск)), Янушевский Станислав Борисович (куратор Приволжского ФО (г. Самара)), Иванов Вячеслав Павлович (куратор по г. Санкт-Петербургу).
На основании письменной доверенности, в соответствии с п.5.10 Положения о СКК,  Имердыков Александр Михайлович (куратор ЮФО (г. Элиста)) передал право голоса Крюкову М.И.
Приглашенные: Э.Л.Дубов, Е.В.Елецкий, Г.Н.Струтинская, А.В.Ткачев, В.Б.Уманский (все – Москва). В.Н.Старцев (г.Уфа).

Повестка дня:
1. Проект «правила вида спорта «шахматы» - А.В.Ткачев.
2. Переаттестация шахматных арбитров России – А.В.Ткачев, М.В. Крюков.
3. Всероссийские и  международные семинары арбитров. - М.В. Крюков.
4. Обращения в СКК - М.В. Крюков.
5. Организация и проведение рейтинговых турниров и турниров с нормами международных званий на территории РФ. - М.В.Крюков.
6. Разное.
1 вопрос. Выступил заместитель председателя Правления РШФ А.В.Ткачев.
   Он рассказал, что Министерство спорта, туризма и молодежной политики Российской федерации Приказом от 16 июля 2010 г. N 738 утвердило «правила вида спорта «шахматы». Документ этот не проходил экспертизу судейской коллегии РШФ и содержит много неточностей. В настоящее время разработан  проект «правил вида спорта «шахматы», который был разослан для проработки всем членам СКК. Уже поступили поправки. «Правила вида спорта шахмат» будут доработаны и отправлены на утверждение в Минс-порттуризм в ближайшее время.
   От Иванова В.П. поступило предложение сделать структуру документа аналогично структуре правил шахмат FIDE.
   А.В. Ткачев пояснил, что разрабатываемые «правила вида спорта «шахматы» не будут противоречить правилам шахмат FIDE, но в то же время это будет и не дословный перевод и, в связи с определенными требованиями Минспорттуризма, структура у документов будет различаться.
   Постановили: принять к сведению.
   Голосовали единогласно.
2 вопрос. Выступил председатель СКК М.В.Крюков.
   Он напомнил, что приказом Министерства спорта, туризма и молодежной политики Рос-сийской Федерации от 27 ноября 2008 г. № 56 было утверждено «Положение о  спортивных судьях»,  на основании этого положения был издан Приказ от «14» апреля 2009 г.  № 211 "Об утверждении Квалификационных требований к спортивным судьям по виду спорта «шахматы». В соответствии с этими нормативными документами спортивный судья всероссийской категории должен регулярно проходить аттестацию на подтверждение своей квалификационной категории. Аттестация проводится общероссийской спортивной федерацией. Для спортивных судей всероссийской категории устанавливаются следующие требования для прохождения аттестации:
а) аттестация проводится не реже, чем один раз в четыре года;
б) аттестация включает в себя теоретический зачет и практическую часть (участие в судейст-ве спортивных соревнований в период между аттестациями).
К участию в судействе соревнований могут быть допущены только судьи прошедшие аттестацию в соответствии с Квалификационными требованиями. Учет спортивной судей-ской деятельности спортивных судей всероссийской категории осуществляется общероссий-скими спортивными федерациями. Судейская коллегия общероссийской федерации утвер-ждает квоты по количеству спортивных судей всероссийской категории и первой категории  с учетом  их количества и занятости, основываясь на принципе обязательного представи-тельства в составе судейских коллегий судей от региональных спортивных федераций шах-мат участвующих в соревнованиях.    В целях совершенствования учета спортивной судей-ской деятельности общероссийские спортивные федерации дополнительно к карточкам учета спортивной судейской деятельности и судейским книжкам могут использовать иные носители информации.
   М.В. Крюков предложил создать электронный федеральный реестр судей всероссийской категории. В процессе обсуждения было решено, что в федеральный реестр необходимо включить и судей первой категории, в связи с тем, что таких судей необходимо привлекать к судейству соревнований календарного плана РШФ и федеральных округов. 
   А.В.Ткачев довел до сведения членов СКК информацию, что Минспорттуризм и РШФ внесли ясность в вопрос о зачете судейства этапов кубка России для присвоения всероссий-ской категории.  При этом А.В. Ткачев подчеркнул, что в зачет идут этапы Кубка России среди мужчин и женщин, по детским этапам Кубка России положительного решения  на 2011 год нет. РШФ будет добиваться этого права на 2012 и последующие годы.  Турниры любого уровня среди ветеранов в зачет не идут.
   М.В.Крюков предложил поручить работу по созданию федерального реестра спортивных судей по шахматам всероссийской и первой категории секретарю СКК В.Н.Махневу.
   Голосовали единогласно.
3 вопрос.  Выступили председатель СКК М.В.Крюков, А.В.Ткачев, В.П.Иванов, А.А.Шааб.
За отчетный период РШФ совместно с региональными шахматными федерациями орга-низовала и провела 3 международных и 24 всероссийских семинара арбитров. Выступавшие предлагали пути по выстраиванию системы проведения таких семинаров и определения круга лекторов всероссийских семинаров.
   М.В.Крюков предложил дать право проведения семинаров членам СКК.
   А.В. Ткачев предложил включить в этот список официальных российских лекторов FIDE и российских арбитров категории «А».
   На вопрос В.П.Иванова,  есть ли, как предполагают нормативные документы утвер-жденные тесты для приема зачетов на семинарах. А.В.Ткачев пояснил. Что тесты разра-ботаны и направлены на утверждении в Минспорттуризм.
   В.П.Иванов предложил не включать в список лекторов И.Верещагина, пояснив, что досконально знать правила и уметь применять их разные вещи, а у И.Верещагина были ошибки в судействе. Это предложение В.П.Иванова поддержано не было и на голосование не ставилось.
   Постановили: Рекомендовать Правлению РШФ утвердить список лекторов, имеющих право проводить всероссийские семинары:
1. Крюков Михаил Витальевич – председатель СКК, международный арбитр категории «А».
2. Махнёв Владимир Николаевич – ответственный секретарь СКК.
3. Шааб Александр Адольфович – заместитель председателя СКК, официальный лектор FIDE.
4. Судаков Сергей Вадимович – заместитель председателя СКК.
5. Долгов Андрей Владимирович — куратор ДВФО.
6. Хасин Александр Семенович – куратор Сибирского ФО, международный арбитр кате-гории «А».
7. Савчук Владимир Игнатьевич – куратор Уральского ФО.
8. Янушевский Станислав Борисович – куратор Приволжского ФО.
9. Имердыков Александр Михайлович – куратор ЮФО.
10. Газарян Арам – куратор СКФО.
11. Зиндер Яков Давыдович – куратор Северо-Западного ФО.
12. Иванов Александр Александрович – куратор ЦФО.
13. Ахметов Артём Замфирович – куратор по г. Москве.
14. Иванов Вячеслав Павлович – куратор по г. Санкт-Петербургу.
Официальные российские лекторы FIDE:
15. Болотинский Игорь Леонидович, международный арбитр категории «А».
16. Дубов Эдуард Львович.
17. Верещагин Игорь Анатольевич.
Международные арбитры категории «A»:
18. Ботвинник Игорь Юльевич.
19. Быховский Анатолий Авраамович.
20. Намруев Вячеслав Хозыкович.

4 вопрос. Было рассмотрено обращение международного гроссмейстера И.В.Глека по вопро-су проведения турниров «World Chess Tour».
   Выступали: М.В.Крюков, И.В.Глек, А.В.Ткачев, Э.Л.Дубов, В.П.Иванов.
   И.В.Глек проинформировал членов комиссии о ситуации с круговыми турнирами, условно называемыми турниры серии «World Chess Tour», о проблемах, сопутствующих круговым турнирам и высказал пожелания к СКК на предмет углубления сотрудничества между комиссией и организаторами соревнований. Он отметил, что после высказанных замечаний по проведению турниров, им была проведена работа по их устранению и представлена дополнительная информация. И.В.Глек попросил СКК дать свою оценку по этому вопросу, а также подать на обсчет все турниры с нормами, прошедшие в период с декабря по июнь 2011г. и не поданные на обсчет, ввиду решения Президиума шахматной федерации г. Москвы (ШФМ) от 18 марта 2011г.
   В своем выступлении А.В.Ткачев отметил, что решение данного вопроса находится в ком-петенции ШФМ. Если ШФМ сочтет необходимым и правильным подать турниры на обсчет, согласно действующего порядка прохождения отчетных документов, РШФ не имеет ничего против дальнейшего направления документов в ФИДЕ. А.В.Ткачев отметил, что, по его мнению, лишь у турнира с кодом 13GM мало шансов быть обсчитанными, из-за 23%  несыгранных партий (минусов) в этом конкретном соревновании.
   Касательно проблемы с минусами (несыгранными партиями), И.В.Глек пояснил, что дан-ная проблема, к сожалению, выходит за рамки компетенции организаторов, которые реально никак не могут повлиять «на решивших выбыть» из соревнования участников. Обычно вы-бывают из турнира участники, неудачно начавшие соревнование (как, например, в конкрет-ном упомянутом турнире 13GM – это кандидат в члены сборной России А.Кашлинская (1.5 из 6), З.Мамедов (Азербайджан – 1 из 5)), а в итоге страдают удачно выступившие участни-ки.
   Члены комиссии в своих выступлениях отмечали, что решить эту проблему, возможно, ви-димо, путем подписания соответствующих контрактов (договоров) между организаторами и игроками.
   После длительного обсуждения, СКК постановила:
- рекомендовать организаторам согласовывать положения турниров с региональными шах-матными федерациями.
- И.Глеку продолжить переговоры с руководством ШФМ на предмет подачи в РШФ не об-считанных соревнований серии «World Chess Tour», начиная с 14IM (где отмечена аналогич-ная проблема с переносом партий, но, в отличие от турнира 13GM, все партии сыграны) и 15GM.
За – 6 голосов при одном воздержавшемся.
- продолжить изучение данной проблемы, подготовить конкретные предложения Правлению РШФ – о контрактных (договорных) обязательствах игроков и организаторов.
Голосовали единогласно.
5. Вопрос. Выступил председатель СКК М.В.Крюков. Он предложил обсудить п. 2.1. Поло-жения  СКК: «Целью судейско–квалификационной комиссии РШФ является развитие шах-мат в Российской Федерации и пропаганда честной спортивной борьбы, исключение воз-можности проведения договорных турниров и незаслуженного присвоения званий в области шахмат …».
   В.П. Иванов привел пример когда его не пустили на проводимый в Санкт - Петербурге шахматный турнир и выставили за дверь. А были основания подозревать, что турнир идет с нарушениями.
   В.П.Иванов предложил:
1) обратиться к Правлению РШФ с вопросом о возможности наделения членов СКК полно-мочиями, позволяющими беспрепятственно входить в игровую зону, секретариат и получать доступ к судейской документации, присутствовать на проведении жеребьевки и т.д.
2) для выполнения поставленной цели перед СКК проводить проверки проведения соревно-ваний календарного плана РШФ, шахматных федераций федеральных округов, региональ-ных спортивных шахматных федераций, турниров проводимых с международными нор-мами и обсчетами рейтингов.
Предложение В.П.Иванова было поставлено на голосование.
Голосовали единогласно.
6 вопрос. В СКК поступили письма от члена тренерской комиссии Международной шахмат-ной Федерации (ФИДЕ), международного гроссмейстера, синьор тренера ФИДЕ, междуна-родного организатора ФИДЕ Игоря Глека с просьбой рассмотреть на заседании судейско-квалификационной комиссии РШФ следующие вопросы:
1) о перспективах проведения тренерских семинаров ФИДЕ в России.
2) относительно унификации званий для шахматных экспертов.
3) о предложениях относительно изменений в порядке делегирования на выборы руко-водства ФИДЕ.
СКК не приняла к обсуждению предложенные вопросы по причине того, что данные вопро-сы не входят в компетенцию СКК.

Председатель СКК:                М.В.Крюков

Секретарь СКК:                В.Н.Махнев

0

196

Е.СУРОВ: Это Chess-News, меня зовут Евгений Суров, и вместе со мной на связи Владимир Крамник. Здравствуйте, Владимир.

В.КРАМНИК: Добрый день.

Е.СУРОВ: Мы уже знаем из вашего видеоинтервью из Дортмунда, что вы к Дортмунду не готовились, что играли как придется, раскованно, дебютов не знали… В общем, в таком русле, да?

В.КРАМНИК: Нет, ну дебют все-таки я в целом знаю достаточно неплохо…

Е.СУРОВ: Да, я имею в виду – не знали, что играть в конкретных партиях.

В.КРАМНИК: Да. Дело в том, что, конечно, у меня запас некоторый был. Все-таки я много готовился к Казани, довольно долго и тщательно. Поэтому запас каких-то дебютных идей в любом случае был. Так что, дело не в том, что я совсем уж был не готов. Нет, все равно уровень подготовки был достаточно высокий, но просто я специально к турниру не готовился. Прикидывал примерно, что буду делать, но четкой не было программы, как собираюсь играть. Получилось неплохо. Правда, я даже не знаю, почему. Я бы не сказал, что как-то был специально раскован, а в Казани как-то был скован. Все-таки я уже игрок опытный и знаю, что когда ты слишком нервничаешь или дрожишь над результатом, это никогда позитивно не сказывается. Мне казалось, что я в Казани был в достаточно неплохой форме. Но как-то вот не пошло и не получилось. Видимо, здесь «зашло» все то, что не «заходило» в последнее время. Может быть, я так это объясню. Я бы не сказал, что у меня какой-то был супернастрой в этот раз в Дортмунде. То есть объяснений нет никаких. Может быть, просто вот эта идеальная форма, которая должна была прийти к маю, пришла почему-то в июле. Может быть, так. В любом случае, объяснения, наверное, пусть другие дают, а так можно констатировать, что игра получилась. Сыграл несколько хороших партий. В целом, конечно, доволен и игрой, и результатом, что редко бывает.

Е.СУРОВ: Перед партией с Накамурой вы знали о том, что в случае выигрыша перешагнете рубеж 2800, да?

В.КРАМНИК: Интернет, конечно, везде сейчас есть, и в Дортмунде в том числе. Поэтому знать – знал, но я бы не сказал, что это была какая-то уж сверхзадача. Во-первых, я уже там был. У меня был, по-моему, 2810 рейтинг в 2001-м году – то есть это намного больше, чем сейчас 2800. По нынешним меркам это, может быть, как 2840 сейчас.

Е.СУРОВ: Так это как раз говорит не в вашу пользу.

В.КРАМНИК: Да, да. Я к тому, что это не было какой-то уж задачей – за 2800 зайти, и я буду счастлив. Конечно, нет. Это просто такая мелочь, цифра. Как и десятый выигрыш турнира – просто потому, что это ровная цифра, может быть, поэтому я был чуть более настроен именно на выигрыш этого турнира. Но в целом – нет, 2800 – это не та цель, ради которой я готов все отдать. Тем более, что я вообще к рейтингу отношусь достаточно скептически. Скажем так, он меня начинает волновать только тогда, когда становится угрожающе низким. Я бы так сказал. А 2800 или 2810… Разве что первое место в рейтинге было бы неким стимулом для меня, но это пока достаточно далеко. А в остальном – нет, это не играло большой роли. Скорее мотивация на эту партию была другая. Дело в том, что я за всю свою карьеру профессиональную в супертурнирах ни разу не набирал «+6». Надо сказать, что вообще мало кто, кроме, может быть, Каспарова, когда-либо набирал «+6» в супертурнире. Вот у меня «+5» было несколько раз, а «+6» - ни разу. Скорее вот это была мотивация – показать не просто хороший, прекрасный, а вообще выдающийся результат. Поэтому, может быть, я играл чересчур рискованно и, скажем так, все ничейные варианты отметал. Я даже не рассматривал варианты, где есть вечный шах, просто потому, что для себя решил: пойду напролом. Может быть, это было не совсем правильно, но так или иначе, как было. Не получилось в любом случае.

Е.СУРОВ: Тем не менее, если мотивация была – разве на выигрыш таким образом играют? С жертвами фигур?

В.КРАМНИК: Да, я согласен с тем, что вы говорите. Но я совершенно не собирался жертвовать (тем более, с Накамурой это не самый лучший метод игры на выигрыш), но просто, к сожалению, в тот момент, когда я пожертвовал фигуру, у меня уже не было ни одного разумного плана игры на выигрыш. Просто никакого. К сожалению, неудачно сложился дебют. 23. Nxg5 - ход вполне играбельный. Скорее всего, объективно он не очень хороший, но, я считаю, по-игроцки он нормальный. Но, учитывая то, что у меня уже было намного меньше времени, и то, что он как раз хорош в таких осложнениях, конечно, я бы тупо постоял на месте и сделал ничью в любой другой ситуации. Потому что в этой позиции, если не бить Nxg5, то первые две линии компьютера – это 23. Rе1-е3 Nf5 24. Re3-e1, и вторая линия – 23. Nf3-h2 Nf5 24. Nh2-f3. После чего уже черные выбирают, повторяют они или не повторяют. Позиция в рамках равенства, но это совсем не метод игры на выигрыш. А действительно у белых абсолютно нет никакого плана игры, кроме этой жертвы фигуры. Поэтому, учитывая ту цель, которую я поставил себе на партию, в этот момент у меня уже не было выбора практически. Получилось так, что во всех отношениях партия не задалась. Но это не так плохо, когда всего одна партия в турнире, и та, которая уже не имеет спортивного значения, не получается. Не самый худший вариант. Я бы не сказал, что я ее очень хорошо играл, но и не сказал бы, что очень уж плохо. Просто не сложилось.

Е.СУРОВ: Вы сказали, что о рейтинге задумываетесь тогда, когда он становится угрожающим. Вот недавний случай, когда Карякин вас перегнал в рейтинге – относится к угрожающим?

В.КРАМНИК: Да нет. Угрожающим он был, когда у меня было 2727 – когда я болел и, тем не менее, решил не отказываться от турниров в 2005-м году. Сыграл серию турниров, играл ужасно. Да просто зевал в один ход очень часто. Грубейшие зевки, и я докатился до восьмого места в рейтинг-листе, имея 2727. Вот это уже было угрожающим. А то, что Сережа обошел меня немножко – во-первых, это что, там несколько пунктов. Во-вторых, понятно, что сейчас поколение сильное, конкуренция мощная, и ты не застрахован от того, что можешь с четвертого скатиться на шестое, потом подняться на третье… Сейчас вся первая десятка очень сильна. Понятно, что если мой рейтинг опустится до какой-нибудь девятой позиции, то это меня начнет немножко тревожить. Пока третий, четвертый, пятый – не так принципиально. Скажем так, близко к 2800 – это вполне приличный рейтинг. Я не думаю, что я в данный момент играю на 2825 Карлсена, поэтому…

Е.СУРОВ: А он играет?

В.КРАМНИК: В целом – да. Я думаю, что он грамотно выбирает турниры, и в этих турнирах он действительно играет на 2825. Если, скажем так, взять турнир «шесть первых по рейтингу в два круга» - я не уверен, что он сможет держать такой рейтинг. Потому что у него все-таки такой стиль игры – он очень хорошо «чистит хвост». Но, тем не менее, в любом случае, во-первых, это разговор гипотетический, потому что раз он имеет рейтинг, значит, он играет на него. Но, конечно же, такой высокий рейтинг можно держать и увеличивать только очень хорошим, грамотным распределением турниров. Но, конечно, играет он здорово сейчас, ничего нельзя сказать, отлично играет. Но я думаю, что в матче я могу бороться и обыграть практически любого, включая Карлсена. У меня есть шансы, я так скажу. В турнире, особенно в таком разношерстном – у меня вряд ли есть шансы в долгосрочной перспективе бороться с Карлсеном. В одном конкретном – да, в двух конкретных – да. Но в общем и целом, все-таки за счет умения под ноль обыгрывать тех, кто слабее, он, конечно, будет лучшим. Поэтому в данный момент… Я не скажу, что у меня цель быть первым в рейтинг-листе. Это пока малореально. Но выйти за 2800 – это абсолютно реально. Для этого мне нужно чуть-чуть прибавить в одном-двух компонентах.

Е.СУРОВ: По поводу грамотного выбора турниров. Правильно вы сделали, что Дортмунд предпочли Нинбо?

В.КРАМНИК: Нет, во-первых, я ничего не делал и не предпочитал. Нинбо вообще образовалось случайно для меня. Я вообще не знал, что в этом году будет какой-то командный турнир. Раньше же всегда раз в четыре года проводился. Так что я об этом узнал только тогда, когда у меня были все договоренности в Дортмунде, и обратного пути просто не было. Надо понимать, что Дортмунд – это турнир, который – я не пытаюсь набить себе цену, но – объективно очень зависит от моего участия. Я там выигрывал до этого года уже девять раз, сейчас десять, и на самом деле там много на мне стоит – и спонсоры, и так далее. Это не отказ Гашимова в Биле, это совершенно разные вещи. При всем уважении, я ничего плохого не хочу сказать, но это совершенно две разные вещи.

Е.СУРОВ: То есть вы лицо турнира как бы.

В.КРАМНИК: В некоторой степени. Именно этого турнира. Конечно, какой-нибудь Вейк-ан-Зее может без меня обойтись, я понимаю, это другой разговор. Но здесь действительно в некоторой степени лицо турнира. Болельщики идут на меня. Мое участие невероятно важно для этого турнира. Поэтому, отказавшись… Я уж не говорю про какие-то легальные контракты – это второй разговор, хотя тоже довольно важный. Все-таки есть контракты и есть легальные последствия разрыва контрактов. Но, во-вторых, это просто был бы большой удар по турниру, по спонсору. Я не исключаю, что это могло привести просто к тому, что турнира бы не было в этом году. Поэтому просто не было варианта никакого. Даже разговора не было. Это первое. А второе – все-таки, в отличие от других ребят российских, у меня как бы нет обязательств, скажем так, легальных. Потому что я не получаю грант. Все-таки в гранте четко написано, что человек, получающий грант, обязуется играть за сборную и не может отказаться. Но в тот момент, когда ситуация с грантом шла, я уже знал, что у меня очень насыщенный график, и что я не могу гарантировать своего участия в команде. Не то, чтобы не хочу играть, но не могу гарантировать, потому что у меня уже есть довольно много контрактов. И поэтому я сказал: в таком случае я считаю, что не должен брать грант, и соответственно я ничего не взял от федерации, не получаю грант. Мне кажется, что это достаточно честно, все правильно. Ребята получили все-таки деньги от федерации, не такие маленькие – миллион, насколько я знаю. Понятно, что у них есть какие-то обязательства. Я их не получил, у меня обязательств легальных нет. Это не говорит о том, что я не хочу играть за сборную. Нет, я собираюсь! Олимпиада – это вообще стопроцентно.

Е.СУРОВ: Некоторые считают вас непатриотом.

В.КРАМНИК: Я не знаю, кто конкретно эти некоторые – во-первых, такой вопрос. Во-вторых, мне вообще очень не нравится – почему-то у нас в России очень часто любят жонглировать этим словом «патриот». На Западе очень редко слышишь это слово, но никто не упрекает людей, если они где-то не играют или живут и играют в другой стране. Почему-то никаких упреков я не вижу. А в России я могу сказать совершенно точно (я отлично знаю эту кухню): на условиях, на которых мы все всю жизнь играли за сборную, ни один западный шахматист даже не подумал бы играть, просто смеялся бы в лицо. Сейчас ситуация немножко лучше, сейчас какая-то помощь идет от Федерации. Но мы всю жизнь играли бесплатно. Я, например, могу сказать, что с 1992 года, когда я стал элитным игроком, не получил от Федерации ни копейки до, можно сказать, 2008 года, когда через Федерацию я получил, по крайней мере, личного спонсора, который мне спонсировал подготовку к моему матчу с Анандом. До этого момента я ни копейки не получил от Федерации. Ни одной оплаты сбора, ни тренера – вообще никогда. Никогда ничего. Всегда играл бесплатно за команду, что абсолютно немыслимо для игрока первой десятки. Ни один другой игрок (кроме, может быть, Васи Иванчука) бесплатно никогда не играет. Да просто рассмеется в лицо, если его попросят даже. Уж не говоря про других наших ребят. Тот же Свидлер сколько, что называется, отпахал. Все бесплатно. Все девяностые мы играли всегда бесплатно и получали какие-то деньги (кстати, не очень большие) только за первое место. Любое другое место – мы в минусе, просто за свои деньги, можно сказать, играем. Поэтому надо сказать, что весь разговор о непатриотизме – не то, чтобы он меня сильно волнует, но немножко печально. Мне кажется, что надо низко поклониться – я не говорю, мне, но уж по крайней мере, не знаю, Свидлеру и другим людям, которые всю жизнь занимаются альтруизмом и играют за команду. Повторюсь, сейчас ситуация немножко другая, но тогда-то точно это был абсолютно чистый альтруизм. И, конечно, слышать эти все слова – им обидно. Люди, которые это говорят, не понимают, что это, может быть, лишний кирпичик в ту стену, которая в решающий момент… У сборной Армении вот этот драйв появляется, а у сборной России наоборот исчезает. Может быть, отчасти из-за этого тоже. Я не хочу никого обвинять, но совершенно не соответствуют действительности эти обвинения в непатриотизме всех нас и меня в том числе. Не дело это говорить. Но если кто-то говорит, то это его право.

Е.СУРОВ: А какое бы вы дали определение слову «патриотизм»?

В.КРАМНИК: Вообще мне кажется, что это очень личное. Патриотизм – такая вещь, которая должна быть обоюдной. Если страна о тебе не заботится абсолютно (что было в девяностых), то я вообще не понимаю, почему игрок обязан играть за страну. То, что было в девяностых – форменное безобразие. Все наши топ-игроки никогда не получали ни копейки, даже никакого минимального внимания. А в ответ мы все-таки играли за страну, никто не менял федерацию и так далее. На мой взгляд, это и есть патриотизм, в моем понимании этого слова. Но, наверное, у всех людей разное понимание. Я не хочу приобретать патент на определение слова «патриотизм». Например, в моем понимании патриотизм – это болеть за наших всегда. А почему-то я это не всегда вижу у болельщиков. Так что, знаете, это сложный вопрос.

Е.СУРОВ: Джон Кеннеди не согласен с вами в определении патриотизма. Он говорил: «Не спрашивай, что твоя Родина может сделать для тебя; спроси, что ты можешь сделать для Родины».

В.КРАМНИК: Да. Ну, вот, к сожалению, нас этому учили… Как пел Гребенщиков, «нас учили не жить, нас учили умирать стоя». Я считаю, что это не так. Нет, никто не спрашивает. Я об этом и говорю, что и мы не спрашивали в девяностых ничего. Но есть некие пределы. И есть, скажем так, личные интересы каждого человека. И жертвовать на постоянной основе годами личными интересами за счет командных или страны и не получать ничего взамен – это уже, мне кажется, мазохизм, а не патриотизм. Но, опять же, может быть, мы и были мазохистами. Сейчас, я говорю, ситуация немножко изменилась. Сейчас и финансирование есть, и помогают.

Е.СУРОВ: А смотрите, парадокс какой: ситуация с финансами изменилась в лучшую сторону, а результаты изменились в худшую. С чем связано, как считаете? Вообще с чем связано такое выступление сборной России?

В.КРАМНИК: Да, это очень важный вопрос. К сожалению, очень много какого-то популизма, демагогии от разных уважаемых людей, не будем называть фамилии. Но по поводу того, какие мы были молодцы, всегда раньше выигрывали, никакого места кроме первого вообще не существовало, а сейчас… Я извиняюсь, давайте скажем прямо: была другая геополитическая ситуация. Если сейчас собрать сборную Советского Союза – просто никакой конкуренции не будет. Скажем, возьмите нам в команду Иванчука, Ароняна, Раджабова, Гельфанда… Это же все был Советский Союз. Мало того, что нам стало не хватать игроков, так они наши главные конкуренты сейчас. Допустим, я могу сказать такую статистическую вещь, что со времен распада Советского Союза ни одна команда не из бывшей Советской республики не выиграла ни одного командного турнира. Выигрывает только Россия и все бывшие Советские республики. Поэтому разговор вообще неуместен. На мой взгляд, очень некрасивый популизм – сравнивать эти две совершенно разные ситуации. Не говоря уже о том, что, например, большую часть нашей команды составляли люди из других тогда республик, сейчас – стран. И вообще говоря, у нас далеко не все чемпионы мира – россияне. Можно вспомнить Таля из Риги, Петросяна, и так далее. Это же совершенно разные вещи. Ситуация сейчас и ситуация, когда был Советский Союз – это диаметрально противоположные ситуации. В разы просто нам сейчас тяжелее. Объективно. Я говорю об объективных причинах (сейчас мы еще вернемся к субъективным), и люди, которые это говорят, не понимать этого просто не могут. Поэтому мне кажется, что это целенаправленная, грубо говоря, дезинформация общественности – для восхваления себя или еще для чего-то. Но это же совершенно очевидно, что нам сейчас в разы тяжелее не то, чтобы показывать какое-то доминирование, а вообще даже превосходство.

Е.СУРОВ: Но тем не менее. Возражение на это достаточно простое: по рейтингу команда все равно первая.         

В.КРАМНИК: Далеко не с таким отрывом, начнем с этого. Первая среди равных, я бы сказал. Тогда просто конкуренции реально никакой не было. Там отрыв был пунктов на сто рейтинга. Сейчас-то конкуренция реальнейшая. Я не говорю, что это оправдывает результат. Скажем так, теперь ситуация уже другая: первое место никогда не гарантировано. Ни одной команде. Но то, что мы должны в любом командном турнире бороться за первое место и быть в тройке – это однозначно. Так что, это не оправдывает конкретный провал, который действительно был в Китае сейчас. Но просто это говорит о том, что не надо требовать невозможного. Не надо требовать какой-то доминации, побед с отрывом в десять очков – это невозможно просто сейчас. Например, я считаю выступление на Олимпиаде в Ханты-Мансийске вполне нормальным. Не потому, что я… Я сам не привык ко вторым местам. Я и чемпионом мира был, и Олимпиады выигрывал – мне не нравится второе место. Но я отлично понимаю, что мы были намного ближе к первому месту, чем к третьему. Чуть-чуть сложилось бы в нашу пользу – заняли бы первое. Я, конечно, не считал и не считаю этот результат успехом, но это возможный результат, так скажем. Поэтому когда тренер, например, или от Федерации кто-то говорит, что на первое место мы нацелены, но место в тройке не будет провалом – я считаю, это правильно. Да, место в тройке – не провал. Но, конечно, место за тройкой – это провал.

Е.СУРОВ: Так, и все-таки, если конкретно об этом турнире говорить: какие, на ваш взгляд, ошибки были допущены? Игроками, тренерами…

В.КРАМНИК: Тут несколько вещей. Во-первых, я бы не хотел вообще это говорить, даже если бы я знал на сто процентов. Потому что это разговор, который должен остаться внутри сборной, между игроками. Пусть кто-то комментирует другой. Я не знаю, есть какие-то люди, споксмены в Федерации. Мне кажется, для того, чтобы был конструктивный разговор – а он, безусловно, будет у нас, - надо его сделать в закрытом кругу. Это во-первых. А во-вторых, я просто пока не могу четкую картину дать. Я там не был. Я, конечно же, следил очень внимательно; последний тур вообще Live смотрел, бессонную ночь провел в Дортмунде. Но чтобы какую-то четкую картину обрисовать, мне надо поговорить со всеми ребятами, что я собираюсь, конечно же, сделать сейчас. И с тренером, и так далее. У меня навскидку, конечно, есть какие-то мысли, идеи. Скажем так, не все решения тренерские я одобрял бы. Вернее, скажем по-другому: я бы, наверное, будучи тренером, по-другому поступил в некоторых ситуациях. Но это навскидку только, мысли вслух. Я не хотел бы говорить о таких серьезных вещах уж по крайней мере до того, как четко разберусь в ситуации. Поэтому пока рано еще что-то говорить.

Е.СУРОВ: Хорошо, я все-таки попробую вам чуть-чуть помочь. Мне не от одного специалиста приходилось слышать в последнее время мысль о том, что одна из главных причин (а может быть и самая главная причина) неудачного выступления нашей сборной – это то, что у нее нет ярко выраженного лидера, последним из которых был Каспаров. Ну, и отчасти где-то Крамник в предыдущие годы. А сейчас вот Крамника уже нет. Согласны с этим?

В.КРАМНИК: Я не знаю. Все эти вопросы лидера – это, знаете, такая вещь, которую можно и так, и сяк трактовать. В сборной Украины есть лидер? Не знаю. Вася? Он ходит так, особняком. Он играет просто хорошо, а так его мало. Я не могу сказать, что он является лидером команды, но две Олимпиады все-таки они выиграли. Раз на раз не приходится. Это такое, немножко простое видение дела. Я уж не говорю про то, что поколение сейчас изменилось, немножко другое стало. И у меня нет ощущения, что игроки нашей команды хотят видеть какого-то такого лидера в стиле Каспарова, который, например, вообще часто определял состав на игру. У меня нет ощущения, что они вообще это нормально воспримут. Это сложный вопрос. Мне кажется, что лидер – это тот, кто хорошо играет. Просто надо, чтобы кто-то хорошо играл, по-настоящему забивал очки, забивал доску. Это, на самом деле, намного больше вдохновляет, чем какие-то высокие слова на собрании команды. Мне кажется, что вопрос в этом. Но чаще всего бывает, что хотя бы один из игроков по-настоящему сильно играет. Как минимум, один, а чаще – два. Если два - это обычно гарантирует победу, если один – то в шансах. Но в этот раз, к сожалению, получилось так – впервые за долгое время, - что в Китае не было ни одного, кто бы по-настоящему, что называется, рвал доску. Такого не было. В Ханты-Мансийске был Карякин; даже в неудачных каких-то турнирах, в Турине я показал лучший перфоманс – все-таки на Олимпиаде «+4» на доске набрал. В Дрездене – Яковенко, что называется, порвал свою доску. А здесь получилось, что вообще не было ни одного. То есть все часто играли ровно, некоторые неплохо, некоторые похуже, но… Мне кажется, это тоже важно, но вот тут вопрос не в фамилиях, а в том, что кто-то просто должен хорошо играть, по-настоящему быть в суперформе. Хотя, с другой стороны, опять же, рассуждая, если посмотреть на Армению, я бы не сказал, что кто-то там рвал доску. Совершенно не было ни одного, кто бы, что называется, порвал доску. Но они выиграли.

Е.СУРОВ: Но все-таки лидера там можно назвать, я думаю?

В.КРАМНИК: Можно назвать по фамилии, да. Так и в России можно. Да, я хорошо сыграю, да, я буду по фамилии лидером, но это не так принципиально. Мне кажется, принципиально, чтобы, как Вася в Ханты-Мансийске, шесть из шести начинать – вот это принципиально. Левон тот же – он играл хорошо в Китае, но не сверхгениально. На свой высокий уровень, но все там играли ровненько… Я не знаю, это вопрос сложный, думать надо, разбираться в этом, и я не могу так однозначно ответить на этот вопрос.

Е.СУРОВ: Евгений Бареев подал в отставку. Я понял вашу позицию: вы сейчас не считаете корректным обсуждать – правильно, неправильно. Я бы тогда спросил вас, кого бы вы хотели видеть капитаном сборной?

В.КРАМНИК: Это очень сложный вопрос. Честно говоря, у меня пока никакой особой мысли нет. Пока я не вижу очень уж приемлемой кандидатуры, но я очень сильно об этом не думал. В любом случае, я подумаю, конечно, в ближайшие дни об этом, хотя меня пока особо не спрашивали, но, может быть, какие-то мысли придут. Но пока так в голову ничего не приходит, потому что есть какие-то кандидатуры, но везде есть минусы. То есть нет такого человека, чтобы назвали фамилию, и я бы сразу сказал: «О! Да, попали в десятку!». Что-то пока это непросто. Не знаю, думать надо. Я бы хотел, во-первых, послушать, какие будут предложения, но в любом случае пока на эту тему говорить рано.

Е.СУРОВ: Вы будете играть на командном чемпионате Европы в этом году?

В.КРАМНИК: Я даже не знаю пока. Я вообще не знаю, что будет сейчас, какой будет тренер, какие… Вообще, насколько я знаю, план был у Федерации такой: послать экспериментальную вторую сборную на чемпионат Европы. То есть обкатывать тех, которые подходят к сборной.

Е.СУРОВ: Ах, даже так, да?

В.КРАМНИК: Насколько я знаю, план был именно таким какое-то время назад. Сейчас, может быть, после неудачного выступления в Китае придет новый тренер, и план изменится. Я ничего не знаю. Во-первых, надо посмотреть, кто придет тренером. В общем, я должен сказать, что у меня очень загруженный календарь на вторую половину года. Но если уж очень потребуется – я, конечно, могу рассмотреть это. Но опять же, очень рано сейчас на эту тему говорить. Но я сразу сказал, что Олимпиаду я играю стопроцентно, я полностью гарантирую свое участие. Все остальное… Это обычная картина. Скажем, тот же Каспаров никогда не играл, кроме Олимпиады, ничего. Он играл только Олимпиады, то есть он никогда не играл в команде первенство мира, один раз играл первенство Европы, будучи уже чемпионом мира, по-моему, в 1992 году. Но он играл только Олимпиады. Потому что самый престижный турнир, самый важный, что называется. И все-таки тут у игрока очень много разнообразных обязательств, и не так просто выкроить время на огромное количество командных турниров. Поэтому гарантировать я не могу участие в чемпионате Европы – надо будет говорить. А Олимпиаду я уже гарантировал два года назад, что это – сто процентов совершенно.

Е.СУРОВ: Вы согласились играть в Суперфинале. Вот через несколько дней начнется этот турнир в Москве. А как это произошло? Это же неожиданно. Никто не ожидал, что вы согласитесь.

В.КРАМНИК: Да почему? У всех какие-то странные ожидания, какие-то слушки, сплетни ходят, какие-то разговоры.

Е.СУРОВ: Но вы же раньше не играли!

В.КРАМНИК: Я не играл, в первую очередь, потому, что он всегда накладывался на турнир в Лондоне. Это была основная причина. Не потому что я был против, а просто я физически не мог играть. А почему-то все решили, что я по каким-то причинам отказываюсь. Да нет, почему? Я с удовольствием сыграю. В данный момент, конечно, это будет немножко перебор по моему графику – потому что у меня насыщенный очень график, - но, по крайней мере, я сейчас свободнее, и я могу физически сыграть. И когда этот перенос состоялся абсолютно не по моей причине – насколько я знаю, это Свидлер  с Грищуком попросили, потому что у них в Китае турнир, и они хотели перенести на другое время, и не нашлось никакого другого времени, как мне объяснили, кроме начала августа. Мне позвонил – мне кажется, скорей даже для приличия - Илья Левитов и спросил: «Ну вот, мы перенесли, может, как-нибудь у тебя случайно будет время?». Я сказал: «Да, у меня случайно есть время». Соответственно, я, конечно, сыграю, потому что надо как-то помочь. Я понимаю, что мое участие дает намного больший резонанс в прессе и больший интерес к турниру. Поэтому я сказал: «Конечно». Тем более, учитывая, что я не смог сыграть в Китае, как некую компенсацию за это я готов играть. Конечно, если бы это не был чемпионат России, если бы это был просто турнир, я бы отказался. Но в данном случае я с удовольствием приму участие. Тем более, я давно не играл и последний раз я играл совершенно больным, были очень тягостные впечатления от этого турнира, и как-то все совершенно не получалось. Поэтому мне хотелось бы сыграть. Да и вообще я с удовольствием в России играю, так что все замечательно – я с удовольствием приеду и сыграю. У меня никаких принципиальных возражений от участия в чемпионате России вообще нет, и никогда не было. Просто у меня не получалось. Но я вообще заметил – извините, отклоняюсь немножко от темы, - что я уже стал таким нарицательным именем, условной единицей. Смотрю: какие-то дискуссии идут на Тренерском совете по поводу, например, Суперфинала, каким быть Суперфиналу. И кто-нибудь говорит: «А Крамник сыграет, а Крамник не сыграет». Не знаю, меня вообще никто не спрашивал никогда: ни от Федерации, ни от Тренерского совета – буду я играть, не буду? Какую систему я считаю правильной, какую неправильной?

Е.СУРОВ: А вот скажите, я вас сейчас спрашиваю.

В.КРАМНИК: Я, честно говоря, не знаю. Это сложный вопрос, потому что я отлично понимаю позицию каждой стороны. Понимаю позицию Федерации – потому что турнир затратный и немножко какой-то вялый получается. Это правда, я с этим согласен. С другой стороны, я понимаю и согласен с тем, что вообще-то хотелось бы иметь такой Суперфинал, чтобы всех по-настоящему сильнейших игроков собрать, чтобы был такой супертурнир, что называется. Это тоже правильно. Поэтому, мне кажется, надо найти какой-то грамотный компромисс, какую-то формулу между этими двумя правильными вещами. Поэтому я бы хотел, чтобы все-таки был круговой турнир всех сильнейших игроков, чтобы Суперфинал все-таки был отдельным и чтобы он был по-настоящему сильным. Потому что это именно то, что хотят люди видеть. Все-таки какую-то «швейцарку» с участием лучших игроков, мне кажется, не воспримут любители как настоящий чемпионат России. Мне так кажется. Но, с другой стороны, я отлично понимаю позицию Федерации. Надо просто найти какой-то компромисс и прийти к выводу… Нет, я совершенно не жалуюсь, я не к этому. Просто я к тому, что мне забавно смотреть на то, как оперируют моим именем, и это часто встречается – что я не поеду на чемпионат, поеду на чемпионат… В общем, сначала надо у меня спросить, чтоб узнать. А меня что-то как-то никто не спрашивает. Нет, я это больше в шутку как-то…

Е.СУРОВ: Правильно, да. Потому что когда обсуждается, делать ли Суперфинал по швейцарской системе, то естественен первый вопрос: а приедет ли Крамник? Приедет ли Грищук на такой турнир?

В.КРАМНИК: Я понимаю. Но ведь самое же простое – позвонить и спросить, нет? Потому что меня никто не спрашивал.

Е.СУРОВ: Ну, а вы в «швейцарку» приедете? Вот, предположим, решение принято. Вам обещают неплохие стартовые, и вообще в турнире призы будут хорошие…

В.КРАМНИК: Конечно, приеду. А почему бы и нет? Это, опять же, зависит от графика. У меня довольно загруженный график всегда. И если это будет просто удачно по времени… Ведь вопрос же не только в пересечении с другим турниром по времени, а в том, что у меня турнир в первой половине октября, в первой половине ноября и, например, в первой половине декабря. Конечно, если поставят на какую-нибудь вторую половину октября – мне же не семнадцать лет – очень тяжело просто будет. То есть у меня получится четыре турнира подряд, и это будет просто страшно тяжелая нагрузка. Я имею в виду, что когда вот как сейчас, например, турнир – это семь туров. Да, честно говоря, я не очень хорошо себя чувствую, какая-то усталость. Но ничего, семь туров я могу отыграть. И потом у меня перерыв в классических шахматах. Но это достаточно удобный срок. И тогда – конечно, какие проблемы? Никаких проблем.

Е.СУРОВ: Я правильно сказал: вы со стартовыми только приедете? Или без стартовых тоже приедете?

В.КРАМНИК: Нет, почему? У меня финансово… Я, например, и за сборную, и на Олимпиаде играю на тех же условиях, как и все. У меня нет никаких стартовых, я играю бесплатно на всех Олимпиадах, как и все. И сейчас, конечно, финансовые условия этого чемпионата России – они, мягко говоря, для меня маленькие. Но это же не в деньгах дело. Поэтому я и говорю: если бы это не было чемпионатом России, если бы это был просто турнир на таких условиях, я бы никогда не согласился играть. Они очень малы для меня. Но дело не в этом. Я же говорю: это все-таки Россия, и я за сборную играю, я играю под флагом страны, и понятно, что тут немножко другая ситуация.

Е.СУРОВ: Последний вопрос у меня к вам. В последнее время идут разговоры о том, как улучшить зрелищность шахмат. Это после Казани, конечно, прежде всего.

В.КРАМНИК: Да. И до были.

Е.СУРОВ: И до были, и уж особенно – после. (Кстати, не без ваших партий там обошлось, в Казани.) Вы знаете, наверное, Касымджанов высказал предложение по поводу того, чтобы отменить ничейный результат. Не ничьи в самих партиях, а ничейный результат между игроками. И вот вчера (или даже сегодня) Сергей Шипов выступил с улучшенным предложением Касымджанова. Как вы ко всему этому относитесь?

В.КРАМНИК: Есть такая пословица, по-моему, у американцев, что не надо менять то, что исправно работает. Кажется, так. Не надо пытаться починить то, что исправно работает. Я не совсем понимаю: а в чем, собственно говоря, проблема? Потому что вот если посмотреть, например, турнир в Дортмунде. По-моему, очень интересный был турнир, все партии боевые, подавляющее большинство боевых партий. Ничьих, кстати, была половина. А что, интересная ничья?.. Окей, наша партия с Накамурой закончилась бы, например, вечным шахом. И что? Всем интересно, все удовольствие получили. В чем проблема? Я не понимаю.

Е.СУРОВ: Я вам скажу.

В.КРАМНИК: Я к чему веду? Нет, я все отлично понимаю, я просто так начинаю…

Е.СУРОВ: Да-да.

В.КРАМНИК: Проблема, скорей, в коротких ничьих. И проблема в том, когда человек – и это действительно так – хочет играть без малейшего риска, очень safe, что называется, безопасно, то довольно трудно обыграть очень сильного игрока с хорошей подготовкой. Это действительно так. Но первая проблема убирается этими «антиничейными» правилами – мне кажется, что они правильные, и я целиком за них, и считаю, что даже надо или ввести, что вообще нельзя, или даже тридцать ходов – это мало, надо после сорокового хода это делать. Скорей всего, соперники просто не согласятся на ничью после сорокового хода. Потому что позиция будет или явно в чью-то пользу, или явно ничейная. То есть будет очень малый процент партий, где позиция остается сложной игровой – и вдруг соперник согласился на ничью на сорок пятом ходу. Это крайне маловероятно. Второй вариант - вообще отменить, чтобы не было ничьей, как в Дортмунде было. Никаких проблем с этим никто не испытывал. Мне кажется, что проблема коротких скучных ничьих – она убирается. Я могу сказать, что человек вряд ли будет откровенно сушить, например, белыми, если ему все равно надо сидеть четыре часа и играть эту тупую позицию. Скорей, он уж будет играть. Это приведет к тому, что вряд ли люди будут делать короткую ничью. А дальше проблема решается тем, что надо поменять формат. То есть надо не делать формат, при котором ничья относительно выгодна обоим участникам. Вот как было в Казани. Это нокаут. Принципиальная разница в том, что это все-таки не матч, а это действительно был нокаут-турнир. Я считаю, что этот формат в современных шахматах просто неприемлем. Особенно для определения первенства мира классического, потому что понятно, что рисковать никто не хочет и не может особо часто. Дальше идут какие-то ничьи, и все решается в каком-то хаотическом блице. И ничего хорошего в этом нет во всех отношениях. И с точки зрения выявления сильнейших игроков, и особенно с точки зрения зрительского интереса. Соответственно, если эти две вещи убрать… Вот взять турнир в Дортмунде. Там был такой формат, что делать ничью особо никому выгоды нет. Все играли, интересный турнир, много результативных партий, около половины – так и что? В чем проблема-то? Биль – то же самое. Мне кажется, что это очень простое действенное и логичное решение, если уж какие-то есть проблемы. Потому что если принимать какие-то другие решения – например, сокращение контроля времени, - проблема в том, что обратно-то уже не вернете. Совершенно не факт, что это даст позитивный результат – я думаю, что, скорее, негативный, потому что огромная масса любителей шахмат все-таки хочет видеть классические шахматы. Это очень сильно сидит в сознании настоящих ценителей шахмат. Это действительно так. То есть результат может быть и негативный. Пока не доказано всем, что будет позитивный результат. А изменение - очень коренное, очень сильное, революционное. А если это пойдет в минус? Мы просто развалим все, что уже есть. Поэтому я за то, чтобы шаг за шагом делать какие-то изменения только по факту, абсолютно очевидному. Вот сейчас Казань показала пару абсолютно очевидных моментов, на мой взгляд, – я опять же выражаю свою точку зрения, - что этот формат непригоден для классического первенства мира, и что нужно вводить антиничейные правила, что нельзя соглашаться на ничью. Я считаю, что эти две вещи – они очевидны. И давайте – это мое предложение – делать все в соответствии с этими очевидными вещами. А все остальное – совершенно неочевидно ни для меня, ни для кого. Так зачем же экспериментировать?

Е.СУРОВ: Это вы сейчас, я бы сказал, не столько ответили на мой вопрос, сколько на предложение Илюмжинова, недавно им высказанное, о том, что вообще шахматы требуют модернизации, в целом убыстрения и так далее. А ведь суть предложений тех же Касымджанова и Шипова не совсем в этом, а в том, чтобы как раз классику сохранить. Но чтобы привлечь еще большее внимание – ну что значит «еще большее»? – вообще чтобы привлечь внимание обывателя, нужно, чтобы в каждой партии определялся победитель.

В.КРАМНИК: Я с этим не согласен. Я не понимаю, зачем это нужно. Ну вот в футбол играют – ничья. Нормальный результат. Никто же не стонет от ничьих. То есть ничья бывает - и хороший матч, и отлично все смотрят, с большим удовольствием, если закончился вничью. Я с этим не согласен. Это такой американский подход. Мне кажется, что вообще изначально аудитория, которой обязательно нужен победитель, - это не совсем наша аудитория. Потому что наша аудитория – это некая культура, которой интересен… Могу даже сказать такую вещь: когда процесс интересней, чем результат. Вот это вот наша настоящая hardcore, как говорится по-английски, аудитория. Та, которую мы должны удерживать и увеличивать.

Е.СУРОВ: Они считают, что это – очень маленькая аудитория, понимаете?

В.КРАМНИК: Во-первых, я бы не сказал, что это очень маленькая аудитория. Во-вторых, что нам нужно: количество или качество? Непонятно, нужны ли нам дополнительно два миллиона человек, которые, жуя попкорн, случайно зашли на шахматный матч, возбудились слегка от того, что фигуры летают, а на следующий день об этом забыли. А нам это нужно? Я не уверен в этом. Вообще это вопрос достаточно сложный. Вообще совершенно не факт, что шахматы – это вещь, которая приспособлена к многомиллионным или миллиардным аудиториям. Я думаю, что это не так. Шахматы – интеллектуальный вид деятельности. И, как любой интеллектуальный вид деятельности, он элитарен. Может, это не совсем правильное слово, но я не думаю, что он когда-нибудь соберет тысячные стадионы, это просто нереально. На мой взгляд. Потому что слишком сложно. Поэтому у шахмат есть некие ограничения, но есть и некие безусловные преимущества. Шахматы очень сильно связаны и с культурой, и с неким наличием интеллекта. Это – наша фишка, наш козырный туз. И отдавать его, разменивать на какую-то мифическую популярность среди людей, которым нравится, допустим, бейсбол или баскетбол… Не знаю, что-то я очень скептически смотрю на то, что они все ринутся в шахматы и будут невероятно ими заинтересованы. Я со всем этим направлением не совсем согласен. Для шахмат я бы выбрал другую нишу. Эта ниша, скорее, культурная. Это культура, интеллект, может быть, какие-то компьютерные технологии – скорей, вот эта ниша. А вот ниша такого голого спорта в шахматах… Если увеличивать спортивный элемент в шахматах – я считаю, что мы много потеряем от этого и не факт, что приобретем. Потому что шахматы никогда не сравняются по зрелищности с футболом, теннисом и так далее. Это точно. Поэтому не уверен, что тут следует конкурировать. Может быть, стоит найти свою нишу, где мы будем первыми и, может, даже единственными. Нишу такого интеллектуального спорта с элементами культуры, с элементами очень большого исторического пласта – у нас все-таки история шахмат богаче любого другого вида спорта. Может быть, вот сюда стоит пойти? Мне кажется, это более выигрышное направление.

Е.СУРОВ: Спасибо, что вы все это сказали. Но я вам должен сказать, что, скорее всего, после этого интервью вас будут считать старомодных взглядов человеком.

В.КРАМНИК: Да, да, я понимаю. Дело в том, что у меня всегда было какое-то мнение, оно довольно часто не совпадает с мнением так называемого большинства. Может быть, не то чтоб часто – иногда. Но в любом случае я не меняю из-за этого своего мнения. Я отлично понимаю, что меня считают, не знаю, реакционером, кем угодно. Но это не изменит моей точки зрения. Нет, я с уважением отношусь к другим точкам зрения, но мое мнение обдуманно. Я очень долго над этим думал, не один год. Поэтому просто не могу его поменять только потому, что с ним не согласны другие. Извиняюсь за то, что я думаю так, как я думаю. Вот я считаю своей обязанностью высказаться, но, конечно же, я не настаиваю на том, что я прав. Я просто настаиваю на том, что это мое мнение, и я его придерживаюсь. Я с уважением отношусь ко всем другим мнениям, только не к тем, которые являются откровенно экстремистскими.

Е.СУРОВ: Спасибо. Это был Владимир Крамник, который считает, что механизм работает исправно.

В.КРАМНИК: Достаточно исправно. Опять же – извиняюсь, что задерживаемся опять, - это совсем не говорит о том, что ФИДЕ все делает правильно. Я считаю, что много делается ошибок. Потенциал шахмат может и должен быть увеличен. Безусловно, мы не находимся на высшей планке потенциала. Надо что-то делать, надо улучшать работу. Вопрос только – в каком направлении. Я считаю, что в другом направлении надо идти. Есть очень много вещей, которые можно улучшить, и которые видны невооруженным глазом. А вот подобные мегаломанские проекты… Я вообще человек действия. Я люблю действовать шаг за шагом, медленно, постепенно улучшать ситуацию. Поэтому сразу поменять правила игры кардинально, привлечь миллиард человек – я как-то очень скептически отношусь к этому. Не поймите меня неправильно. Дело не в том, что я считаю, что у нас все хорошо, и надо только сохранить то, что есть. Нет, конечно, это не так. Но направление я бы выбрал другое. Извиняюсь за занудное, долгое интервью, но…

Е.СУРОВ: Нет, это практически программное выступление.

В.КРАМНИК: …В кои-то веки меня о чем-то спросили. Чаще всего мое мнение говорят, не спросив меня. Но в кои-то веки у меня есть возможность выразить свое мнение. Так что я по полной программе, можно сказать, воспользовался. Спасибо вам.   

Е.СУРОВ: Я вот теперь думаю, как озаглавить. Помните, не так давно программное выступление Илюмжинова называлось «Рывок к рынку». Как бы теперь ваше программное выступление назвать?

В.КРАМНИК: Нет, ну я, на самом деле, его полностью не изложил. Если хотите, я могу очень долго говорить. На самом деле, тут очень много деталей. У меня все продумано, вы не думайте… У меня много чего продумано.

Е.СУРОВ: Вот так, да?

В.КРАМНИК: Да, я могу в деталях разложить то, что я думаю. Просто я накидал самые-самые основные тезисы. На самом деле, очень много есть деталей. Поэтому, если вы хотите, как-нибудь я могу отдельно большое интервью дать на эту тему. Это пока только начало. Пока еще напишите какое-нибудь название другое. Это отдельный разговор будет.

Е.СУРОВ: Договорились. Считайте, что поймал вас на слове.

В.КРАМНИК: Хорошо, отлично.

Е.СУРОВ: Спасибо, это был Владимир Крамник.

0

197

ШАХМАТЫ

На имя председателя правления Российской шахматной федерации Ильи Левитова поступило заявление главного тренера сборной России Евгения Бареева с просьбой об отставке. Она связана с тем, что на чемпионате мира в Китае мужская российская команда заняла лишь 4-е место.

"РАССТРЕЛЬНАЯ" ДОЛЖНОСТЬ

РШФ выразила Барееву благодарность за его работу в должности главного тренера. Напомним, что на Олимпиаде-2010 в Ханты-Мансийске сборная Россия впервые с 2004 года завоевала медали, став второй.

Что же касается анализа причин неудачного выступления главной мужской команды в Китае, то он, как сказано на официальном сайте РШФ, будет проведен ее правлением совместно с тренерским советом, членами наблюдательного совета и шахматной общественностью. Кандидатуры на пост нового главного тренера будут также обсуждены на ближайшем тренерском совете.

Хотя все мы прекрасно знаем крылатое выражение: "Выигрывает команда, проигрывает тренер", далеко не каждый раз после тяжелой неудачи главный тренер подает в отставку так, как Бареев. Бывает, когда за то, чтобы остаться у руля, борются "до последнего патрона".

Евгений же сделал гордый и честный шаг. Он словно ответил хулителям и злопыхателям, которых на просторах шахматного интернета у него на удивление много: "Вам нужен крайний?! Извольте! Пусть пробуют другие!"

Сильный гроссмейстер, Бареев выигрывал престижные супертурниры, а в составе команды четырежды побеждал на Олимпиадах. Как игроку, ему знакомы и неудачи. Вспоминаю одну из них, на Олимпиаде-2006 в Турине, где командой, лежа на кровати, руководил Сергей Долматов. Он сломал ногу, играя в футбол на сборе, мог отказаться от поездки, но очень хотел "совершить подвиг". Вместо подвига получился конфуз: мы заняли более чем скромное 6-е место.

Потом была Олимпиада-2008 в Дрездене, уже с новым тренером, Александром Мотылевым, человеком исключительно мягким, необыкновенно скромным и деликатным.

И опять за Россию играли сильнейшие во главе с Крамником. И опять мы выступили скромно, оказавшись на 5-м месте.

Но вот наступили новые времена. Сменилось руководство РШФ, у нее появился наблюдательный совет. Были заключены профессиональные контракты с игроками. Сборную возглавил Егений Бареев - человек со своеобразным, слегка мрачноватым юмором, жестковатый, пожалуй, но всегда самокритичный и очень сильный профессионал.

После унизительных провалов в Турине и Дрездене его подопечные на Олимпиаде в Ханты-Мансийске завоевали серебряные медали. Но кто-то похвалил Бареева за этот успех? Нет, конечно. Все почему-то уверены, что мы всегда должны быть первыми. Но времена нашего тотального доминирования канули в Лету. Нынче представители великой советской шахматной школы играют за все страны - кроме разве что Китая.

Спору нет, неудача в Нинбо болезненна. Впервые на мировом чемпионате Россия - без медалей.

По-видимому, была допущена ошибка в начальной расстановке шахматистов. Сережа Карякин не справился с ролью лидера, а Крамник, набравший просто бешеную форму, играл "за себя" в Дортмунде. А это был тот самый случай, когда сборной России он был очень нужен.

Теперь можно говорить, что взяли "не тех": за бортом сборной остались Дмитрий Яковенко и Евгений Томашевский. Но кто ж знал, что "эти" будут играть неуверенно и скромно? Мог ли это предвидеть тренер? Не знаю. Не уверен.

Понимаю и одобряю мужество и честность Бареева - перед самим собой прежде всего. А тренерскому совету РШФ, которому предстоит найти ему замену, хочется пожелать не ошибиться в выборе на эту важную должность.

"Расстрельную", как выяснилось.

Юрий ВАСИЛЬЕВ

0

198

Синдром китайский, исход российский
Суббота, 06.08.2011 17:33
Василий Папин, гроссмейстер

«...Вот и отпели донские соловьи дорогим моему  сердцу Давыдову и Нагульнову, отшептала им поспевающая пшеница, отзвенела по камням безымянная речка, текущая откуда-то с  верховьев Гремячего буерака…
Вот и все…».

М.А.Шолохов

Первым об отставке главного тренера  мужской сборной России по шахматам Евгения Бареева сообщил лихой донской казак Дмитрий Кряквин, комментируя, сидя на завалинке сайта Сhess-News, интервью Александра Халифмана, данное журналу «Огонек»: "Выступили неважно, нужно что-то менять":

-  «…Я вот попытаюсь за Бареева заступиться. И не потому, что он мой начальник. А как шахматист и гроссмейстер…».

С кухни потянуло гарью... А с чего бы это вдруг главному редактору сайта РШФ заступаться? И не тот ли это случай, когда лучше позже, чем никогда, положить голову на рельсы, когда прошел поезд? Хорошо или ничего принято говорить только в одном случае.

Хронограф сайта Сhess-News беспристрастно зафиксировал дату и время. 1 августа 2011 года от Рождества Христова. 15.00.

Ближе к полуночи, в этот же день,  дым сомнений развеялся полностью. Сайт РШФ в пресс- релизе -“некрологе” буднично сообщил о безвременной и скоропостижной отставке Евгения Бареева.

Король умер. Да здравствует король!

«Вот, кто, кто?» - отдав должное своему начальнику, и выдержав паузу, уже через сутки на сайте Chess-News вопрошал  Дмитрий Кряквин. «…Сейчас интереснее всего обсуждать, а какие кандидатуры?». А умерла, так умерла. 

Я не буду даже пытаться за Бареева заступаться. И вовсе не потому, что он не мой начальник. А потому, что он в этом не нуждается. Ни как шахматист, ни как гроссмейстер, ни тем более как главный тренер мужской сборной России по шахматам. Именно мужской, а не детской.

Я выскажу свое личное мнение как человек, которому многое из того, что и как делает Евгений Бареев, близко по духу.

То, что Евгений Бареев на эмоциях подал заявление с просьбой об отставке, это совершенно не значит, что оно должно быть сразу же удовлетворено. Заявление необходимо принять к сведению.

В первую очередь на совместном заседании Правления РШФ, Тренерского и Наблюдательного советов РШФ необходимо заслушать аналитический доклад главного тренера сборной России по шахматам гроссмейстера Евгения Бареева «Об итогах выступления сборной России на чемпионате мира в Нинбо (КНР)».  А уже по итогам обсуждения принять окончательное решение.

Неудачное выступление в Нинбо, где российская команда не смогла отстоять титул чемпиона мира, завоеванный в прошлом году - это шаг назад, независимо от занятого места. Но это не повод для отставки главного тренера, а повод для внесения им коррективов в планы подготовки сборной к осуществлению главной цели – Олимпиады 2012.

Прежде чем говорить о причинах неудачного выступления сборной, необходимо понять, всё ли Евгением Бареевым было сделано для успешного выступления команды на чемпионате мира. Были ли какие-то предпосылки к неудаче до того, как был поднят флаг чемпионата?

Основа основ, состав сборной, сомнений не вызывал. Подготовительные периоды - в России и заключительный, в Нинбо - проведены на высочайшем уровне. Решены все материальные и финансовые вопросы. Команда мотивирована. Как морально - отстоять звание чемпионов, так и материально - достойные призовые в случае выполнения намеченного. В дополнительной мотивации, исходя из высочайшего уровня каждого игрока, команда не нуждалась. И если в чем и нуждалась, то в экипировке. Не дело, когда игроки команды, элита мировых шахмат, выходят на игру, кто, в чем горазд.  Дресс-код должен стать нормой для сборной.

Результат оказался неожиданным, как извержение вулкана Эйяфьятлайокудль. А какое же извержение без камнепада, пепла, посыпающего головы, и лавы, уничтожающей все на своем пути. Такая экстремальная ситуация - это еще и дополнительное испытание и тест на прочность и соответствие званию команды. К, сожалению, тест не пройден. Никогда  команда не бросит на произвол судьбы своего капитана и не будет молча , но с интересом, наблюдать, выплывет он или не выплывет.

Назвать причины, и тем самым предъявить претензии Евгению Барееву, казалось бы, проще простого. А вот на поверку-то, оказывается самым сложным.

Сослаться на не тот состав - не получается. Игроки не подготовлены, утомлены, не мотивированы, гипермотивированы - тоже не проходит. На каждый тур команда выходила подготовленной и не испытывала трудностей в дебюте. Дальше процесс становился творческим и неуправляемым, а зачастую и невероятным, хотя, к сожалению, и очевидным. Но тренер в процессе игры уже ничего не мог изменить.

А постфактум сказать, что не так сели, а потому не там встали и, следовательно, не туда пошли, поскольку не были настроены на игру, так как тренер не психолог, а психиатр, это свято.

Вот и получается, что в итоге, в сухом остатке претензий Евгению Барееву, кроме эмоций «провал», «позор», четвертое место, ничего предъявить нельзя.

Но такого же не должно быть. Ведь выигрывает команда, а проигрывает тренер. Значит, всегда есть причины, а если их нет, то это жалкий лепет оправданий. И по «доброй» старой традиции причина обязательно должна быть найдена, высосана, или выковыряна, с тем чтобы, что-то поменять.

Ведь не объяснишь же страждущим зрелищ четвертое место обычным невезением. А почему этого не сделать, если это так и есть, и нет других объяснений. Для чего увязывать неудачный ход пешки в партии с совмещением постов Бареевым. Трудно представить, что Свидлер, Грищук, Витюгов, Карякин, Непомнящий, разыграв дебют, сразу же погружались в размышления о «кризисе в руководстве сборной» и о недопустимости совмещения постов главным тренером. Хотя при желании и этим можно объяснить неудачи игроков после дебюта. Да. За Державу обидно. Искали выход из кризиса. Не нашли. Продолжали поиск после дебюта в следующих турах.

К, сожалению, слишком много факторов влияет на конечный результат, в том числе и таких, которые остаются за гранью нашего понимания.

Вот и приходится констатировать, что РШФ, главным тренером сборной Евгением Бареевым были созданы все необходимые, а зачастую просто идеальные условия для реализации поставленной цели. Но цель, увы, так и оказалась не достигнутой.

А все «— потому, — что Аннушка уже купила подсолнечное масло, и не только купила, но даже и разлила».

Зная и понимая это, делать скоропалительные выводы, и еще более скоропалительно принимать отставку погорячившегося под  шквалом эмоциональной критики несгибаемого Е.Бареева, неразумно, преждевременно и во вред интересам российских шахмат.

Действиям руководства РШФ должны быть присущи мудрость, последовательность и принципиальность, в необходимых случаях жесткость и гибкость, но не шараханье из стороны в сторону, и от одного главного тренера к другому.

Именно Евгений Бареев, проработав в должности главного тренера сборной уже год, обязан, не отвлекаясь на второстепенное и малозначимое, продолжить путь с командой к завоеванию чемпионского титула на Олимпиаде-2012.

Уже через три месяца в Греции на чемпионате Европы сборной Азербайджана предстоит  подтвердить свои чемпионские полномочия, или сложить их, испив до конца горечь поражения из чемпионской чаши. И если вдруг случится потеря титула, то, независимо, от занятого места, это будет неудачей, но не поводом для отставки тренера.

Сборная команда России в очередной оказалась на перепутье. А, как известно, коней, слонов, тренеров, тем более главных, на каждой переправе не меняют.

0

199

Сборная в ловушке
Владимир Барский , международный мастер по шахматам

Командный чемпионат мира по шахматам в китайском Нинбо завершился для сборной России полным фиаско. Наша дружина, располагавшая самым сильным, судя по рейтингу, подбором игроков, не смогла попасть даже в тройку призеров.
Kомандные соревнования в таком сугубо индивидуальном виде спорта, как шахматы, всегда отличаются особым накалом и острым психологизмом. В теннисе, например, достаточно престижным трофеем считается Кубок Дэвиса, но там все матчи играются по очереди, их результаты просто суммируются. А шахматные партии играются одновременно, и если у товарища по команде что-то не заладилось, то другим приходится менять тактику по ходу игры, больше рисковать, чтобы выправить положение. «Один за всех и все за одного» – девиз мушкетеров более чем актуален для настоящей шахматной команды.
Самым престижным командным соревнованием в шахматах являются Всемирные шахматные олимпиады, ведущие свою родо­словную с 1927 года. Командный чемпионат мира появился сравнительно недавно, в 1985 году, но за прошедшую четверть века эти турниры в профессиональной среде стали котироваться очень и очень высоко. Олимпиады, по большому счету, превратились в веселые фестивали: из полутора сотен сборных борьбу за медали ведет от силы десяток, а остальные приезжают просто мир посмотреть и себя показать. Тогда как чемпионат проводится для десяти лучших команд мира (пожалуй, лишь чемпион Африки не вполне подходит под это определение), которые по круговой системе определяют сильнейшего.
Смещение центра
Нинбо – небольшой по китайским меркам городок с населением в 5,5 млн человек, расположенный в 200 километрах к югу от Шанхая. Крупный торговый и рыболовецкий центр: в пяти­звездном отеле New Century, где жили и соревновались участники, никогда не было недостатка в свежей рыбе, а также в кальмарах, крабах, креветках, устрицах и прочих морепродуктах. Именно здесь я впервые попробовал мясо черепахи и съел пару лягушек. Шведский стол радовал богатством выбора, но слишком уж много было незнакомых для европейского человека блюд, поэтому многие шахматисты сознательно себя ограничивали: ели в основном рис, баранину или свинину, овощи, фрукты и разнообразные десерты.
Пора нам уже, конечно, привыкать к азиатской экзотике. Центр шахматной жизни смещается в Индокитай: чемпион мира сейчас индус Виши Ананд, чемпионка – китаянка Хоу Ифань. Поднебесная проводит все больше соревнований самого разного уровня: и закрытые – только для своих шахматистов, и открытые с приглашением мировых звезд. Например, параллельно с командным чемпионатом в городе Ханчжоу проходил этап женского Гран-при ФИДЕ. Удачно внедрив на своей земле советскую систему подготовки, китайцы благодаря трудолюбию и настойчивости заметно преуспели сначала в женских, а потом и в мужских шахматах: их лидеры Ван Хао и Ван Юэ выросли в гроссмейстеров экстра-класса. Помимо них, в Китае найдется еще десяток очень мощных гроссов, к фамилиям которых мы пока не привыкли. Перед началом чемпионата хозяева поля, а также сборная Азербайджана считались основными конкурентами нашей команды. Китайцы оправдали прогнозы и завоевали серебро. Первые три доски выступили у них великолепно, четвертая послабее, но не провально.
Соперники-соседи
«Парни из Баку» смогли наконец-то уладить внутренние конфликты и привлечь под свои знамена трех своих сильнейших игроков – Теймура Раджабова, Шахрияра Мамедьярова и Вугара Гашимова (первые двое – участники прошедших в мае матчей претендентов). Возглавил команду один из самых успешных тренеров мира гроссмейстер Владимир Тукмаков, дважды – в 2004 и 2010 годах – приводивший сборную Украины к олимпийскому золоту. Благодаря поддержке на самом верху команда не испытывала никаких финансовых проблем при подготовке. Правда, еще две доски (каждая команда состояла из четырех основных участников и одного запасного) в Азербайджане не столь опасны, но как только в этой богатой нефтью республике вырастет четвертый гроссмейстер экстра-класса, бороться с ней станет практически невозможно. Но пока что в Нинбо внутренние конфликты все-таки вылезли на поверхность и привели к тому, что команда выступила гораздо ниже своих возможностей.
Помимо этих команд, традиционно сильны также Армения с Левоном Ароняном на первой доске и Украина, ведомая Василием Иванчуком. Год назад армяне смогли поменять спортивное гражданство Сергею Мовсесяну: уроженец Тбилиси (как и девятый чемпион мира Тигран Петросян), Сергей долгие годы жил в Чехии, а на международной арене представлял Словакию. Опытны и проверены в боях Владимир Акопян и Габриел Саргиссян. К плюсам этой команды можно отнести также теплую, почти семейную атмосферу внутри коллектива, которую умело поддерживает ее капитан гроссмейстер Аршак Петросян. Минус – отсутствие классного запасного: 20-летний Роберт Ованисян в прошлом году стал чемпионом Армении и благодаря этому автоматически попал в команду, но по уровню он пока что явно уступает основным игрокам. Армянам часто везло в Нинбо, но везет, как известно, сильнейшим, так что чемпионами они стали более чем заслуженно. Сильный лидер, сильный тренер и прекрасная атмосфера в коллективе – три важных компонента их успеха.
Украина (как и Россия) никогда не испытывала недостатка в талантах, вопрос у них обычно стоит – «от кого придется отказаться», а не «кого же взять». Многоопытный Василий Иванчук на первой доске способен творить чудеса, что он и продемонстрировал последний раз на Олимпиаде-2010 в Ханты-Мансийске. Конечно, и у него случаются спады, но в командных соревнованиях Василий всегда находит для себя дополнительную мотивацию и никогда не проваливается. Правда, на этот раз за сборную страны не мог выступить экс-чемпион мира Руслан Пономарев: точные сроки чемпионата мира появились довольно поздно, и у него уже был подписан контракт на участие в супертурнире в Дортмунде. Конечно, игрок класса Пономарева заметно усилил бы любую команду. Украинцы на старте выглядели бледно, но смогли из­бежать крупных потерь, а потом потихоньку разыгрались.
Российская смена
Наконец, поговорим о сборной России, в которой полным ходом идет (но еще далек от завершения) процесс смены поколений. Наш лидер, экс-чемпион мира Владимир Крамник, также отправился в Дортмунд (и, добавим в скобках, с блеском провел этот турнир). В его отсутствие главный тренер Евгений Бареев решил заявить на первую доску 21-летнего Сергея Карякина: олимпийский чемпион в составе сборной Украины год назад получил российское гражданство и стал выступать за нашу команду. У Сергея сейчас четвертый рейтинг в мире (выше только Карлсен, Ананд и Аронян), и он совсем недавно на супертурнире в Румынии поделил 1–2 места с Карлсеном. Карякину надо еще чуть-чуть окрепнуть, и сборная России на ближайшие 10 лет получит отличного лидера. К сожалению, в Нинбо Сергею немного не хватило опыта, и он не справился с грузом возложенной на него ответственности. У командных соревнований своя специфика, и выступающий на первой доске гроссмейстер должен быть не только мощным игроком, но и лидером, ведущим за собой коллег и в трудную минуту принимающим огонь на себя. Сергей из-за юного возраста не играл на первой доске в крупных соревнованиях и не вполне справился с возложенной на него ролью.
27-летний Александр Грищук, заявленный на вторую доску, совсем недавно в Казани одолел в претендентских матчах Ароняна и Крамника и только в финале проиграл Гельфанду. Грищук очень серьезно в течение нескольких месяцев готовился к матчам, потом почти месяц провел за доской и доказал, что потенциал у него поистине чемпионский. С другой стороны, неудивительно, что после сверхусилий в игре Александра наступил определенный спад. К тому же наверняка сыграли свою роль и «биологические часы»: в последние годы Грищук привык летом отдыхать от шахмат на берегу Черного моря, в Одессе. Ради командного чемпионата Александр изменил привычный график, но по-настоящему вспомнить, «как ходят, как сдают», он смог только к середине турнира, а до этого проиграл Гашимову только потому, что не сумел вспомнить свой домашний анализ, ведущий к форсированной ничьей.
На третьей доске у нас выступал 21-летний Ян Непомнящий, чемпион страны прошлого года. Непомнящий дебютировал в составе сборной и выступил более чем достойно, заняв первое место на своей доске. Ян – огромный талант, умница, но некоторая торопливость, когда руки опережают голову, приводит порой к легковесным решениям, из-за чего он время от времени проскакивает критические моменты в партии и теряет важные «половинки», а то и целые очки. Так и здесь: он упустил подавляющий перевес в партиях с украинцем Захаром Ефименко и индусом Кришнаном Сашикираном. Яну очень важно не откладывая в долгий ящик заняться психологическими вопросами, и тогда в самое ближайшее время у нас появится еще один настоящий топ-игрок.
Четвертая доска – многоопытный Петр Свидлер (35 лет), пятикратный чемпион страны, многократный чемпион мира, Европы и Олимпийских игр в составе сборной страны. Петр в Казани секундировал своему другу Грищуку. Легко предположить, что после матчей Свидлер устал никак не меньше своего «патрона», но в отличие от него совсем не имел игровой практики. Следствием этого стала повышенная нервозность, неуверенность в себе в критические моменты борьбы. Например, когда в матче с Азербайджаном от исхода его поединка стало зависеть, спасается наша команда или нет, Петр буквально в три хода про­играл несколько лучшую позицию. История повторилась в заключительный день, когда в благоприятной позиции Свидлер действовал крайне рискованно и прозевал матовую атаку.
Запасным у нас был 24-летний Никита Витюгов. В итоге он даже занял первое место на доске, но вряд ли сам остался доволен своей игрой. Никита, как и его товарищи по команде, был излишне закрепощен и не сумел довести до победы несколько весьма перспективных позиций.
«Выигрывает команда – про­игрывает тренер». 44-летний гроссмейстер Евгений Бареев – тренер еще молодой. Он всего несколько лет назад завершил профессиональную карьеру игрока, а она была весьма успешной: на протяжении почти полутора десятков лет Евгений входил в мировую элиту. Естественно, после провала в Нинбо стали раздаваться голоса, требующие отставки Бареева. Вариант простой и понятный, хотя не факт что правильный. Прежде всего, у нас нет очереди из Гусов Хиддинков и Диков Адвокатов, желающих принять сборную России и привести ее к сияющим высотам. Конечно, тренеры есть, но с ходу назвать идеального преемника не возьмется, наверное, никто.
У Бареева же есть очевидные плюсы: он очень ответственный человек, авторитетный специалист, от всей души болеет за команду, умеет извлекать уроки из ошибок. Евгений сумел сплотить коллектив – равнодушных в команде не было, все рвались в бой. Да, у него непростой, даже тяжелый характер, но с этим как раз можно будет смириться, если сборная начнет побеждать.
На мой взгляд, главный просчет тренерского штаба (Барееву помогал гроссмейстер Александр Рязанцев) заключался в том, что не удалось создать более расслабленную, раскованную атмосферу внутри команды. Бареев остер на язык, а шахматисты – как дети: их надо хвалить, а не подкалывать. Спортсмены были чересчур напряжены, придавлены грузом ответственности, и потому в критические моменты им не хватало легкости, свободы в принятии решений. Они зажимались, боялись расплескать даже самую малость перевеса – и в результате теряли все. Если нашей сборной удастся выбраться из психологической ловушки (на самом деле задача очень сложная: поймать и удерживать на протяжении всего турнира нужный психологический настрой), то это будет означать, что подготовка к Олимпиаде-2012 ведется правильно. Уже через два месяца нас ждет командный чемпионат Европы, и начинать сейчас крупные перестановки в федерации вряд ли уместно – может пострадать подготовка к турниру. Может быть, надо предоставить возможность нынешнему штабу спокойно доработать сезон, а потом уже делать глобальные выводы.
Нинбо – Москва
|А вы, друзья, как ни садитесь…
Отвечая на вопрос вашего корреспондента о том, была ли оптимальной рассадка по доскам внутри сборной России, главный тренер команды гроссмейстер Евгений Бареев (на фото) вспомнил Ивана Андреевича Крылова:
– Хорошо бы провести два таких турнира: в одном посадить на первую доску Карякина, а во втором – точно таком же – выбрать другого лидера и получить тот же результат. Тогда можно будет рассказывать басню «Квартет», мораль которой – «А вы, друзья, как ни садитесь…» Проще всего сказать, как те замечательные звери: надо было сесть по-другому, и играли бы лучше всех! Но в этом ли заключалась причина не очень убедительной трактовки Бетховена квартетом?
|День рождения – грустный праздник
В день шестого тура отметила свой 35-й день рождения Юдит Полгар (на фото в центре) – сильнейшая шахматистка в истории, выступавшая на третьей доске сборной Венгрии. Организаторы приготовили для единственной представительницы слабого пола на турнире сюрприз: перед входом в турнирный зал Юдит поджидал огромный букет белых лилий и праздничный торт.
На чемпионате действовало так называемое правило zero tolerance: минимальное опоздание на игру каралось поражением. Кроме того, перед входом в зал шахматисты проходили контроль на металлоискателе (ФИДЕ уверяет, что таким образом борется с подсказками), поэтому игроки приходили на тур минут за 5–10 до старта. Имениннице Юдит же вместо контроля вручили лилии, подвели ее к торту и предложили зажечь огонь в декоративном цветке лотоса. Все действо сопровождалось аплодисментами и вспышками многочисленных фотокамер. Юдит чиркнула зажигалкой, лотос загорелся и красиво «распустился», и на каждом лепестке обнаружилась маленькая горящая свеча. Эффектное зрелище! После этого Юдит задула огонь и отправилась в турнирный зал.
В тот день Венгрия встречалась с командой США, и Полгар предстояло играть черными с Ясером Сейраваном. 50-летний ветеран американских шахмат, в 80-е годы постоянно входивший в мировую десятку, сейчас редко выступает в соревнованиях, но при случае может тряхнуть стариной. Поздравив девушку с праздником, Ясер затем развил сильнейшую атаку и выиграл в отличном стиле.
В день рождения вообще играть непросто (хрестоматийный пример – Капабланка, проигравший в день своего 50-летия Алехину), к тому же манипуляции с лотосом наверняка сбили боевой настрой Полгар. Как бы то ни было, когда в следующем туре праздновал день рождения азербайджанский гроссмейстер Вугар Гашимов, ни цветов, ни торта ему уже не вручали.
|Кто не пришел, кого меж нами нет
Чемпионат мира собрал исключительно сильный состав. Можно буквально по пальцам одной руки пересчитать тех гроссмейстеров, кто усилил бы свои команды.
1. Вишванатан Ананд (Индия). Чемпион мира – начал подготовку к матчу 2012 года за корону.
2. Борис Гельфанд (Израиль). Претендент – начал подготовку к матчу 2012 года за корону.
3. Владимир Крамник (Россия). Участвовал в супертурнире в Дортмунде.
4. Руслан Пономарев (Украина). Участвовал в супертурнире в Дортмунде.
5. Хикару Накамура (США). Участвовал в супертурнире в Дортмунде.

0

200

Накануне открытия Суперфинала действующий чемпион России ответил на вопросы нашего корреспондента Владимира Барского.

– Ян, на чемпионате мира в Нинбо ты дебютировал в составе первой сборной. Как чувствовал себя в новом коллективе, как игралось?
– Игралось замечательно, атмосфера в команде была великолепная. Любые упреки в том, что у нас был не дружный коллектив, совершенно беспочвенны. Конечно, чувствовалась повышенная ответственность из-за того, что выступает именно первая сборная, но об этом некогда было надолго задумываться, надо было играть партию за партией.

– Сейчас в Интернете идет бурная дискуссия о выступлении нашей сборной. Преобладают радикальные высказывания, хотя есть и более взвешенные, умеренные. На твой взгляд, чего же нам не хватило?
– Как известно, самое трудное в шахматах – выиграть выигранную позицию. А в командных соревнованиях это оказалось трудно вдвойне, поскольку и соперники сопротивляются упорнее, и разные дополнительные психологические моменты имеют место. Особенно ярко это проявилось в матчах с Украиной и с Китаем. Последний матч с Индией уже мало что решал, но и в нем случилась похожая ситуация.

– Почему «мало что решал»? Все-таки, между 3-м местом и 4-м большая разница, или нет?
– Конечно, разница существенная, но мы уже не могли бороться за самые высокие места, а только за «тройку». В этом матче мы тоже упустили отличные возможности.

– Сейчас начались обсуждения, кто должен стать новым главным тренером сборной. У тебя есть какие-то пожелания, предпочтения?
– Не знаю. Кандидатуры должен предложить Тренерский совет, в который я не вхожу. Поживем – увидим; пожелания сейчас трудно сформулировать.

– А с прежним тренерским коллективом работалось нормально?
– Да, нормально. По крайней мере, у меня никаких нареканий не было.

– Хорошо, перейдем теперь к Суперфиналу. В этом году будет всего 8 человек вместо 12-ти. Твое отношение к этой формуле? Приходилось ли уже играть в аналогичных турнирах?
– Мне кажется, по такой формуле я играл в Дортмунде когда-то давно, в 2008 году. Действительно, турнир будет короче, и в силу того, что в нем принимает участие Владимир Крамник, станет в целом сильнее и плотнее. Средний рейтинг возрос. Мне кажется, сокращение числа выходящих мест из Высшей лиги несколько снизило привлекательность этого турнира. Но, может быть, Суперфинал станет интереснее благодаря более высокой плотности состава, не будет большого разрыва в силе игроков. Хотя и в прошлом году турнир оказался очень плотным. Результат «-3» у Вадима Звягинцева и Дениса Хисматуллина свидетельствовал о плохой форме этих гроссмейстеров, а не о том, что они играют хуже остальных. Каждая победа давалась с большим трудом.

– Левитов и Бареев предлагали вообще отменить круговой Суперфинал и разыгрывать звание чемпиона России по швейцарской системе, то есть объединить Высшую лигу и Суперфинал. Оправданна ли эта идея?
– В ней есть и плюсы, и минусы. Круговой турнир, по-моему, достаточно объективен, хотя, возможно, его надо проводить в два круга или с большим количеством участников. Сейчас достаточно короткая дистанция, но раз имеем такой формат – значит, имеем. А в «швейцарке» можно выиграть турнир и при этом не встретиться с основными конкурентами.
Мне кажется, довольно интересная формула была опробована в последнем чемпионате США. Участников разбили на две группы, а потом по два победителя играли короткие матчи по нокаут-системе. Наверное, можно и у нас провести что-то подобное. Все-таки, у нас очень много сильных шахматистов, и в финальную восьмерку попали далеко не все. Сейчас остались за бортом Митя Яковенко, Женя Томашеский, Никита Витюгов, Владимир Малахов, и этот список можно продолжать. Понятно, что есть конкретный турнир и конкретное Положение, и все об этом знали загодя, но, тем не менее, хотелось бы собрать всех сильнейших. А для этого должна быть немного другая формула.

– То есть минимум 12 человек?
– Больше двенадцати, наверное, много. Или разбивать на группы и потом играть нокаут. Хотя то, что хорошо для чемпионата США, для нас может оказаться не очень удачно. Я этими вопросами серьезно не занимаюсь; играю по той системе, которую предлагают.

– Уточним, что в чемпионате США-2011 (который выиграл Гата Камский) участвовало 16 человек, и они были разбиты на две подгруппы.
– В нашем случае можно сделать две подгруппы по 6 или тоже по 8 человек.

– Сейчас ведутся разговоры о модернизации в шахматах. В частности, Касымжанов предложил, а Шипов развил идею о том, чтобы отменить ничейный исход. Играть до победы, при ничьей проводить переигровку в быстрые или блиц.  Это интересная идея или чересчур экстремальная?
– Идея замечательная, но не думаю, что она кому-то всерьез понравится. Допустим, напряженная партия заканчивается вничью. Предлагается переигровка с последовательным уменьшением контроля. Кажется, в 2009 году Трегубов играл тай-брейк с Варужаном Акобяном. Они начали играть в 12 и закончили в 12. Хорошо, мы начнем не в 12, а в три. Сначала классическая партия, потом рапид, потом блиц, потом – не знаю – по минуте, что ли?! А на следующий день надо снова выходить играть!
Может быть, какая-то крупица здравого смысла в этом есть, но пока еще идея находится, по-моему, в стадии зародыша. В нынешнем виде она слишком сырая.

– Шипов предложил отказаться от всех промежуточных рапидов и в случае ничьей в классику сразу играть две партии в блиц.
– А может быть, сразу начать с двух партий в блиц? Все будут довольны!
Непонятно, почему ничья не считается нормальным результатом. Короткая ничья, действительно, напрягает, но если завязалась борьба? Сопротивляемость растет, грубых ошибок в равных позициях сейчас никто не допускает, а худшие позиции упорно обороняют.
Может быть, для каких-то показательных турниров это неплохая система. Но применительно к серьезным соревнованиям она требует, мягко говоря, серьезной доработки.

– На турнире будет запрещено предлагать ничью до 40-го хода. Твое отношение к этому правилу?
– До 40-го или до 30-го?

– До 40-го.
– Если люди хотят «расписать» партию, то они распишут ее и по софийским правилам, но в серьезных соревнованиях такое бывает редко. Запрещать переговоры до 30-го хода, наверное, менее правильно, чем до 40-го, потому что на отрезке с 30 по 40-й ход обычно происходят события, несовместимые с предложением ничьей. Допустим, один участник получает перевес, а другой начинает нервничать и идет на какие-то уступки в цейтноте. Конечно, бывает соблазн в сложной позиции не рисковать и предложить ничью. С другой стороны, если оба соперника хотят «свернуть» игру, то для них не помеха и 40 ходов, и 50.
Мне кажется, надо бороться только с короткими и с расписными ничьими. А вообще, ничья – это один из трех возможных результатов в шахматах. Можно вспомнить старую систему, которая действовала, когда только вводились в практику шахматные часы. Если один игрок ронял флаг, то сопернику присуждались дополнительные пол-очка, и игра продолжалась. В случае ничьей счет был 0,75-0,25. Можно вводить систему подсчета очков типа 4-1, 2-2, 3-1 и т.п. Это богатая нива для дискуссий.

– Учитывая высокую плотность состава и короткую длину дистанции, насколько результативным окажется Суперфинал? Много ли мы увидим ничьих?
– Очень многое будет зависеть от жеребьевки, от распределения цветов. Турнир короткий, беречь силы никто не будет. Семь туров, один выходной; цена каждой партии очень высока. Трудно предсказать. Может быть замечательно боевой тур, а все партии закончатся вничью. Угадать достаточно сложно. Все-таки, не думаю, что результативность будет очень низкой.

– Спасибо за беседу, желаю удачи!
– Спасибо!

0

201

Боваев. Калмыкия.

0

202

Терехин. Пермский край

0

203

Солонец. Владимирская область

0

204

Александр Сергеевич Никитин

0

205

Аркадий Владимирович Дворкович

0

206

"Хочется, чтобы Крамник понял, где правда" - ответ Зураба Азмайпарашвили
Среда, 31.08.2011 05:22

Аудио:

По просьбе Зураба Азмайпарашвили мы предоставили ему возможность ответить Владимиру Крамнику по поводу трактовки событий в Элисте пятилетней давности - скандала, который разразился во время матча на первенство мира Топалов - Крамник.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Я бы хотел ответить Крамнику примерно в том же порядке, в каком он говорил про меня в недавнем интервью.

Первое. Он говорит: «Совершенно было ясно, что Апелляционный комитет у них абсолютно ручной, он и начал нарушать правила проведения матча».

Состав Апелляционного комитета утверждается президентом. Там есть определенный подготовительный процесс: предлагается несколько кандидатур, и президент потом утверждает по своему соображению. Президент утвердил следующий Апелляционный комитет: Макропулос, Вега и Азмайпарашвили. Три человека. О Хорхе Вега Крамник вообще не упоминает – наверное, считает, что тот человек маловажный.

Крамник: «Азмайпарашвили имеет прямые финансовые отношения с Данаиловым».

Данаилов – организатор соревнований в Софии. Если Крамник имеет в виду, что Данаилов меня приглашал и делал техническим adviser-ром турниров в Софии, то, безусловно, мы имели финансовые отношения. Как и с любым организатором, который назначает, например, Апелляционный комитет, есть финансовые отношения. Тут я с Крамником не буду спорить, потому что это абсолютно легальные финансовые отношения. Нелегальных финансовых отношений у нас никаких нет.

Крамнику было «ясно, что это не к добру», и поэтому он «хотел отгородиться легальными контрактами». Но все-таки есть правило проведения чемпионатов мира, которое утверждено ФИДЕ. И в нем черным по белому написано всё. Апелляционный комитет создается при любом розыгрыше чемпионата мира, чтобы рассматривал жалобы. Это и есть «Верховный суд». И решения «Верховного суда» (Апелляционного комитета) считаются окончательными. 

Единственное, о чем я неверно подумал, давая согласие на присутствие в Апелляционном комитете – безусловно, я считал, что в этом матче скандалов не будет. Что матч будет абсолютно честным. И почему бы мне не быть в Апелляционном комитете, у которого не должно быть особых трудов во время матча (если между участниками джентльменские отношения), и лишние, как говорится, несколько тысяч никому не помешает, правильно? Это нормально. Тем более, что у ФИДЕ есть правило, что только члены Президентского совета могут быть в Апелляционном комитете. Я был тогда членом Президентского совета.

О наших отношениях с Крамником я хочу начать издалека. Они были очень хорошими. Я могу прямо сказать, что до определенного момента – даже независимо от того, что в 2000-м году я болел за Каспарова, так как все-таки он мне был и сейчас является близким человеком, - я не испытывал к Крамнику абсолютно никакой вражды. Абсолютно. Мы были если не друзьями, то хорошими товарищами. Он был еще маленький, когда я смотрел на него как на очень порядочного, и мне он нравился – и как шахматист, и как человек. И поэтому всегда болел за Володю Крамника. Единственный матч, в котором я за него не болел – это был матч с Каспаровым.

Но Володя, честно говоря, удивил меня своим поведением после матча. Потому что все-таки, независимо от того, что у него был тогда очень высокий рейтинг, он к матчу с Каспаровым не отобрался. Пусть это не будет в обиду никому сказано, но Каспаров пригласил его на этот матч прямо-таки «с улицы», скажем так, потому что Крамник проиграл матч Широву, это всем известно. Правильно? Он не отобрался к Каспарову. Каспаров по каким-то соображениям – по финансовым, потому что не нашли серьезного спонсора для матча с Шировым – все-таки решил пригласить на матч номера два на тот момент в мире – Владимира Крамника. Но все-таки, так как он не отобрался, я называю это так: человека пригласили «сбоку», как могли пригласить любого.

Они сыграли этот матч. И я был удивлен. Да, Каспаров не подумал об этом – чисто по-джентльменски составил контракт, не записав, что матч-реванш должен состояться, рассчитывая, естественно, на порядочность и человеческие качества Крамника. И не получил «обратку». То есть Крамник, получив звание чемпиона мира от Каспарова, потом сделал все возможное, чтобы матч-реванш не состоялся. Естественно – даже сегодня я могу сказать, - определенное уважение Крамник у своих коллег, в том числе в моем понимании, потерял. И, безусловно, это сыграло не положительную роль в моем отношении к Крамнику как к человеку. Я не имею в виду шахматиста. Считаю, что он гениальный шахматист. По сей день я считаю его одним из сильнейших чемпионов мира. Естественно, не самым сильным, но одним из сильнейших. А как к человеку я уже отнесся к нему по-другому.

Безусловно, учитывая тот фактор, что я имел определенные симпатии к Веселину Топалову как к человеку, может быть, я должен был еще глубже понимать, что между ними может произойти определенный конфликт. И так как я все-таки находился ближе к одному, чем к другому, не должен был соглашаться войти в Апелляционный комитет. То есть не должен был становиться арбитром. Это единственная моя ошибка. Я считаю, что где-то процента на два я виноват – дал согласие.

Но. В апелляционном комитете я ничего не делал незаконного. Всё было на законном основании. Я абсолютно не выделял ни Топалова, ни отношения с Данаиловым, ни отношения с Крамником, а просто мы принимали решение одной командой – Макропулос, Вега, Азмайпарашвили. Мы очень долго сидели и работали над нашим решением.

Чуть ниже Крамник говорит: «Они уже отняли у меня незаконно комнату отдыха». Ничего подобного. Комнаты отдыха никто никого не лишал, потому что комната отдыха контролировалась видеокамерами. Естественно, туалеты не могли контролироваться видеокамерами.

Крамник: «Потом они начали удовлетворять все эти requests (заявки), хотя я им показывал контракт, правила», и так далее. Когда поступает апелляция (это не «заявка», а апелляция), Апелляционный комитет должен собраться. И мы собрались. Естественно, потребовали от организаторов, чтобы нам предоставили материалы поведения Крамника, потому что апелляция основывалась на наблюдениях команды Данаилова. То есть там буквально было записано: «Крамник встал, вышел…». Сколько раз он покидал партию, на какой период он отсутствовал, и так далее, и так далее. И подсчеты показывали, что Крамник в среднем за партию покидал примерно 25-30 раз свой стол. Практически, можно сказать, после каждого хода уходил в туалет. Они, естественно, хотели узнать, что же Крамник делает в своей комнате отдыха.

Нам представили видеоматериалы. Могу сразу сказать, что определенное количество видеоматериалов было стерто. Организаторы назвали причину, связанную с сервером, и предоставили примерно половину материалов первых четырех партий. Но даже на этой базе было совершенно очевидно, что Крамник, заходя в свою комнату отдыха, ни разу практически не выходил оттуда, не забежав в туалет. Естественно, дверь в туалет закрывалась, и дальше уже никто не может смотреть, что человек делает. В туалете он оставался примерно от минуты до полутора. Так как до нас эти материалы уже смотрели арбитры матча, - а арбитрами являлись Гийссен из Голландии и Николопулос из Греции, то просто в какой-то момент арбитры уже знали: «вот сейчас Крамник зайдет в туалет».

Обычно человек, который выходит из туалета, потирает руки, да? Как бы он руки полотенцем не чистил, а все равно потирает. Любой из нас потирает руки после туалета, когда выходит. С Крамником ни разу этого факта не было зафиксировано – чтобы он потирал руки после выхода из туалета. Ну, опять-таки никто не имеет права, в том числе Апелляционный комитет, выносить поспешные решения, не сообщив об этом команде, к которой есть апелляция. Естественно Апелляционный комитет и арбитры обратились к команде Крамника – хотели побеседовать с ним. Потому что есть детали. Человек может быть болен, и он не хочет, допустим, чтобы весь мир знал об этом. Правильно? Но Апелляционный комитет, арбитры для того и существуют, что если человек болен, он может совершенно спокойно сказать, что, мол, у меня есть определенная проблема, и это должно оставаться в секрете.

Честно говоря, мы обсуждали: вот сейчас встретимся с Крамником, и какое же у него будет объяснение – что же он делает в течение полутора минут или минуты в туалете. Мы уже смеялись, а я сказал: если человек просто скажет «я делаю то, что обычно люди делают» - всё, это будет объяснение. Допустим, один человек заходит в туалет пять раз, другому нужно двадцать раз. Ну и что? Он может сказать «мне нужно двадцать раз», и всё – мы же не можем, сказал я, на основании этого удовлетворить потребности другой команды. Единственное, сказал я, мы должны продумать все моменты, чтобы участники оказались в равных условиях, где не будет никаких подозрений с одной или с другой стороны, что кто-то кого-то обманывает.

К сожалению, Крамник не согласился встретиться с нами. Он прислал своего менеджера, господина Карстена Хензеля. Хензель пришел к нам в достаточно возбужденном виде: «Как мы вообще можем рассматривать такие глупости?». Мы задаем вопрос: «Ваш подопечный заходит столько раз в туалет. Вы, наверное, в курсе, что же он там делает. Мы должны вынести окончательный вердикт, опираясь на ваши показания. Нам желательно знать все. Конечно, если есть какие-то суперсекреты – пожалуйста, можете не отвечать. Но, если есть возможность, ответьте».

Господин Хензель заявил, что Крамник во время партии любит гулять, и он расширяет пространство для гуляния. Мы сказали: «А больше ничего?» «Нет-нет, просто он расширяет пространство для гуляния».

Он ушел. У нас же возникла абсолютно неадекватная ситуация. Если бы он сказал, что Крамник делает там то, что делает каждый человек в туалете, то у нас, даже если бы было желание в какой-то степени поддержать Данаилова и Топалова, не было бы чисто юридических прав на это. Человек объяснил, что он делает то, что мы делаем все. Но если он «расширяет пространство», со слов Хензеля (это записано, между прочим – пожалуйста, пусть опубликуют все эти материалы), то какого черта, извините, закрывает двери? Где же он гуляет? В комнате размером два метра на один? В то время, когда у него есть большая комната, где есть чай-кофе и пространство для гуляния. Нет. Он заходит в туалет, закрывает дверь, и объясняют это тем, что он тем самым расширяет пространство для гуляния. Это было очень глупое объяснение господина Хензеля.

В частной беседе потом он несколько раз признавал, что… Не хочу сейчас раскрывать секреты… Потом он сказал: знаете, Крамник не хотел показать своей будущей жене, что он курит. Если бы он сказал Апелляционному комитету: «знаете, вот, Володя скрывает от своей жены, что он в туалете курит», это было бы объяснение абсолютно человеческое, логичное, нормальное. А его показания навели на мысль, что у них просто нет ответа. Они ищут какую-то глупость, которая для Апелляционного комитета была неприемлемой.

Тут мы подумали: почему же все-таки Крамник заходит в туалет? Если у него нет никаких проблем, а объяснение господина Хензеля абсолютно неадекватное – в чем причина? Разные были суждения…

Макропулос говорил: «да, может быть, там что-то действительно есть». А моя личная теория была такая (и я буду повторять ее везде). На матче такого уровня, где соперники примерно равные, очень важен психологический фактор. Допустим, я участник матча. Если мне удастся вбить в голову соперника, что я использую подсказку, и никто не сможет доказать, как я ее использую… Но я уже вбил это в голову соперника – можно сказать, что половину матча я выиграл. Можете считать это моим личным мнением. Мы точно знаем, что с болгарской стороны органы безопасности имели отношение к матчу, поскольку они находились там. Наверняка с российской стороны они тоже были. И у команды Крамника могла быть такая теория: вбить в голову соперника, будто они чем-то пользуются. А так как они на территории России, то доказать ничего нельзя.

А Топалов поверил в эту ерунду – что Крамник использует какую-то подсказку – компьютерную, тренерскую, неважно. То есть Топалов уже морально сломлен. Если мне удалось это сделать, я уже сломал соперника пополам.

Какая может быть работа у Апелляционного комитета? Мы должны выправить положение, чтобы соперники находились в абсолютно равных условиях.

Как Крамник пишет, якобы мы лишили его комнаты отдыха. Это всё ерунда. Комната отдыха оставалась, но мы лишили права пользоваться приватным туалетом. Что это означает? Хотите свою нужду справить – есть общий туалет, в который заходят оба участника в сопровождении арбитра. Арбитр доходит до дверей туалета, игрок заходит, справляет свою нужду, выходит – и всё. Этот туалет только для двух участников. То есть мы все оставляем, только закрываем приватные туалеты. Кому тут наносят оскорбление? Мы думали, что никому не наносим. Какая разница, пользуешься ты своим частным туалетом, или у вас двоих есть четыре кабинки? На больших соревнованиях тысячи человек заходят в туалет вместе, и никаких проблем. А тут вдвоем пользуетесь одним туалетом. Ну и что.

Е.СУРОВ: Если верна ваша теория о том, что Крамник задумал психологически сломать Топалова…

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Я не говорю, что Крамник. Скажем так: команда Крамника.

Е.СУРОВ: …то как с этим борется вот это решение об общем туалете? Ведь он точно так же мог ходить в этот туалет…

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Нет, общий туалет – это другая ситуация. Мы сказали, что арбитр или заместитель должен сопровождать участника, который уходит в туалет.

Е.СУРОВ: Но он же не сопровождает его в самую кабинку.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ:  Да, в самой кабинке – нет. Но если оттуда идет какая-то передача, то арбитр, естественно, это услышит. Потому что этот туалет все-таки был не заблокирован. А тот, которым они пользовались до того, был абсолютно заблокирован, он был абсолютно индивидуален. Понимаете, в чем разница? Тут мы делали так, чтобы оба соперника чувствовали себя в равных условиях. Знали, что все идет на мониторы. Нам казалось важным поставить участников в равные условия. Ничего больше.

Повторю, в Апелляционном комитете есть люди (я не буду называть имен), которые до сих пор считают, что там что-то было не чисто. Но это не я. Так как я все-таки более профессиональный шахматист, я свою позицию буду объяснять тем, что Крамник допускал такие ошибки, которые, безусловно, ни одна «Рыбка» не могла подсказать, ни один тренер не мог посоветовать. Он допускал очень грубые ошибки и должен был заплатить за них. Но Топалов не пользовался этими ошибками. Поэтому теорию о том, что Крамник чем-то пользовался (независимо от того, что я не испытываю к нему человеческих симпатий), я для себя не допускаю. И это очень важно выделить: не все со мной согласны из того Апелляционного комитета.

Дальше Крамник говорит, что претензий к Илюмжинову не имеет. Тот якобы хотел все сделать хорошо, но потерял контроль над ситуацией.

Что значит «Илюмжинов выпустил ситуацию из-под контроля»? Якобы его подпись подделали, и так далее. Это же полная ерунда. Вы думаете, что у кого-то из ФИДЕ действительно может возникнуть мысль подделать подпись Илюмжинова? Или просто без ведома Илюмжинова поставить такую подпись, и человек за это не заплатит?

Неужели мы такие дети, что должны об этом думать и выставлять Илюмжинова в виде простака, ангела и так далее? Илюмжинов – абсолютно прагматичный человек. Он, безусловно, как президент ФИДЕ, не имел права отменять решение Апелляционного комитета. Не имел права! Но он мог выразить свое мнение: согласен он или не согласен. Илюмжинов был согласен с мнением Апелляционного комитета, потому что забота Илюмжинова была в том, чтобы также создавать равные условия для участников матча. И он все прекрасно понимал. Поэтому то, что подделали его подпись – полная ерунда. Его подпись появилась там с его полного разрешения, безусловно. То есть с его разрешения поставили штамп - так очень часто делают. Не все же идет на подпись президенту – он в разных местах бывает. Поэтому, естественно, его факсимиле находится в офисе ФИДЕ. Офис ФИДЕ имеет право с разрешения президента ставить этот штамп. И всегда делается так. И не только на этих документах. Поэтому тут ничего такого удивительного нет. Просто то, что Крамник говорит, что Илюмжинов об этом ничего не знал, его подставили, его подпись подделали и так далее – это все ерунда, это все неправда. И он уже оскорбляет сотрудников ФИДЕ. Имеется в виду не только руководство ФИДЕ, - допустим, Макропулоса и так далее, - но и сотрудников, которые хранят факсимиле Илюмжинова.

Дальше. Когда возникла вот эта вся ситуация – когда Крамник не вышел на партию, ему засчитали поражение, совершенно законно, потому что Крамник присутствовал на самом деле в своей комнате, он просто не вышел на партию, чем нанес определенное оскорбление всему матчу, арбитрам и так далее, - ему не могли этого простить. Независимо от того, что все понимали, что это решение тяжелое, но надо это тяжелое решение принимать – надо наказывать спортсмена, который неспортивно себя ведет. А он повел себя неспортивно.

Дальше. Для Азмайпарашвили было, оказывается, очень важно, чтобы Топалов оставался чемпионом, потому что был уже готовый контракт Топалова с Раджабовым – матч провести в Баку, где он получал миллион долларов. И потом интересный вопрос задается: «А у вас что, призовой фонд меньше?» Он говорит: «А у нас был меньше».

Да, у них призовой фонд был меньше. Но, в правилах ФИДЕ – и я могу это абсолютно засвидетельствовать, - было написано черным по белому, что любой претендент, который имеет 2700 и выше, удовлетворив условие в миллион долларов чемпиону мира, может вызвать его на матч. И чемпион мира обязан сыграть этот матч. Что случилось в Элисте? Там официально был объявлен миллион, который делится пополам, но неофициально господину Топалову был заплачен миллион долларов. Поэтому Топалов получил то же самое, что ему предлагали в Азербайджане, потому что Азербайджан тоже имел претензии – между прочим, до появления Крамника на арене. Крамник сейчас просто говорит о том, что якобы после матча с ним Топалов должен быть сыграть в Баку. Ничего подобного! Азербайджанская делегация приехала в Софию, чтобы получить право на проведение матча. Они прочитали правила ФИДЕ, которые были составлены после Сан-Луиса, когда Топалов стал чемпионом мира, и сказали: «Минимальные условия есть – миллион долларов чемпиону мира; у нас есть шахматист, у которого рейтинг 2700 и выше; мы хотим провести такой матч». И состоялся не контракт, а меморандум. Это две немножко разные вещи, правильно? Контракт – это когда ты подписал, и все, ты обязан. А меморандум – это документ всего лишь о намерениях, правильно? Намерение с азербайджанской стороны было такое: чтобы Топалов – в случае, если Азербайджан предоставит вот эти условия, - сыграл этот матч.

Безусловно, Топалов рассматривал такой вариант, чтобы сыграть матч с Раджабовым, который был на тот момент - и я думаю, что вы согласитесь со мной – еще не сегодняшний Раджабов. И для Топалова это был бы определенно легкий матч и легкие деньги, скорей всего, с сохранением титула чемпиона мира.

Но независимо от того, что это было очень, скажем так, сладкое, заманчивое предложение Азербайджана, он от этого отказался. Отказался в пользу Крамника. Потому что понимал, как настоящий джентльмен и, я могу сказать, боец, что настоящий матч за звание чемпиона мира у него может быть только с Крамником. Потому что Крамник, безусловно, был авторитетом в шахматах, и остается. И Топалову, чтобы доказать, что он – реальный чемпион мира, который выиграл Сан-Луис, надо было доказать всему миру, что – вот, я еще и Крамника обыграл. Хотя ФИДЕ не могла его заставить сыграть матч с Крамником, потому что правила были таковы: вот предложение, 2700 и выше, и всё – вызывайте на матч. Значит, по правилам он мог судить ФИДЕ, если бы ФИДЕ заставило его играть с кем-то другим. Но он сам лично захотел сыграть с Крамником.

Вот такая история. Поэтому я хочу немножко поправить господина Крамника. Никаких финансовых сделок, в которых он обвиняет меня, с Азербайджаном не было. У меня были на тот момент очень тесные, дружеские связи с Азербайджаном и с Раджабовым тоже. Мне было бы приятно, честно говоря, если бы такой матч состоялся. Я практически заранее знал, что чемпионом мира остался бы, наверное, Топалов. Независимо от того, что болею я очень за Раджабова, который был все-таки моим учеником. Безусловно, на этот матч господина Азмайпарашвили в каком-то качестве пригласили бы и какой-то определенный гонорар дали бы. И это нормально, по-человечески – то есть дали бы за работу. А какие тут могут быть сделки, в которых он меня обвиняет, что я просто даже был «прямым посредником»?! Посредник в том, что приехал министр спорта Азербайджана, который не знал лично Данаилова и Топалова, а я знал обоих, и я устроил эту встречу – да, была такая встреча. Да, он приехал. Но в тот момент даже в зародыше еще не было разговора о матче с Крамником.

Это просто смешно, когда он говорит, что как будто задним числом мы должны были сделать… Я поправляю господина Крамника: мы не «должны были сделать» чемпионом мира Топалова. Топалов уже являлся чемпионом мира. Крамник должен был становиться чемпионом мира по версии ФИДЕ. И он стремился к этому, и он стал после этого чемпионом мира. А Топалов в этот момент был просто чемпионом мира. Он мог выбирать любого соперника с рейтингом 2700 и выше.

Потом Крамник говорит, что у него западный менталитет, а мы все – азиаты.

«Азмай ясно на кого работал, Макропулос - я не думаю, кстати, что тоже; он просто не знал, что делать».

Вот видите, у него какая-то неувязка идет в интервью. Вначале он говоритс: «Это одна команда». Он так и начинает: «Апелляционный комитет у них был абсолютно ручной». А заканчивает это же интервью тем, что «Макропулос – я не думаю». А о Вега вообще разговор не идет, то есть Вега он вообще за человека не считает. Но, оказывается, я настолько главный, контролирую вообще Макропулоса, Вега и Илюмжинова в том числе. То есть заставляю практически бедного Кирсана принимать решения и делаю всю эту команду ручной.

Но мир все-таки не слепой. Я думаю, что всем известно, кто такой Макропулос. Не первый год его имя на устах практически у всех – врагов или друзей. Это, безусловно, один из самых талантливейших людей ФИДЕ, талантливейших политиков ФИДЕ, на ком держится практически вся структура сегодняшней ФИДЕ. И я – какой-то там Азмай, который в политике не имеет никакого опыта, - контролирую Макропулоса с Илюмжиновым вместе! Всему же есть свои границы, и в фантазиях тоже.

Во время Эллисты я, честно говоря, думал, что Крамник болен чем-то – что он заходит двадцать пять или тридцать, или тридцать пять раз в туалет во время партии. Но сейчас я начинаю думать, что у этого человека есть другая, более существенная… сторона, которую надо выправить. Потому что у него, по-моему, насчет моего имени развивается определенная паранойя.

И чтобы развеять эту паранойю, я, пользуясь случаям, когда у меня были дружественные связи с Азербайджаном - и у Крамника тоже, между прочим, очень хорошие связи с Азербайджаном; его с удовольствием приглашают каждый год; я думаю, что вы наблюдали и видели это... Так вот, я воспользовался случаем. Это было полтора-два года назад, скорее всего, в мае, Володя пил чай, я подошел к нему, сказал: «Володя, если позволишь, я хочу с тобой побеседовать». Он, естественно, разрешил, мы побеседовали. И я ему сказал: «Володя, ты неоднократно в мой адрес бросаешь грязь. Мне это очень не нравится. Но так как я являюсь вице-президентом ФИДЕ, гроссмейстером, и все-таки нахожусь на стороне спортсменов, я считаю, что все-таки я представляю определенный интерес игроков ФИДЕ, и мне хочется наладить с тобой связи, просто объясниться по-человечески. Ты действительно считаешь, что я настолько параноик, что защищал чьи-то интересы в Элисте?». Он начал сразу с обвинения, что, безусловно, ему так кажется, и так далее. Наша беседа закончилась тем, что я сказал: «Володя, я чувствую себя виновным только в том, что я согласился, будучи не твоим болельщиком – потому что в моих глазах ты провинился с Каспаровым, провинился число по-человечески, не юридически, - ты потерял мое уважение и, безусловно, я не должен был соглашаться на Апелляционный комитет, потому что в своей душе, лично, я не болел за тебя. Но в остальном я не считаю себя перед тобой виновным. Потому что я решение принимал только из принципа справедливости». 

Допустим, до абсурда доходим. Если бы у нас были разные мнения в Апелляционном комитете, то жеребьевка просто закончилась бы 2:1 не в мою пользу, если бы я один защищал Данаилова, а они считали бы, что я бросаю камень в невиновного Крамника. Потому что комитет принимает все-таки справедливое решение в любом вопросе всегда. Я практически не видел ни одного случая, чтобы люди оспаривали решение Апелляционного комитета. Но Элиста была особым случаем.

Сейчас расширим чуть-чуть тему. Что случилось в Элисте? Какие же условия Крамник, который не пришел на пятую партию, поставил перед Илюмжиновым? Давайте, пусть он раскрывает уже: какие условия поставила перед Илюмжиновым Российская шахматная федерация? Они поставили прямое условие: чтобы выгнать Апелляционный комитет! Вы знаете, что президент не имеет права, после того, как он назначил Апелляционный комитет, что-то делать с этим комитетом? Комитет должен доработать матч до конца. И что же было?

К сожалению, в тот день, когда Крамник не пришел на партию, меня в Элисте не было. Я находился по особо важным делам – и я это объяснил Илюмжинову – не в зоне России. Я впервые об этом говорю сейчас. Потому что нормально член Апелляционного комитета не имеет права покидать место действия. Но у меня был особый случай, поэтому я попросил тогда Кирсана, и он меня отпустил на один день. И буквально на этот день попало все.

Я приехал –  меня вызывает Макропулос и говорит, что мы ушли в отставку. Я говорю: «Извините, что значит “мы ушли в отставку”?». – «Кирсан хочет, чтобы мы ушли в отставку, потому что иначе Крамник не продолжает матч. А мы должны исходить из интересов матча». Я говорю: «Безусловно, мы должны исходить из интересов матча, но в чем наша вина?». – «Нет, нашей вины никакой нет, мы получим зарплату, какую должны были получить, Кирсан новый Апелляционный комитет изберет, мы оставим Вега председателем Апелляционного комитета, чтобы показать этим, что мы все-таки действовали из принципа справедливости. Ну, условия продолжения матча таковы, что мы с тобой должны покинуть Апелляционный комитет». Я сказал Макропулосу: «Пусть президент увольняет. Я не чувствую вину за собой. Считаю, что и ты такого же мнения – вот пусть президент нас увольняет, пусть принимает такое решение. У меня никаких проблем нет, если он напишет, что мы в чем-то несправедливо выступили». – «Нет, ну такого не может быть, потому что он не имеет на это права. Поэтому мы должны сами добровольно уйти». Я говорю: «Хорошо, мы уйдем, никаких проблем нет, но никаких бумаг я не подпишу». Он говорит: «Наверное, бумаги и не надо подписывать».

После всего этого мне звонит помощник президента ФИДЕ господин Балгабаев и говорит: «Зура, есть бумага, что ты добровольно уходишь в отставку из Апелляционного комитета. Пожалуйста, открой дверь, девушка тебе сейчас принесет бумагу». Девушка принесла из офиса ФИДЕ листы, показала мне бумагу, что я добровольно ухожу в отставку. Я сказал, что такую бумагу я подписывать не буду. «Ну как же так?! - опять мне звонит Берик. - Кирсан обидится, что это значит, почему не подписываешь?!» Я говорю: «Не подпишу, потому что подписать такую бумагу – это признать, что как будто я действовал неправильно. А я никакой вины за собой не чувствую и никакой бумаги подписывать не буду».

Короче говоря, меня не смогли уговорить. Более того, были определенные недоброжелательные звонки. Особенно, если помните, тяжелый случай, когда впервые в 2006 году Россия и Грузия поцапались. Находился я тогда на территории России и не должен был особенно прыгать, но я решил прыгать. И я сказал, что если хотят, чтобы я покинул Элисту – пожалуйста, я буду покидать, но в сопровождении определенной охраны. В конце концов, в час ночи, господин Кирсан сам пришел ко мне, в наш коттедж, дал полицейское сопровождение до Волгограда. Конечно, это просто было с улыбкой сделано, но я ему сказал: «Такой бумаги я никогда подписывать не буду, но я ухожу. Потому что я не чувствую никакой вины». – «Да нет, вы не виноваты, это просто Крамник поставил такие условия».

Я думаю, что сегодня найдутся люди, которые подтвердят мою теорию документально. А Крамник пусть документально показывает, какой был там контракт в Софии, и о котором я сказал, как он цинично заявил: «Сообщил с улыбкой, что Топалов матч не проиграет». Я абсолютно заявляю, что никакой пресс-конференции, где присутствовал я и, тем более, где какой-то журналист мне задавал вопрос: «А какая гарантия у Топалова?» - не было. Это все фальшивка, придуманная Крамником, чтобы в очередной раз очернить мое имя. И, безусловно, я никогда не говорил, что Топалов этого матча не проиграет.

Более того. Спросите у Данаилова, что я ему говорил. А я ему говорил по-дружески: «Почему ты согласился? Очень джентльменский выбор, конечно – Крамник. Но почему ты согласился вместо Раджабова сыграть с Крамником?». «Да мы его обыграем» - это слова Данаилова. А я сказал: «Я в этом очень сомневаюсь». Потому что я шахматный талант Крамника все-таки не оцениваю, как Данаилов. Я оцениваю шахматный талант Крамника как очень высокий. Филигранный. И мне всегда казалось, что Крамник все-таки в чем-то чуть-чуть выше, чем Топалов. Веселин, безусловно, очень сильный боец, очень сильный инициативный игрок. Но до позиционного понимания Крамника Топалову очень далеко. А если проанализировать все матчи на первенство мира, то все-таки позиционные шахматисты обыгрывали инициативных. Поэтому, исходя из этого опыта, я Данаилову сказал: «Мое личное мнение – у Крамника больше шансов выиграть, чем у Топалова». Но он не послушался. Опять-таки, я давал ему дружеский совет, которым он мог воспользоваться – не сыграть матч с Крамником. Но я одобрил то, что он принял это джентльменское решение, потому что Крамник, безусловно, на тот момент являлся сильнейшим шахматистом.

Я бы очень хотел, чтобы и человеком он был таким. Но видно, что Крамнику кто-то запудрил голову. Вот о каких-то ребятах он говорит там из управления РШФ. Может быть, это Женя Бареев слишком не взлюбил меня, я не знаю. Ничего не могу сказать.

Но вот Крамнику задали вопрос: почему Илюмжинов не уволил тех людей, которые его подставили?

Я заявляю. Спросите Кирсана – никто его не подставлял. Это первое.

Второе: у нас были определенные моменты с Кирсаном Илюмжиновым, когда наши отношения не пошли в то русло, в котором они должны были развиваться. Еще до матча у нас произошел определенный спор. И пусть Илюмжинов скажет, что я ему тогда сказал. Я подошел к нему на Президентском совете в Стамбуле (это было уже после Элисты): «Кирсан, я чувствую, что наши отношения охладились. И так как я номинирован на должность вице-президента тобою, и ты не имеешь права меня снимать, если ты считаешь, что я лишний человек, я уйду сам в отставку». И тогда Кирсан раскрылся передо мной – он сказал, что никаких проблем нет. И наши отношения наладились.

Но. То, что я не оказался в команде Кирсана в 2010-м году – я думаю, что это все-таки работа таких вот людей, которых Крамник называет. Работа, наверное, и Крамника, который, возможно, поставил перед Российской шахматной федерацией вопрос о том, чтобы я близко к ФИДЕ не подходил. К сожалению. Крамник, я думаю, заблуждается.

Мне бы очень хотелось, чтобы этот великий шахматист все-таки понял, где правда. И понял, что я не имею такую могущественную силу, которую он мне приписывает. Я действительно был абсолютно средним чиновником ФИДЕ. Ничем не выделялся, никакие решения не принимал. И, честно говоря, даже не стремился к тому, чтобы принимать решения. Мне по жизни не нравится принимать решения, которые кого-то все равно оскорбят. Я просто честно старался защищать интересы шахматистов. Как это удавалось – пусть судят шахматисты.

0

207

За Высшую лигу не выплатили призовые
Вторник, 30.08.2011 15:39
Александр Галкин, гроссмейстер

Минуло более двух месяцев с момента окончания Высшей лиги чемпионата России в Таганроге. Именно этот срок был отведен по «Положению о соревновании» на выплату призовых. На самом деле, беспрецедентное количество времени. Ранее во всех турнирах Высшей лиги призовые выдавались на закрытии или после самой церемонии. А здесь, повторюсь, целых два месяца!

И вот по окончании этого огромного промежутка выясняется, что деньги на счет так и не поступили…Кто виноват и что делать?!

Согласно Положению о турнире, призовой фонд формировался в равных долях Российской шахматной федерацией (РШФ)  и  Шахматной федерацией Ростовской области (ШФРО). Юридически именно эти две организации и несут всю полноту ответственности за невыполнение взятых на себя финансовых обязательств. Господа руководители И.Левитов и С.Нестеров как организаторы турнира «поучаствовали» в этом беспределе. Не припомню, чтобы когда-либо кого-то из участников Высших лиг пытались «кинуть» на деньги. Статус турнира считался достаточно высоким, чтобы предполагать  нечистое…

26 августа (пятница), ровно спустя два месяца со дня закрытия соревнования в Таганроге, я, предварительно в очередной раз убедившись в отсутствии денег на моем банковском счету, с третьей попытки смог пообщаться по телефону с Председателем Правления РШФ И.Левитовым. Я объяснил ему свою озабоченность неприятной ситуацией и попросил разобраться в этом финансовом недоразумении. В ответ мне предложили дождаться понедельника, а потом уже, если деньги не придут, снова созвониться.

Несложно догадаться, что деньги не пришли…Очередной звонок И.Левитову получился неожиданно удивительным. Руководитель РШФ сразу дал понять, что это МОИ ПРОБЛЕМЫ и он не собирается их решать. Фантастика! Организовывали турнир они, подпись ставили на документ они, а проблемы оказывается мои…

Как человек, который не привык, когда попираются его права, я доходчиво объяснил господину И.Левитову, что вынужден буду защищать свои права в суде, и РШФ будет соответчиком по этому гражданскому делу. Кроме этого, я оставляю право обратиться с открытым письмом на имя Президента Олимпийского комитета России А.Д.Жукова об откровенном попирательстве прав спортсмена, а также обратить внимание шахматной общественности на этот безобразный эпизод работы функционеров шахматной федерации.

Тон И.Левитова слегка поменялся, и он спросил, каких именно действий я хочу от него. Мною было предложено позвонить ему господину С.Нестерову, с которым они в очень теплых отношениях (по словам С.Нестерова, ему И.Левитов обещал место в Наблюдательном Совете РШФ), и именно на котором лежит большая часть вины по невыплате заработанных мною призовых денег. Ответ меня поразил. Цитирую: «Когда я посчитаю нужным позвонить Нестерову, я это сделаю». Это уже самодурство напоминает. Ответственному чину говорят о конкретной, возможно подпадающей под уголовную ответственность проблеме, а он пытается показать, что он «сам с усами».

При этом надо напомнить, что в присутствии свидетелей я обращался к И.Левитову в последний день Суперфинала в Москве (две недели назад) и просил его взять под свой личный контроль своевременную выплату призовых. Уже тогда у меня были основания полагать, что С.Нестеров не выполнит финансовые обязательства. В начале июня я подал в отставку с поста Исполнительного директора ШФРО именно из-за финансового произвола Президента ШФРО С.Нестерова. Он отказался от выполнения взятого финансового обязательства перед гроссмейстером В.Захарцовым. После проведения этапа Гран-при по быстрым шахматам в Ростове-на-Дону у федерации остались долги на сотни тысяч рублей! Ну и наконец, постоянно фигурирующий  долг перед гроссмейстером В.Папиным, о котором тот мне переодически сообщает…

Почему Председатель Правления пустил на самотек эту проблему? Ему не важны проблемы спортсмена? Или он просто не имеет необходимых профессиональных качеств для работы на такой ответственной должности? Вопросов много…Ранее читал негативные отзывы различных людей о деятельности руководства РШФ. Но, как известно, пока сам не столкнешься, не проверишь…

Думаю, нужно вернуться и к организации Высшей Лиги в Таганроге. Даже несмотря на очень удачное мое выступление там, нужно смотреть правде в глаза: организовано соревнование было на низком уровне. По организации турнир оказался едва ли не худшим за всю историю Высших лиг. Только гостиница была на должном уровне. Питание - ниже среднего. Зал для игры был невыносим. Когда я впервые вошел в него, и мне сказали, что здесь будет стоять тридцать столов, я не поверил. Сразу заявил судейскому комитету, что играть здесь нельзя, и главный судья турнира просто обязан запретить проведение турнира в таких условиях. Уверен, все участники прочувствовали «комфорт» помещения. Спинки стульев упирались друг в друга, пройти между столиков было невозможно, если в обратном направлении шел другой участник. Про зрителей я вообще молчу. Лишний человек в зале, как дополнительная сельдь в бочке. Уверен, что организация следующих Высших лиг будет лучше, ибо хуже чем в Таганроге просто некуда…

И вот теперь жирное послесловие к турниру – невыплата  призовых. Позорное явление!

Хочется верить, что виновные будут найдены и наказаны. Со своей стороны в ближайшее время я подам иск в суд и буду бороться за свои права и заработанные мною призовые деньги. Мне не хочется, чтобы тень юридического позора упала на РШФ, но  мне не оставляют выбора…

Пишу этот материал и понимаю, что наживаю себе врагов, ибо, к сожалению, новое поколение российских управленцев очень часто не приемлет никакой критики. Но как общественный деятель и журналист, я должен обратить внимание общественности на  факты непрофессиональной работы шахматных управленцев. Я призываю руководство РШФ ответственнее подходить к организации шахматных мероприятий и руководствоваться прежде всего не «дружескими отношениями», а профессионализмом  и УВАЖЕНИЕМ К СПОРТСМЕНАМ.

0

208

Владимир Крамник: "Азмайпарашвили можно простить - он не читал правила..."
Четверг, 01.09.2011 14:38

Аудио:

Е: СУРОВ: Это Chess-News, дамы и господа, Владимир Крамник вместе со мной, я Евгений Суров, мы в Москве и говорим о наболевшей, как ни странно, теме.

В.КРАМНИК: Переболевшей уже.

Е: СУРОВ: Переболевшей теме, которой скоро исполнится пять лет. Это вы специально к пятилетию?..

В.КРАМНИК: Нет-нет, не специально. На самом деле, получилось так, что мы с Владом Ткачевым договорились об интервью, и он у меня сразу спросил: может быть, есть какие-то вопросы, о которых я бы не хотел говорить? Я сказал, что когда даю интервью, я никогда не делаю ограничений, мне скрывать нечего, поэтому я абсолютно все вопросы, которые хочется задать, можно задать, и я буду отвечать. Соответственно, ему захотелось поговорить снова об этой теме немножко, и мы поговорили. Я, конечно, говорил более расширенно, но по пространству интервью, которое мы делали для Whychess, есть некие ограничения. Поэтому он мне сразу сказал, что будет довольно серьезно резать, но основной смысл сказанного оставит, что, в общем-то, было сделано идеально, у меня нет ни малейших претензий. Но порезано было все же довольно много, поэтому я сейчас хочу рассказать какие-то вещи, которые не вошли в то интервью.

Е: СУРОВ: Но в отношении Азмайпарашвили там были сказаны довольно провокационные вещи.

В.КРАМНИК: Провокационные? Да нет, это просто правда. Дело в том, что, на мой взгляд, правда не может быть обидной, безобидной, провокационной. Правда есть правда. У меня на самом деле нет абсолютно никакого желания «полоскать» все, что было, или обижать Азмайпарашвили. Я просто говорю так, как было, высказываю свою точку зрения. Есть некие факты, являющиеся правдивыми, из которых я делаю определенные выводы. Но это мои выводы, и если кто-то посчитает по-другому – то это его право, я не настаиваю. Например, я сделал вывод о том, что Азмайпарашвили подыгрывал команде Топалова. Но это вывод, я не могу это документально доказать, но, на мой взгляд, этот вывод логично вытекает из всех тех фактов, которые были. Мы на самом деле с Зурабом встречались после этого, и он высказал свою точку зрения, которая, кстати, очень перекликается с тем, что он сказал вам в интервью. Я выслушал его, высказал свою точку зрения, но, судя по всему, мы оба остались при своих мнениях.

Е: СУРОВ: Но, тем не менее, он считает, что ваши факты он опроверг.

В.КРАМНИК: На мой взгляд, по фактам ни одного опровержения не было вообще. Было много по эмоциям, а по фактам – нет. Например, самый главный факт, на который я делал акцент в своем интервью, - это то, что они неоднократно нарушали Устав ФИДЕ. Ни одного слова опровержения этого в интервью Азмайпарашвили я не нашел, просто потому, что это правда. И довольно странный логический вывод Зураба заключается в том, что: 1) были неоднократно нарушены – и этого он не оспаривает, потому что это абсолютно доказанный факт, - правила проведения матча на первенство мира и Устав ФИДЕ; 2) действия Апелляционного комитета привели к колоссальному конфликту и практически к срыву матча...

Е: СУРОВ: Но он утверждает, что их целью было…

В.КРАМНИК: Целью – может быть, я не спорю. Но одно дело – цель, другое дело – реальность. Цель – это дело такое, это можно обсуждать: может быть цель такая, а может – такая. Но в реальности, де-факто нарушено очень много правил, де-факто практически произошел срыв матча и де-факто был практически подставлен Илюмжинов. Потому что в итоге все это разгребал он, и все шишки полетели на него. И после этого Азмайпарашвили говорит, что он ни в чем не виноват, и они все сделали правильно. Никакой логики в этом нет. Может, он и хотел, как лучше – хотя я и в этом сомневаюсь, - но то, что он хотел, ни о чем не говорит. В реальности получилось хуже, то есть Апелляционный комитет сработал просто ужасно. И с точки зрения права, и с точки зрения морали, и с точки зрения авторитета ФИДЕ. О чем тут говорить? Другое дело – да, он хочет представить ситуацию так, что он не специально все это делал, а хотел как лучше. Может быть. Это вопрос спорный, я придерживаюсь другого мнения, но не хочу с этим спорить – пусть каждый выберет свою точку зрения.

А я хочу пройтись по пунктам. Первый пункт – по поводу Апелляционного комитета. Это важный момент, который он в интервью отразил. Я это тоже сказал Владу, но он решил тогда это не вставлять, что, к сожалению, у меня не было права выбора Апелляционного комитета. Если бы выбор был, я бы никогда в жизни не согласился на этот Апелляционный комитет, потому что мне все было ясно. Это в отличие от арбитров, которых нам давали на выбор, и в итоге делали какое-то общее среднее. То есть в отношении арбитров у нас было хотя бы некое право голоса. Я не уверен, что финального, но хотя бы минимального. К сожалению, в случае с Апелляционным комитетом ФИДЕ, конечно, предусмотрительно сделала так, что можно было ставить людей, которых они захотят. Не специально для этого матча, конечно же, а просто потому, что там неплохие деньги за, по сути, ничегонеделание. И, конечно, хочется себя туда запихнуть. Поэтому, к сожалению, в вопросе Апелляционного комитета у игроков нет ни малейшего влияния. По крайней мере, официально. Поэтому я ничего не мог сделать, хотя мне все это не нравилось. Этот вопрос довольно важный, который мне потом часто задавали: «Почему же ты?..». Ну, не мог, к сожалению. Я бился, я старался, я пытался этот вопрос обсуждать, я говорил, что это не дело, что лучший друг менеджера одного игрока является членом комитета, но мне сказали, что этот вопрос не обсуждается.

Второй вопрос. Азмайпарашивили говорит о том, что я ничего не говорю о Хорхе. О Хорхе я ничего особо не говорил, потому что он на самом деле не играл там главную роль. Но при всем при этом у него хорошие отношения с Данаиловым. Я его вообще даже лично не знаю и никогда не знал. Но Хорхе сам говорил, что они вместе работали, какие-то турниры организовывали. По крайней мере, это человек, у которого хорошие отношения с Данаиловым, большего я не знаю, поэтому говорить не буду.

Касательно Макропулоса. Я не думаю, что у него были какие-либо серьезные отношения с Данаиловым, по крайней мере, личные. Но очевидно, что в тот момент у меня были, мягко говоря, натянутые отношения с ФИДЕ. И ясно, что отношение ко мне было негативным у всего ФИДЕ и у Макропулоса как у главного представителя движения ФИДЕ – безусловно, второго человека после Илюмжинова, и даже иногда первого, потому что Илюмжинов часто бывал в отъездах, и многое решал Макропулос. Соответственно, с моей точки зрения, я вижу в Апелляционном комитете одного - лучшего друга Данаилова, второго - человека, который меня ненавидит, и третьего – просто приятеля или знакомого Данаилова, которого я не знаю. Отличный Апелляционный комитет, просто здорово! Поэтому говорить о том, что Апелляционный комитет был равный, - это не так.

Е: СУРОВ: А кто вам сказал, что Азмайпарашвили вас ненавидит?

В.КРАМНИК: Нет-нет, я говорю о Макропулосе.

Е: СУРОВ: А, простите.

В.КРАМНИК: Об Азмайпарашвили я не говорю. Я с ним согласен, у нас всегда были нормальные отношения, и я не думаю, что он ко мне плохо относился. Не знаю, как сейчас. Но тут не вопрос отношений, а вопрос бизнеса, я считаю. Ну и плюс – одно дело, когда человек просто твой приятель, а другое дело – когда лучший друг. Ясно, что ты всегда возьмешь сторону лучшего друга.

А с Макропулосом тогда были отношения очень боевые. Сейчас у нас вроде все нормально, нет никаких отношений… А тогда были просто очень напряженные - ФИДЕ меня незаконно исключала из рейтинг-листа, меня хотели лишить звания чемпиона мира – по сути то, что они и пытались делать неоднократно, - то есть было много жутких вещей. Например, то, что мы подписали в Праге, – но этого мы коснемся позже в интервью, - ведь там было подписано Макропулосом и Илюмжиновым, что я являюсь классическим чемпионом мира по шахматам, и что я должен играть объединительный матч за звание абсолютного чемпиона мира по шахматам в случае выигрыша у Леко. После чего целый год это пытались девальвировать, то есть меня пытались засунуть в отбор, в интервью часто официальная позиция ФИДЕ была, что я никто, что я  не чемпион мира, хотя это подписано в официальном документе. Я уж не говорю про пиар-атаки. То есть отношения были понятные. И я как раз хочу объяснить, что это не был нейтральный Апелляционный комитет.

Третье. По поводу финансовых отношений с Данаиловым. Тут Зураб, видимо, запамятовал некоторые вещи, потому что и он, и Данаилов в интервью говорили, что Данаилов официально был его представителем, его менеджером по Испании. Это официальный факт, о котором они оба говорили. То есть он его менеджер. Может быть, только по Испании, то есть, грубо говоря, он его пытался вставить в испанские турниры и за это получал какие-то деньги. А это и означает финансовые отношения. Вопрос не о Софии, где он участвовал – там понятно, что это было по дружбе, хотя это тоже является финансовыми отношениями. Но тут хотя бы можно говорить о каком-то приглашении человека со стороны.

Е: СУРОВ: Но Азмайпарашвили, насколько я понимаю, не отрицает этого. Он говорит, что Данаилов его приглашал в какие-то турниры в Апелляционные комитеты…

В.КРАМНИК: Но он же был его менеджером, то есть, соответственно, Зураб отдавал деньги Данаилову за то, что… Нет-нет, это разные вещи! Апелляционный комитет – это одно дело. А Данаилов был менеджером Азмайпарашвили как игрока по Испании, и они оба это говорили официально. Но это мелочи, и понятно, что вопрос не в этом, это лишь маленькая часть. А большая часть – то, что они были долгое время очень хорошими друзьями. И неправда, что между ними не было финансовых отношений.

Следующий момент. Азмайпарашвили выдает долгую тираду по поводу матча с Каспаровым. Кстати, я бы хотел на эту тему вообще сделать отдельное интервью, потому что это тема очень серьезная, широкая...

Е: СУРОВ: «Почему не состоялся матч-реванш».

В.КРАМНИК: Да-да. Я считаю, что в той ситуации я был абсолютно прав с моральной точки зрения, и я объясню, почему. Там было много деталей, о которых люди просто не знают, - и легальных деталей, и контрактных. Я просто не хочу сейчас все это в одно интервью впихивать. Но я не согласен с Азмайпарашвили, я думаю, что здесь он полностью неправ.

Теперь касательно комнаты отдыха.

Е: СУРОВ: По-моему, это самый захватывающий эпизод в интервью.

В.КРАМНИК: Начнем с того – что написано в контракте игроков и в регламенте матча на первенство мира? Что все условия по месту игры и по игре вообще – игровой зал, комната отдыха, сцена, все, что угодно, - принимаются до начала первой партии. Это четкое правило всех матчей на первенство мира было всегда. Там очень четкая формулировка, что апелляция не может быть принята именно по этому моменту. По остальным – может быть, но по игровым условиям не может быть принята вообще. Это первое грубейшее нарушение вообще, что она была принята. То есть я уже говорю о фактических вещах.

Е: СУРОВ: И тем не менее, аргумент таков: страна соперника заподозрила вас в читерстве.

В.КРАМНИК: И?

Е.СУРОВ: Они же имеют право заподозрить?

В.КРАМНИК: Имеют, это их дело. Но я не понимаю, почему – я не делал ничего предосудительного, я не нарушил ни одного правила.

Е: СУРОВ: Часто ходили в туалет.

В.КРАМНИК: Это не предосудительно, не является нарушением ни этических, ни фактических правил. Ну хорошо, кто-то может часто честь нос – и что, я буду обязательно запрещать ему это? Это его право. Может, у него тик, может, ему хочется – какая разница? Я ничего не нарушал, поэтому не было абсолютно никакой мотивации. Если меня в принципе подозревают – ну, можно было ему не играть матч… Кстати, ему предлагали играть матч в Германии, он отказался. Это еще один момент. Матч планировался изначально играться в Германии, и спонсором должен был быть Реш. И в итоге Топалов на все согласился, а в последний момент, когда уже надо было ставить подпись, он отказался. Хотя мы обо всем договорились уже.

Е: СУРОВ: Он отказался в пользу России? Или кандидатуры России тогда еще не было?

В.КРАМНИК: Нет, он в принципе отказался играть. Кстати, в интервью Азмайпарашвили говорит, какие Данаилов и Топалов великие, что они все-таки решили бороться. А он соскакивал с матча, как только мог. Он говорил в интервью каждый раз, что этого матча не будет, он соскакивал с него весь год, пока его, по сути, не принудили, потому что в правилах ФИДЕ просто было записано, что обязан играть объединительный матч. А то, что он не хотел его играть – это однозначно.

Так что абсолютно никто его в Россию не затаскивал, он сам согласился, а раз согласился, значит, должен принимать условия. А потом в этом просто нет логики. Мы все едем  играть в Софию – но не начинать же потом обвинять соперника только потому, что ты играешь в Софии? Не соглашайся тогда. Я сам особо не рвался играть в Элисте, я бы с большим удовольствием играл в Германии. Но он сам на это пошел – так кто ж теперь виноват?

Что происходит дальше? Тут несколько вопросов. Во-первых, что вызвало подозрение?

Е: СУРОВ: Частое посещение туалета.

В.КРАМНИК: Да, это очень важная вещь – что именно вызвало подозрение. Как на самом деле все было? Азмайпарашвили говорит, что я слишком часто вставал во время хода соперника.

Е: СУРОВ: Двадцать пять – тридцать – тридцать пять раз.

В.КРАМНИК: Я могу отослать к любому видео моего турнира. Я практически никогда не сижу во время хода моего соперника. Я несколько раз пытался… Есть разные игроки в шахматах. Есть как Топалов или Камский – они очень много сидят во время хода соперника и очень редко встают. А есть такие, которые практически не садятся – только когда свой ход. Я, например, Аронян такой же, Свидлер. Мы почти не сидим во время хода соперника. Можете посмотреть видео, например, чемпионата Росии последнего – я всегда так делал. Каждый может в этом убедиться. А если учитывать ту обстановку – на сцене довольно быстро становилось жарко, потому что кислорода маловато было: все-таки было очень тепло. Кондиционеры, конечно, были, но там очень много софитов, и просто реально жарко становилось, и мне было дискомфортно. И плюс к этому я знаю по себе – я проводил такой эксперимент, - что на мне очень плохо сказывается долгое сидение за доской. У меня сразу голова тупеть начинает. Надо обязательно, что называется, кровь разогнать, погулять немножко. Я не такой уж большой секрет открываю, и у многих игроков то же самое. Кому-то это нормально, а мне это противопоказано.

Е: СУРОВ: Хорошо. Тут мы подходим к главному вопросу: где именно вы прогуливались?

В.КРАМНИК: Вот это очень важный момент. Вообще вся эта история настолько фальшивая, потому что основана на фальсификации. Основа всего этого была в том, что я «пятьдесят раз за партию ходил в туалет». Ну, это просто ложь, это неправда абсолютная. Я уходил в комнату отдыха, да, практически после каждого хода. Но как тот же Данаилов мог знать, что я заходил в туалет? Почему они считают, что я, заходя в комнату отдыха, заходил в туалет? Данаилов просто не мог этого знать априори, потому что у него нет доступа к видеоматериалам. Доступ был только у арбитра. Поэтому когда Данаилов во всех интервью рассказывал, что я по пятьдесят раз ходил в туалет, то это просто изначальная ложь.

Е: СУРОВ: Не пятьдесят раз. Сейчас речь идет о том, что двадцать пять раз.

В.КРАМНИК: Нет-нет! В том-то и дело, что…

Е: СУРОВ: Тогда Данаилов говорил, что пятьдесят, это я помню.

В.КРАМНИК: Ну, я не знаю – пятьдесят, двадцать пять… Но как это все происходило? Я же говорил тогда с Макропулосом, и он мне просто рассказывал – я не думаю, что он мне врал, потому что это было в присутствии Илюмжинова и уже после матча, и у меня нет оснований ему не верить. И он мне сказал, как все происходило. На самом деле, очень интересно, как все преподносит Зураб в интервью. Он выдал очень точную формулировку, конечно же: «Подсчеты показывали…» Я привожу четко слова Макропулоса, которые были сказаны при свидетелях. Он говорит, что реально они смотрели полчаса видеосъемки, не больше. За эти полчаса я четыре-пять раз зашел в туалет, причем, там, один раз, может, просто умыться – ну, условно. И дальше они просто помножили. За эти полчаса – пять раз, а партия длится шесть часов. Соответственно, они помножили и получили эту цифру. Абсолютная глупость! Это все равно что сказать, что мы сейчас выпьем сто грамм водки, и это получается, что я в неделю пью бутылку. Но это же глупость, фикция абсолютная! За эти полчаса я, может быть, и зашел какое-то количество раз: может быть, у меня желудок расстроился… Я, например, часто во время партии люблю сполоснуть холодной водой лицо, особенно когда не выспался, и надо немножко освежиться. Да, я мог заходить. Но дверь я не закрывал на замок, я ее всегда только прикрывал, потому что нет смысла закрывать, это моя комната, и никто в нее, кроме арбитра, зайти не может.

Е: СУРОВ: В смысле - какую дверь? В комнату отдыха?

В.КРАМНИК: Нет, в туалет.

Е: СУРОВ: А, в туалет.

В.КРАМНИК: В комнату отдыха я вообще не имею права закрывать дверь, но даже в туалет я дверь не закрывал. Соответственно, если бы я что-то делал, я бы, наверное, дверь закрыл. Это следующий вопрос. И я не был там минуты полторы каждый раз – это абсолютно точно.

Е: СУРОВ: Сколько были?

В.КРАМНИК: Ну сколько надо человеку, чтобы зайти? Полминуты максимум. То есть за это время невозможно что-то там… Даже если бы была какая-то физическая возможность – нельзя ничего там увидеть.

Е: СУРОВ: Так. Если вы умывали лицо – по словам Азмайпарашвили, вы не потирали руки, когда выходили.

В.КРАМНИК: Вот-вот, это мне больше всего понравилось! Я как-то сразу подумал, что, на самом деле, зачем мне потирать руки? Вообще-то там было полотенце, и я могу им вытереть. Я думаю, что потирал руки сам Азмайпарашвили, когда все это началось. Он-то с Данаиловым потирал руки, и часто, я думаю. Это довольно забавный был аргумент – что я не потирал руки.

По поводу всей этой ситуации с Хензелем и так далее. Я могу сказать точно, что ко мне подошел Карстен после какой-то партии и сказал, что, да, мол, какое-то дурацкое заявление они подали, и Апелляционный комитет тебя хочет видеть. Я говорю: я во время матча не буду общаться, это бред какой-то. Он сказал, что может пойти вместо меня, я сказал: «Окей!». Он говорит: «Вот такая ситуация: они хотят узнать, почему ты часто ходишь в туалет». Я сказал Карстену: «Это абсолютно не их дело, я хожу потому, что я хочу ходить туда по какой бы то ни было причине, и я не вижу смысла, почему я или ты должны на эти вопросы вообще отвечать». Что он сказал дальше – я не знаю, мы это не обсуждали. Поэтому все эти истории про какое-то курение – это все… Я не знаю, говорил это Карстен или нет, но мне он об этом ничего не говорил. Соответственно, я совершенно не уверен в том, что он вообще это говорил. Поэтому если это запротоколировано – пожалуйста, предоставьте документ. Если нет – то, видимо, это просто ложь. Вот у меня два варианта.

Хочу еще сказать об одном важном моменте. Специально я абсолютно ничего не делал. То есть постфактум я уже отлично понял, что на самом деле это было бы и, наверное, было очень эффективным психологическим оружием. Потому что в какой-то момент у Топалова съехала крыша на эту тему. Но я об этом абсолютно не думал. Я заходил столько раз, сколько мне нужно было, сколько я хотел.

Е: СУРОВ:  Принципиальный вопрос: обвинение в том, что это был психологический ход с вашей стороны, вы категорически отвергаете?

В.КРАМНИК: Да, это просто неправда. Это его мнение, но это неправда. Другое дело, что в этом есть логика: такой ход действительно мог бы быть. Поэтому вдвойне непонятно, почему он начинает выдвигать версию, что он хотел уравнять шансы, потому что Топалова это нервировало. Ну а меня, может, нервировало, какой галстук Топалов надел. Но это же мои проблемы. Это не проблемы Топалова, это его право – надевать  тот галстук, который он хочет надеть. Так и тут. Может, его это нервировало. Но тогда ему нужно, наверное, к врачу обратиться, а я тут при чем? Почему надо у меня отнимать мои законные права? Сегодня он попросит одно, завтра – что-то еще. Это же его выдумки. А есть правила матча, есть легальные моральные обязательства, я ни одно из них не нарушал, пятьдесят раз я в туалет не ходил. Я абсолютно не помню, сколько раз я ходил, заходил, выходил. Это твоя комната – и ты что, думаешь о том, зашел ты, сполоснул лицо, вытер ли руки? Дверь я не закрывал – это тоже неправда. То есть, к сожалению, проблема в том, что фундамента под этой историей нет, а есть огромный поток лжи. Поэтому я даже не читал книгу Данаилова или Топалова – кто там написал книгу про матч…

Е: СУРОВ: Я не знал об этом.

В.КРАМНИК: Написал, и она была опубликована, но я, честно говоря, наверное, единственный, кто не читал. Просто потому, что я прочитал опубликованный в «New in chess» отрывок из нее – а в нем просто фактическая ложь, и не одна, которую я могу просто доказать документами. И я просто понял, что такой поток лжи… А что я могу с этим сделать? Вот хорошо, сейчас прошло время, и я могу реально сказать, как было на самом деле, но по каждому…Я опровергну пять каких-то лживых положений, а он еще пятнадцать выдумает. Это бред, и с этим просто невозможно бороться. Или человек говорит правду, или я не хочу общаться на эту тему. К сожалению, во всей это истории лживый фундамент, реально ничего не было. Я уж не говорю про тот факт, что – может быть, не все знают, - там был жесточайший антикомпьютерный контроль. Во-первых, стояли глушилки, которые просто глушили любой сигнал. Поэтому мне бы кто объяснил технически – как я мог получать подсказку, заходя в туалет? Я пока не понимаю.

Е: СУРОВ: Может, в самом туалете не было глушилок?

В.КРАМНИК: Глушилка – она же над территорией, она глушит полностью всю территорию, а не только туалет, в радиусе где-то километр. По крайней мере, так мне говорили. Но я помню, что была аппаратура. Даже когда первая партия только началась, я помню, что был какой-то сигнальчик, какой-то писк, какая-то красная лампочка горела немножко мне в глаза. Я еще подошел к Гийссену, говорю, что это за лампочка, мешает немножко. Он говорит: «Извиняюсь, но это – глушилка». Окей, раз глушилка – ну что теперь сделаешь. Я не знаю, у меня нет подтверждений документальных, что она была, но мне все говорили, что она была, в том числе и арбитр. Наверное, она была. То есть не было никакой возможности передачи информации.

Дальше. Комната моя полностью проверялась. По крайней мере, могла проверяться. Перед каждой партией представитель секретных служб Болгарии, который был в команде Топалова, заходил вместе с человеком, который меня проверял – то ли из нашего ФСБ, то ли из милиции – кто-то, кто проверял очень чувствительным металлизатором. Он присутствовал при этой проверке и имел право просить проверить любой компонент комнаты, любой угол. И туалет в том числе. И я не понимаю: в чем претензии? Ты же мог это сделать, у тебя есть право это делать.

Когда возникли какие-то проблемы, я сразу сказал, что пусть предложат мне абсолютно любой вариант, который их устроит. Например, я предложил такой вариант: перед и после каждой партии он с представителем с моей стороны – чтобы мне не подсунули ничего – проверяет полностью, от «А» до «Я», сверхчувствительной аппаратурой всю комнату; после партии она запечатывается в его присутствии и распечатывается в его присутствии перед началом следующей партии. Что еще нужно? Я уж не говорю про то, что вместе с Топаловым мы полностью проверялись сверхчувствительным металлоискателем, то есть там даже пуговицы звенели, приходилось показывать каждую пуговицу. То есть ясно, что им нужен был скандал, а не убедиться в том, что я честно играю.

Е: СУРОВ: «Им» - это все-таки кому?

В.КРАМНИК: Данаилову, в первую очередь.

Е: СУРОВ: Данаилову, да? Потому что если мы говорим об Азмайпарашвили, то он-то как раз говорит, что он не считает, что вы пользовались подсказками.

В.КРАМНИК: Может быть. Я не знаю, что он считает, а что не считает. Я думаю, что он так не считает, потому что любой профессионал отлично понимает – он просто видит партии, и все становится ясно. Уровень игры, который я там показывал, он был пониже, скажем так, чем мой обычный уровень игры в то время. За счет, наверное, нервов и так далее. Соответственно, если я там пользуюсь подсказками, значит, я везде ими пользуюсь, потому что ничего выдающегося по шахматам в этом матче я не показывал. То есть в это может поверить только непрофессиональный игрок. Профессионалы – я не встречал еще ни одного, кто бы в это верил. Ну, кроме друзей Топалова.

Более того, я хочу сказать, что я не думаю, что изначально он с Данаиловым договорился о том, что он что-то будет делать. У меня нет никаких сомнений, что Данаилов рассчитывал и просчитывал все варианты издалека. И что в случае, если матч не пойдет, он будет его срывать, - я уверен, что он это уже заранее знал. А Азмайпарашвили был просто использован, что называется, втемную. Понятно, что лучший друг, с которым у них финансовые отношения, не пойдет против него. Плюс я настаиваю, что там еще и с Баку были варианты, мы к ним попозже вернемся. Я даже не исключаю того, что Зураб считал, что он действует в интересах матча и игроков. Но просто подсознательно он безусловно действовал в интересах своего друга и того человека, который ему было выгодно, чтобы он стал чемпионом мира. Это вопрос сложный, вопрос его психологии. То есть дело даже не в том, специально он это делал, нарочно, ненавидел ли он меня – дело не в этом. Дело в том, что он реально навредил очень сильно мне. Это действительно так. Сознательно или не сознательно – это уже второй вопрос опять же. У нас, видимо, тут разные точки зрения, но неважно.

Дальше. Что касается того, что они хотели закрыть туалет.

Е: СУРОВ: Да, он говорит: «Кого они этим оскорбили, если вы будете ходить вместе в туалет?».

В.КРАМНИК: Дело не в оскорблении, дело в двух вещах. Во-первых, нельзя давать просто грубо нарушать правила матча. Я как бы увидел суть, всю ситуацию – людей абсолютно не волнуют правила матча и контракт. Сегодня ты позволишь одно, завтра будет второе, третье. Мы только начали матч – а уже  жестко нарушили многие правила. И раз уж Зураб кое-какие выдержки из своих приватных бесед привел, я одну только, не самую компрометирующую, приведу. Когда я ему сказал: «А как же вы нарушали правила матча?» - Зураб мне ответил: «Ты знаешь, Володь, извини, мы просто не читали, мы не знали этого». И я в этом абсолютно был уверен – что они просто не читали ни контракты, ни правила. Нарушали по незнанию.

Е: СУРОВ: То есть все-таки неумышленно. Не специально навредили.

В.КРАМНИК: А одно другому не противоречит. Умышленно, не умышленно – пусть каждый сам для себя решает. Я для себя решил и даю свободу каждому решить. Может быть, и не умышленно, не знаю. Но факт остается фактом: это была ужасно непрофессиональная команда, которая наделала грубейших ошибок и практически сорвала матч. Это факт абсолютный.

Что касается туалета… Проблема была в чем? Мало того, что они нарушают правила, а когда им это говоришь, их это не волнует. А это очень плохой знак, в принципе. Но самое главное было не в этом. У меня все-таки есть какое-то минимальное понятие о том, как люди себя ведут в подобных ситуациях, и некоторый опыт есть. Я отлично понимал, что Данаилов идет на срыв матча. Уже после второй партии это было ясно, потому что он начинал жаловаться на какие-то безумные вещи: подал жалобу по поводу открытого окна в комнате отдыха – об этом, кстати, никто не знает.

Е: СУРОВ: Это после второй партии?

В.КРАМНИК: Да, где-то после второй или после третьей.

Е: СУРОВ: А откуда он знал, что окно открыто?

В.КРАМНИК: Что-то типа Топалов зашел на следующий день в эту комнату, в которой я должен был быть на предыдущей партии, и было открыто окно. Когда оно вообще могло быть открыто… Может быть, между партиями… Бред какой-то. И он подал жалобу, чуть ли не истерика началась. Понятно, что человек хотел скандала, особенно когда матч не пошел. Я уже знал о ситуации с Баку, я понимал, что они приехали или выигрывать, или срывать. Я их хорошо знаю, и в этом плане у меня не было никаких иллюзий.

И учитывая всю эту ситуацию, проблема была в чем. Если бы они сделали общий туалет за кулисами, я бы, пожалуй, согласился, был бы не против. Потому что нет доступа ни ко мне, ни к игрокам в принципе. Но они сделали так, что чтобы пройти в туалет, надо пройти через людей. И тут ты не можешь спрятаться от любой провокации. Это же элементарно делается – просто подкупил человека, он встал, шепнул: «Конь f5» - и все! Дикий скандал, кто-то сказал на камеру, я уже не отмоюсь. Я не параноик, но отлично понимаю, что они хотели сорвать матч, и это блестящий повод – устроить любую провокацию. Поэтому для меня было очень важно иметь туалет внутри – неважно, в моей комнате, в его комнате, - но там. Чтобы не было доступа ни у кого. Чтобы невозможно было устроить провокацию. Вот это была моя основная причина. Я абсолютно уверен в том, что провокация была бы, если бы матч складывался так и дальше – с моим плюсом. И конечно, все же отлично понимают, что не имеет никакого значения, где будет туалет, если у тебя есть прослушка или что-то еще. Это же абсолютно не защищает. Поэтому это просто абсурд. Поэтому я жестко отбивался – я уже понял, что уже идет игра без правил, и никакой морали там быть не может. Поэтому мне надо просто держаться, чтобы максимально ограждать себя от любой провокации. Плюс к тому, что это – абсолютно мое право, забитое в контракте, в правилах ФИДЕ. И я не понимаю, почему я должен отказываться от своего права?

Я могу такой пример привести. Скажем, ваш босс вам сказал, что с завтрашнего дня вам запрещают ходить в японские рестораны. Может, вы и не хотите, но почему кто-то мне должен говорить, чего я не должен делать? Я имею на это право. Почему мне Данаилов – а тем более, мой соперник – объясняет, что я не должен ходить, что я должен сидеть на сцене, что я не должен гулять. Это что за бред вообще? Это же еще вопрос и психологической войны. Я же все-таки не первый матч играю на первенство мира. Когда ты даешь себя, что называется, «нагнуть» раз, два, - то дальше человек распоясается, и ясно, что дальше у меня отберут комнату. Кстати, вопрос по комнате тоже. Азмайпарашвили там рассказывает, что это неправда. Это правда.

Е: СУРОВ: В смысле – то, что отняли комнату отдыха?

В.КРАМНИК: Нет, то, что они собирались это сделать. Это правда. Это мне сказал Макропулос. На самом деле, был запрос отнять у меня всю комнату и туалет – полностью.

Е: СУРОВ: В смысле, вообще без комнаты отдыха играть?

В.КРАМНИК: Да. Это был запрос Данаилова. Они приняли соломоново решение - просто отнять туалет и оставить комнату. На что тут же – это было, по-моему, еще до пятой партии – Данаилов послал письмо о том, что это их не устраивает, что эту партию они, может быть, еще и  сыграют, но если их требования не удовлетворят, то со следующей партии они прекращают матч. Это то, что мне сказал Макропулос. То есть совершенно очевидно, что со следующей партии у меня не было бы и комнаты отдыха. Потом еще чего-то бы не было. И так далее.

Кстати, я могу сказать еще такую вещь в ответ на то, почему я не очень высокого мнения об этических нормах того же Топалова. Потому что все обвиняют Данаилова, но на пресс-конференции, после того, как матч все-таки возобновился после шестой партии, Топалов сказал: «Да, я погорячился. Нет-нет, я абсолютно не подозреваю Крамника ни в чем, мы продолжаем играть матч, нет никаких проблем». Этим словам есть куча свидетельств документальных. После чего, уже после матча опять пошла эта же волна. Ясно, что человек просто виляет хвостом по ситуации. Ему присудили очко, он был доволен и сразу сказал это. Видимо, это был обмен: скорей всего, они с ФИДЕ договорились, что в обмен на это он притихнет. А потом, когда он проиграл матч… Если бы он выиграл матч, ясно, что он вообще ничего не говорил бы. То есть человек не имеет никаких принципов, а просто говорит то, что ему нужно.

Теперь очень важный момент по поводу матча с Раджабовым в Баку. Во всей этой ситуации это последний важный момент.

Е: СУРОВ: Азмайпарашвили полностью отрицает.

В.КРАМНИК: Нет, ну как – полностью отрицает? Матч-то был уже намечен.

Е: СУРОВ: Может быть, я неправильно выразился. Он не совсем полностью отрицает, он просто говорит о том, что Топалов имел на это законное право. Он был чемпионом мира, соответственно, шахматист с рейтингом 2700 и выше мог его вызвать…

В.КРАМНИК: Это для простачков объяснение. На самом деле ситуация такая. Этого правила вообще никогда не было. С точки зрения ФИДЕ, оно неспортивное и безумное. Это правило было пробито самим Данаиловым и совершенно очевидно всем шахматистам, что специально под этот матч, потому что этот матч уже назревал. Да, в Баку образовались какие-то деньги, какие-то спонсоры, которые хотели, чтобы Теймур сыграл матч. Кстати, прошу не понять меня неправильно – к ним никаких претензий у меня нет. Они ничего ни морально, ни легально не нарушили, они просто хотели сделать матч. А Данаилов хотел окэшить побольше денег за время чемпионства Топалова, поэтому он ввел этот регламент. То есть сам факт того, что ФИДЕ пошла на то, чтобы ввести это правило, говорит о том, что у него были веские аргументы в разговорах с ФИДЕ, которые он выкладывал на стол или под стол, не знаю уж как точнее сказать. Но были веские аргументы, потому что никогда еще ФИДЕ на это не шла, это – единственный раз, когда она пошла на такое совершенно безумное правило.

Это правило было введено, и сразу после этого они начали прямые переговоры. То есть переговоры велись уже давно, я это знаю, но сразу после этого был заключен меморандум.

Е: СУРОВ: Но Азмайпарашвили утверждает, что Топалов отказался от матча с Раджабовым ради того, чтобы сыграть с Крамником.

В.КРАМНИК: Это тоже неправда. Как отказался? Он уже подписал меморандум, он собирался играть, он не отказывался от этого матча.

Е: СУРОВ: Меморандум – это не контракт.

В.КРАМНИК: Окей, не контракт, хотя контракт тоже можно потом разорвать. Но меморандум, туда вписывается, что они достигли соглашения: и Раджабов, и спонсор, и Топалов. Ну, контракт… Например, Ананд и Гельфанд еще не подписали контракт, но ясно, что они будут играть, они уже договорились. Так и тут. Условного контракта не было, потому что Топалов еще не факт что будет чемпионом мира. Но ясно, что все договоренности были. Если люди делают совместную пресс-конференцию, то уже ясно, что это состоится. Поэтому это вопрос минимальной словесной зацепки: контракт – не контракт. Все было договорено, и это все могут подтвердить.

Теперь по поводу отказа, чтобы сыграть матч со мной. То, что он бегал от этого матча, как мог, я уже говорил. И на словах он постоянно говорил, что этот матч не имеет смысла, что его не надо проводить, что Крамник слишком слабый – это его слова, - что «он сейчас седьмой в мире, а я первый, и у нас такая большая разница в рейтинге, что нет смысла играть». Хотя с Раджабовым была разница еще больше, но почему-то там смысл был. Переговоры о том, чтобы наш матч состоялся, вел Реш, он был готов спонсировать совместно с ФИДЕ, и так далее. В итоге Данаилов не согласился. Я подозревал, что Топалов получил под столом деньги, а сейчас еще и Азмайпарашвили проговорился – что он получил под столом еще полмиллиона от ФИДЕ. Я об этом знал, но не говорил, потому что это не было официальной информацией. Но сейчас, раз уж Азмайпарашвили решил не скрывать этого… Но это его, Топалова право. Я получил ровно полмиллиона – те, которые официально задекларированы, - и меня это полностью устраивает. Я просто к тому, что не надо говорить о чем-то таком – у Данаилова с Топаловым вопрос всегда упирается только в деньги.

Там он отказался, потом матч не хотела ФИДЕ долго, никто не хотел – все хотели в Баку сыграть. Но просто сложилась такая ситуация, что у них могли бы быть очень серьезные легальные проблемы. Были подписаны все-таки Пражские соглашения – и кстати, подпись Азмайпарашвили там тоже, по-моему, стоит, но он про это почему-то забывает, - в которых совершенно четко и ясно написано, что я классический чемпион мира по шахматам, и что я должен играть объединительный матч с чемпионом мира ФИДЕ за звание абсолютного чемпиона мира. Это подписано всеми, включая Илюмжинова. И ясно, что я подал бы в суд, если бы этого не произошло. Начались бы судебные разбирательства, которые, скорей всего, плохо закончились бы для ФИДЕ. Поэтому, по сути дела, их заставили этот матч проводить. То есть я их заставил под угрозой подачи в суд иска. А желания играть у них не было никакого.

И последний вопрос – по поводу пресс-конференции в Софии. Тут я могу сказать одно: я не выдумывал эту историю. Если хотят люди, пусть покопаются в архивах – эта история была описана официально, по-моему, Васильевым или кем-то, кто там был. Я вычитал эту историю то ли на сайте, то ли из газеты.

Е: СУРОВ: То есть вы ее прочитали?

В.КРАМНИК: Прочитал. Я сам там не был, но я прочитал.

Е: СУРОВ: То есть надо спрашивать у журналистов?

В.КРАМНИК: Да, надо спрашивать у журналистов. Пожалуйста, покопайтесь в архивах, найдите это и спросите у журналиста. Нет, вопрос был, конечно же, задан не на пресс-конференции, а после нее – лично между журналистом и Азмайпарашвили. Не настолько уж он распоясался, чтобы на пресс-конференции такое говорить. Но этот вопрос был, он был опубликован официально, и я верю публикации. Если публикация лживая, я извиняюсь. Но я не выдумываю. Я помню, что мы даже обсуждали это с какими-то игроками, и игроки возмущались, говорили: «Совсем уже обнаглел!». Мол, и так все понимают, за кого он, но уж так совсем откровенно…

И очень важный момент – по поводу подписи Илюмжинова. Но это абсолютно правдивая история. И то, что говорит Азмайпарашвили – это неправда. Действительно, подпись была подделана, это была не подпись Илюмжинова. То есть это был штамп, но поставленный стопроцентно без его разрешения.

Е: СУРОВ: Почему вы так уверены?

В.КРАМНИК: Ситуация была такая: я пришел на партию без пяти три и сказал, что играть не буду, пока не откроют туалет. Начался шухер. И вот с того времени прошло максимум полчаса. Они отложили партию, не имея на это права. То есть по правилам ФИДЕ – мне потом уже юрист объяснил, - если партия не начинается вовремя, она аннулируется. То есть это было уже грубейшее нарушение правил. Отложить партию могут только по письменному разрешению ФИДЕ, или судья должен был включить часы в три часа, независимо от ситуации. Он не включил – все, партия не состоялась. Соответственно, поражение мне абсолютно незаконно было засчитано. Зураб – он как бы по понятиям все оценивает, а я – по закону. По закону я был абсолютно прав, мне не должны были засчитывать поражение.

Партию отложили на пятнадцать минут по решению арбитра, что нелегитимно.

Е: СУРОВ: На полчаса, насколько я знаю.

В.КРАМНИК: По-моему, сначала на пятнадцать минут, потом еще на пятнадцать.

Е: СУРОВ: Может быть.

В.КРАМНИК: Но это уже не имеет значения. Даже если на минуту – все, партия уже нелегитимная, она считается несыгранной. Итак, дальше ко мне подошел Макропулос с этим факсом, с подписью Илюмжинова. То есть это был факс, который должен был быть отправлен в промежутке от без пяти трех до трех двадцати. По-другому быть не могло, потому что он был по факту, который состоялся в этом промежутке времени. И в нем было написано, что типа партию надо начать – я условно говорю текст, я его прочитал на английском языке, - а в случае если Крамник не согласится ее начинать, продолжит упорствовать и не выйдет на партию, то ему будет засчитано поражение. И подпись: Кирсан Илюмжинов. Вот такой был факс. Он мне его показал и говорит: «Мы связались с Илюмжиновым, он прислал нам такую бумагу, подписал ее». Но дальше происходят совершенно случайные обстоятельства, потому что тут ложь можно вывести на чистую воду. Александр Дмитриевич Жуков уже потом, после матча, когда я ему рассказывал всю эту историю, сказал: «У нас в этот день было типа заседание правительства, - или что там в Сочи? - с Путиным и так далее. Я могу абсолютно достоверно сказать, что мы в это время сидели у Путина в кабинете – и еще там было несколько министров, - и никто не выходил, и телефон, конечно, никто не поднимал. Стопроцентно с ним никто не связывался в это время». Жукову не верить странно – ну, давайте Путина спросим, если что.

Е: СУРОВ: Вот я про это и хотел сказать: придется у Путина спрашивать.

В.КРАМНИК: У меня нет оснований не доверять Жукову, тем более, что я его за язык не тянул, он сам рассказал и добавил: «Я это подтвержу на любом суде, если нужно будет». Так что здесь – один из немногочисленных случаев, когда ложь просто выводится на чистую воду документально.

Е: СУРОВ: То есть вы считаете, что его подпись поставили вот так вот просто, без его ведома?

В.КРАМНИК: Нет, я так не считаю, так и было. А это говорит о том, что, опять же, прямой вины Илюмжинова не было в этой истории. Он, безусловно, не создавал эту ситуацию и не хотел ее создать, в отличие от некоторых других людей. Но его косвенная вина в том, что он абсолютно потерял контроль – по крайней мере, в тот момент – над ФИДЕ, если люди могут его вот так подставить. Я продолжаю настаивать именно на этом слове, хотя Зурабу оно не нравится. Я не знаю, сознательно или несознательно, но подставили. Реально у него были жесточайшие проблемы, просто видно было, что он не знал, что делать в той ситуации. Мне уже потом объясняли, да и тогда было ясно, что на самом деле правы обе стороны. То есть легально ФИДЕ неправа и со мной, и с ним. Если они ему не присудили бы очко, то он бы подал на них в суд с неясными шансами. Если отбирают очко у меня, то я могу подать в суд, тоже, в общем-то, с серьезными шансами.

Е: СУРОВ: Мы помним, что ситуация была тупиковая.

В.КРАМНИК: Да, ситуация тупиковая. На самом деле, мне потом объяснили, что в итоге они выбрали меньшее из зол. Они посчитали, что иск Данаилова будет еще более выигрышным, чем мой. Хотя, скорей всего, и мой был бы выигрышным. Но они вот так решили. Соответственно, Илюмжинова подставили – и очень крупно. Может быть, неосознанно, но это не имеет значения. А его вина в том, что он дал себя подставить, в том, что в принципе его помощники могут делать вот такие заявления, используя его подпись и даже не ставя его в известность. Это, конечно, просто безумие. Это говорит о том, что он, по крайней мере, на тот момент, плохо управлял ситуацией. Я думаю, что сейчас стало лучше, и сейчас такое уже произойти не может, тем более, что был дан такой урок. Но то, что произошло тогда – для меня это было шоком. Я отлично понимал, когда это произошло, что с ним никто не связывался.

Е: СУРОВ: Хорошо, в конце концов, могли связаться с каким-то лицом, которое уполномочено от Илюмжинова…

В.КРАМНИК: Никто не уполномочен от Илюмжинова. Кто может такое решение...

Е: СУРОВ: Его правая рука, допустим.

В.КРАМНИК: Нет, как такое решение может принимать даже правая рука? Решение должен принимать президент. Как может уполномоченный человек принимать такое решение?

Е: СУРОВ: Ну, если человек у Путина – то может.

В.КРАМНИК: Нет-нет. Моя версия такая: до него просто никак не смогли дозвониться и решили это сделать сами, потому что надо как-то выходить из ситуации. Они сами заварили кашу. Азмайпарашвили, блестящий член Апелляционного совета, уехал куда-то – это вообще брутальное нарушение правил, потому что человек обязательно должен быть на месте все время. Человек нарушал все правила – он их не знал просто, поэтому можно его простить. А в итоге – ситуация патовая. Они  не ожидали от меня такой реакции и в итоге все растерялись. Правил, судя по всему, никто не знал, никто ни одного правила никогда не читал, и они натворили дел, вот и все. Мое объяснение всех этих вопросов – вот такое.

И мои аргументы какие? Факты и логика. Если какие-то вещи мной не проверены, я сказал сразу. Например, история с Софией – я об этом говорю, потому что я это видел в кресле. Но какие-то вещи говорил Макропулос вместе с Илюмжиновым. То есть документально не записано, но все документально не запишешь. По крайней мере, это достаточно достоверно, особенно если говорят в присутствии свидетелей. И дальше я из этих фактов делаю логический, с моей точки зрения, вывод. Но я же не настаиваю, что я обязательно прав. Может быть, Зураб хотел сделать, как лучше, а получилось плохо. Но я придерживаюсь другого мнения, вот и все. Я больше на эту тему особо говорить не хочу, только если вдруг какую-то конкретную неправду увижу, я об этом скажу. Но просто так больше обсуждать не хочу, потому что, на мой взгляд, ситуация абсолютно однозначная, и нет никаких иных трактовок.

То есть у меня не было: а) никакой возможности получать подсказки; b) было очевидно по моей игре, что я этого не делал; с) я не нарушал ни одного правила, в отличие от Апелляционного комитета, который нарушил все, что можно. И я не понимаю, в чем моя вина. Ну, а дальше пусть каждый выносит свое мнение.

Е: СУРОВ: Хорошо, у меня к вам последний вопрос. Может быть, даже безотносительно к этому матчу. Допустим, есть туалет, все сигналы глушатся, невозможно передать ни одну подсказку электронными методами. Но есть ведь старый добрый «метод Ботвинника» – шпаргалка в кармане.

В.КРАМНИК: Нас же полностью проверяли.

Е: СУРОВ: А бумажку?

В.КРАМНИК: Ну, во-первых, старый добрый метод и Топалов может использовать. Во-вторых, при проверке я лично просто выворачивал все – и карманы, и все. Понятно, что где-то мог и зашить, но тогда можно подозревать вообще любого игрока. И непонятно тогда, если у тебя шпаргалка, зачем по ходу партии пятьдесят раз заходить в туалет, как они утверждали? Ну, в дебюте ты зайдешь два-три раза, а дальше-то зачем? То есть если просто сесть и вот так вот посмотреть факты, забыв об эмоциях, то логически они совершенно никак не стыкуются. Мое поведение в этом случае совершенно бессмысленное. Не говоря уже о том, что если ты хочешь подсказку – не знаю, никогда этим не занимался, - но уверен, что есть десятки намного более простых и четких методов, чем заходить в туалет, что-то там включать, выключать.

Е: СУРОВ: Каких, например, методов, расскажите.

В.КРАМНИК: Я не знаю. Можно, в конце концов, подговорить кого-то – судью, милиционера какого-нибудь, не знаю. Можно напридумывать все, что угодно. Для того чтобы были какие-то подсказки, это нужно, чтобы было что-то дикое, чтобы все просто знали, чтобы чуть ли не Путин звонил и командовал операцией. Но если уже и так, то тогда наверняка есть более простые методы. И я уж, наверное, не довел бы матч до ничьи. Он же потом продолжал говорить, что я и на тай-брейке пользовался, а это глупость совершеннейшая.

Е: СУРОВ: Даже так было?

В.КРАМНИК: Конечно. Топалов говорил, что я точно тай-брейк играл с компьютером. У него была версия, что я обвешивался какими-то… Говорю же: бред абсолютный! Довел бы я до четвертой партии тай-брейк, да? На самом деле, я предлагаю каждому просто логически подумать, и станет ясно, что это – абсолютный бред.

Я думаю, что все это было связано и с матчем с Теймуром тогда, и с тем, что это - вопрос пиара. То есть Топалов стал национальной звездой, а звезда не может проиграть по игре. Она может проиграть только если ее обманули или он заболел страшно, или что-то не так. Это был пиар для себя, на него потратили колоссальные деньги. Там были люди из спецслужб, из охраны президента, ему личный самолет президент присылал в Элисту и обратно. То есть это был такой проект маленькой, но гордой страны, скажем так. И тут человек проиграл! Как это?! Когда деньги вложены, простого проигрыша не может быть. Поэтому я думаю, что это был такой многоплановый ход: 1) попробовать сорвать матч, 2) психологически воздействовать на меня, 3) сразу начать пиар-атаку, что это все случайно. Если у тебя абсолютно отсутствуют моральные принципы, то ход очень логичный и правильный, в кавычках. Так и надо делать, если ты – Данаилов. Я этого, кстати, ожидал, просто думал, что это будет более тонко и менее брутально.

Е: СУРОВ: До матча ожидали?

В.КРАМНИК: Да, конечно. Я сразу сказал Карстену, чего ожидать, что изучить. То, что будет грязно, у меня не было никаких сомнений. Но что это будет настолько грязно - это я недооценил соперника.

Е: СУРОВ: Большое спасибо. Владимир Крамник.

В.КРАМНИК: Спасибо вам, что выслушали.

0

209

Интервью. Евгений Бареев рассказал о ситуации с российскими детскими шахматами
12.09.2011 г.
Дмитрий Кряквин: Приближаются детские чемпионаты Европы и мира среди юношей и девушек. В прошлом году российская команда выступила неудачно. Как может измениться ситуация в этом году и что ждет российские детские шахматы в году 2012? Как влияет введение грантов, организация гроссмейстерских школ на уровень наших юных шахматистов? На эти и многие другие вопросы  согласился ответить Главный тренер сборных команд Евгений Бареев.

Д.К. Евгений Ильгизович, добрый день! Давайте начнем с вопроса о детских грантах. Кому, как и за что РШФ их дает?
Е.Б. Документ по детским грантам - один из первых документов, который мы разработали в прошлом году. Определяющими для получения гранта признаются результаты в чемпионатах России, первенствах Европы и мира среди юношей и девушек. Получатели гранта подписали контракты с РШФ.  Тем детям, кто систематически хорошо (не побоюсь этих слов) играли в чемпионатах мира и Европы, например, А.Горячкиной, были выделены дополнительные средства (взрослые гранты). Следует заметить, что Александра  сыграла очень много турниров в этом году, и успешно. Приятно, что этот грант  был использован по назначению. Получатели грантов участвуют в сессиях гроссмейстерских школ, имеют возможность оплатить расходы по участию в одном из турниров по выбору.
Д.К. А еще какие-либо результаты будут поощряться РШФ, кроме названных?
Е.Б. Победители детского Кубка России этого года в разных возрастных категориях будут командированы федерацией на школьный чемпионат мира, вторые призеры — на школьный чемпионат Европы следующего года. Школьные первенства мира и Европы федерацией не были охвачены вообще, лишь Александр Николаевич Костьев проводит каждый год, в феврале, отборочные турниры к ним, но там невелико представительство из регионов.
Скоро делегация от РШФ, состоящая из победителей «Белой ладьи», собирается ехать на первенство Европы среди школьников в Турцию (Анталия, 11-19 октября). Это соревнование не пользуется пока большой популярностью, хотя Турция, Азербайджан, Польша регулярно посылают на школьные первенства мира и  Европы своих  сильнейших детей. Мы постараемся это направление также развивать, чтобы наши дети могли бороться за звания.
Команды-победительницы турнира «Белая ладья», по логике, должны ездить на школьные командные первенства мира и Европы. Не всегда пока, к сожалению, находятся желающие проводить эти турниры.
Д.К. Какие задачи ставит руководство РШФ в области детских шахмат на ближайшее время?
Е.Б. Мы реализуем программу развития гроссмейстерских школ в каждом федеральном округе. Пока установлен рабочий контакт примерно с пятью школами в округах – на Дальнем Востоке, в Сибири, на Северо-Западе, на Кавказе, в Приволжье. Идет работа по оптимизации их работы. Мне нравится, что многие сильные гроссмейстеры с интересом сотрудничают с такими школами. В этом году более 10 тренеров уже приняли участие в сессиях гроссмейстерских школ РШФ. На последней трудятся Сакаев, Тивяков, Белов.
Д.К. Евгений Ильгизович, хорошо помню, как вы пришли в ДЮК. Яркий образ, статья в журнале – вы летите с Морозевичем в самолете и обсуждаете будущее детских шахмат. Так как же изменилась ситуация с ними за это время?
Е.Б. В 2005 году, когда я пришел в ДЮК РШФ и представил свою программу, включающую развитие региональных гроссмейстерских школ, систему грантов, интернет-обучение, — средств на нее не нашлось. Поэтому формулировка о «развитии детских шахмат» за последние годы не совсем верна — они не могли развиваться, ведь бюджет выделялся мизерный  и новых направлений не разрабатывалось. Определенно, можно было сделать больше за последние 5 лет. Сейчас мы стартовали.
Д.К. Как вы думаете, отразится ли работа, проведенная за этот год, на результатах в первенствах мира и Европы-2011 или еще рано?
Е.Б. Не обязательно. Не думаю, что можно что-то значительное сделать за год, устойчивые результаты приходят не сразу. Например, к армянским шахматистам стабильные успехи пришли недавно, хотя их программа уже лет семь как работает. Это иллюзия думать, что если единовременно потратить миллион долларов на детские шахматы, то успехи тут же придут.
Д.К. То есть ждем успехов в 2016 году?
Е.Б. Может быть. Я, как обычно, скажу, что будущий результат не дано предсказать, но если не пытаться что-то делать, то тогда точно результата не будет. Как и случилось в прошлом году.
Д.К. Сейчас проблемами детских шахмат занимается Михаил Кобалия. Он ведь сильный шахматист, его рейтинг 2670, не помешают ли его шахматные выступления работе в РШФ?
Е.Б. Я довольно-таки долго совмещал, были даже успешные турниры. Но когда я работал, у меня было гораздо больше времени, чем у него. Сейчас работы по детям несравнимо больше. Перед детским отделом стоят масштабные задачи. Одновременно надо развивать массовость и в то же время приносить медали - показывать результаты на первенствах мира и Европы. И получается двойная нагрузка при недостаточном финансировании со стороны Министерства, поскольку шахматы не олимпийский вид. Надеемся на то, что руководство РШФ, запустив обширную программу развития шахмат, сможет ежегодно находить спонсорские средства. Без финансирования все захлебнется. Воспользуюсь случаем поблагодарить компании, которые помогают нам поддерживать юных шахматистов. Это, прежде всего, компания «Синтез», которая поддерживает не только взрослых, известных шахматистов, но и детей. Это банк «Русский стандарт», помогающий Володе Федосееву. И, конечно, рад сообщить, что в этом году «Газпром» станет не только генеральным спонсором Мемориала Таля, но будет также финансировать большую программу поддержки детей, которые принимают участие в первенствах мира, Европы и в детской Олимпиаде. С их помощью мы проводим сборы перед соревнованиями, а еще они установили довольно высокие стипендии для детей – победителей и призеров международных соревнований. Эти стипендии дети будут получать в течение календарного года после успешного турнира.
Д.К. Раз уж вы затронули бюджетное финансирование... А какая ситуация с Училищем Олимпийского резерва?
Е.Б. Была информация, будто бы отделение шахмат в УОРе закрывается из-за недостатка финансирования, но это не так. Надо сказать, что УОР - структура Москомспорта и, соответственно, все финансирование ведется по линии Москомспорта, у которого, конечно, есть свой лимит. Из тех средств, что приходятся на финансирование УОРа, львиная доля идет  на финансирование олимпийских видов спорта. Тем не менее, шахматистам предоставляется помещение, проживание, питание, оплата тренеров. И, в принципе, такая ситуация была всегда, за исключением того, что раньше денег было больше, и шахматисты могли поехать хоть на какие-то турниры. Сейчас финансирование командирования на турниры сокращено почти до нуля. РШФ обращалась с письмами в Москомспорт и в Минспорт России по вопросу увеличения финансирования -  как этого учебного заведения, так и вообще по увеличению финансирования шахмат. Пока безрезультатно. Бюджет у нас каждый год остается на уровне прошлогоднего, что означает его фактическое уменьшение. Но что есть - то есть, надо принимать ситуацию и продолжать работать в таких условиях. Точно так же преподаватели и учащиеся училища должны эту ситуацию спокойно принять. Потому что все, что в наших силах, мы делаем. В этом году, кстати, осуществляется новый набор в УОР. В Москве существуют некоторые возможности для участия в турнирах, в РГСУ, например, и учащимся училища имеет смысл там играть.
Д.К. Будут ли какие-то изменения в следующем году в системах розыгрыша первенства и Кубка России?
Е.Б. В этом году намечено 30 этапов детского Кубка России, что есть некоторый перебор – календарь перенасыщен. Руководителям детских шахмат федеральных округов предложено выбрать лучшие по организации и условиям для шахматистов.  На мой взгляд, 20 этапов, по 2 на каждый округ, было бы на сегодняшний день оптимально.
По первенству  России 10-18 все как будто бы без изменений. На ближайшем заседании ДЮК будут предложения по расширению числа участников турниров до 20 лет. Формат 6 человек в 2 круга изжил себя. Золотое поколение 1990 года подросло. Пришло время систему модифицировать и играть более широким составом.
Д.К. А какие сроки детской Олимпиады?
Е.Б. Вторая половина октября. Мы неплохо там играем, обычно в тройке, но хотелось бы на этот раз собрать сильнейшую команду и посмотреть, что она из себя представляет. Будут играть Букавшин, Дубов, Федосеев, Терентьев, Елисеев.
Д.К. Какие прогнозы на личные первенства чемпионатов мира и Европы?
Е.Б. Конечно, хотелось бы, чтобы сыграли здорово, и мы могли бы похвастаться результатами хорошей работы. Но я не удивлюсь и не расстроюсь, если мы сыграем не столь удачно. Все же я верю, что мы, скорее, сыграем хорошо. Поедут сильнейшие дети, с ними четыре опытных тренера – Рублевский, Архипов, Кобалия и Яновский, в обязанность которых будет входить подготовка ребят к партиям.  Никто не должен остаться без помощи. То есть все, что федерация может сделать для шахматистов, она делает, а уж играть предстоит им самим. Жалко, конечно, что снова отказался ехать один из наших сильнейших молодых шахматистов Даниил Дубов, он мог побороться за медаль в своей возрастной категории.
Д.К. А как надо играть, чтобы выигрывать? Поделитесь историей из своего детства?
Е.Б. Играл я на чемпионатах мира редко. Сито отбора тогда пройти было нелегко, не было такой градации по возрастам, как сейчас. Были турниры кадетов (до 16 лет) и турниры до 20 лет, составы очень сильные. В 1982 году в отборочном турнире к чемпионату мира до 16 лет мне удалось поделить 1-2-е место с Дреевым, там была формула 8 человек в два круга. Еще играли Минасян, Гельфанд, Шабалов, Савченко, Хенкин – теперь все неплохие гроссмейстеры.  Играли дополнительный матч. Несмотря на юный возраст, к матчу я готовился очень тщательно: изучал партии Дреева, его стиль, искал слабые места и победил. После этого я с легкостью выиграл и чемпионат мира в Южной Америке. Впрочем, любой из участников того отборочного турнира  его бы выиграл.
В 1983-м я играл уже в старшем возрасте до 20 лет. До предпоследнего тура претендовал на тройку, но проиграл победителю Кириллу Георгиеву и поделил 6-10 места. Последний раз играл в Гауздале в 1986 году. Вот сейчас, как вижу Ольгу Гирю, так тут же вспоминаю. В последнем туре белыми с Агдестейном по ходу партии мне достаточно было ничьей. Гранда Зунига, с которым я конкурировал по ходу турнира, очень быстро проиграл партию и на пол-очка вышел вперед Аренсебиа. У меня образовалась лишняя пешка, и в этот момент Анатолий Авраамович Быховский мне просигналил, что ничьей достаточно. Руки и ноги затряслись, и я благополучно эту лучшую позицию проиграл, поделил 3-е место и оказался по дополнительным показателям вне пьедестала. Поэтому я знаю, какое это испытание - чемпионаты мира. Для того чтобы выигрывать швейцарку, нужно обладать опытом, психологической устойчивостью. Когда дети становятся чемпионами, привозят медали, ими просто восхищаешься. Единственный раз, когда я стал чемпионом мира, это был колоссальный стресс, весь там остаешься, но приобретаешь опыт. Стать гроссмейстером может любой при определенной работе, а вот добиться сверхрезультатов способен не каждый. Больших побед не бывает без тяжелых поражений.
Д.К. То есть надо пожелать нашим ребятам, чтобы руки не дрожали?
Е.Б. Почти невозможно. Хорошо бы, чтобы даже с дрожащими руками получалась такая позиция, в которой они перестанут дрожать. Или чтобы просто побеждали и с дрожащими руками.
Редакция сайта РШФ присоединяется к пожеланиям Евгения Бареева и желает участникам международных первенств 2011 года ярких побед и хорошего настроения.

0

210

http://www.russiachess.org/images/stories/2011/pologeniya_rwf/protokol_pravleniye_290911.pdf

0


Вы здесь » У Е-нота: Chess Video, E-rating, F-rating etc ... » Шахматная жизнь. России. Мира. » Российская Шахматная Федерация